tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Спецпроект70 лет Победы

Ильинков
© Алла Березовская

Николай Бессмертный падал в горящем самолете на землю...11 раз. И остался в живых.

В свои 95 с лишним лет он ходит стремительно, как летает, по дороге рассказывая о жизни и войне. Он должен был погибнуть по меньшей мере 11 раз, падая с горящего самолета. Он должен ходить с палочкой — в его позвоночнике с войны осталось 4 осколка размером с горошину. А ему хоть бы хны!

Речь идёт о проживающем в Латвии ветеране Великой Отечественной войны Николае Семеновиче Ильинкове, которого близкие и друзья называют не иначе как «Бессмертный».

Подробности публикует интернет-портал BaltNews.lv в материале Аллы Березовской.

— … Мой собеседник смеется, видя мое удивление. Но потом соглашается, да, видимо, заговоренный он, другого объяснения нет. Мама за него очень сильно молилась, вот и вымолила защиту своему сыночку на небесах. Он родился в 1919 году на Смоленщине в бедной крестьянской семье, а через два года погиб его отец. Мать осталась с двумя малышами на руках… В армию Николай попал по комсомольскому набору еще в 1939-м, хотел пойти в моряки, но ростом не вышел. А вот небо сразу же приняло его в свои объятия. Николай закончил летную школу в Омске и был направлен в авиаполк, который базировался под Ленинградом. Ну а потом была война…

Незадолго до этого он виделся с матерью, и она ему покаялась, ходила, мол, к гадалке и та предсказала, что если ее сын переживет 1945 год, а затем свое собственное 45-летие — то станет бессмертным. Поэтому, сражаясь в небе с немецкими истребителями и уворачиваясь от зенитных снарядов, штурман Ильинков знал: он просто обязан выжить. Чтобы дальше все было как по маслу. А выжить порой было ох как непросто…

Однажды снаряд попал прямо к нему в кабину бомбардировщика и разорвался. С великим трудом дотянули до земли и почти рухнули на «брюхо». Из самолета его вытягивали уже без сознания. Николая в тот раз спас парашют, осколочные ранения оказались хотя и тяжелыми, но не смертельными. В 42-м году комсорга полка Колю Ильинкова наградили боевым орденом Ленина. Награду он получал из рук маршала Мерецкова на Волховском фронте. А вообще фронтов в его боевой биографии было 9. В их числе и 3-й Белорусский.

— В 1943 году наш 124-й полк, полное название — гвардейский Ленинградский Краснознаменный орденов Суворова и Кутузова бомбардировочный авиационный полк, — с гордость произносит Николай Семенович, — базировался под Ельней на аэродроме Ченцово, потом около города Борисова. Мы участвовали в боевых действиях по освобождению Белоруссии — операция «Багратион». В день приходилось по два боевых вылета совершать. Надо было уничтожать вражеские укрепления, чтобы расчистить путь наземным войскам…

…Николай увидел, что мотор их «пешки» (пикирующий бомбардировщик ПЕ-2) загорелся. Пытаясь сбить пламя, они начали маневрировать в небе, но огонь еще больше разгорался. Значит, опять надо прыгать с парашютом. Не впервой это было, но плохо, что внизу-то сплошь немецкие части. А что делать — надо прыгать! Любой летчик знает: главное добраться до матушки-земли. А уж она не подведет. А уж в небе гореть — верная смерть. Экипаж — 3 человека — приземлился в лесу. Вроде все тихо. Но куда двигаться, вот вопрос… И тут вдруг мальчишки какие-то деревенские к ним подбегают, и радостные — наши! — и испуганные, немцы же в любой момент могут здесь объявиться. В деревне многие видели, как самолет в небе загорелся… Пацаны показали им дорогу к речке, чтобы можно было по воде от собак уйти в сторону леса. Летчики так и сделали. Потом еще ночь в лесу прятались, пока, наконец, не вышли на нейтральную территорию. Тут их и подобрали наши солдаты, помогли добраться до авиаполка. Здесь их уже похоронили, как-никак трое суток прошло. А «покойнички», хоть и обгорелые, обросшие, грязные, а все живые — вернулись! Вот уж встреча была радостная!

— Вам, наверное, в виде исключения тут же налили 100 граммов, все- таки столько пришлось пережить?— сочувственно интересуюсь я у бывшего военного летчика.

— Нет, по 100 граммов нам наливали после каждого возвращения из боя, а тут уж нам на радостях выдали аж по 200! — поправил меня ветеран.

Впрочем, это были не первые его похороны. И не последние. Вот что произошло зимой под Сталинградом. Они успешно отбомбились и возвращались на базу в составе эскадрильи из 9 экипажей. И тут вдруг откуда-то выскочил немецкий истребитель и начал палить на всю катушку. И таки попал! Выглянув в окно, Николай увидел, что правый мотор уже дымит, а из бензобака топливо вытекает.

— Коля, я вижу. Готовься, сейчас садиться будем — жестко, — предупредил командир и спикировал на заснеженное чистое поле, недалеко от шоссе. Бомбардировщик плюхнулся на фюзеляж и… не загорелся, что уже было большим чудом. Только клубы снега и дыма взметнулись высоко вверх…

Летчики выбрались, счастливые, что в такой передряге живы остались, давай обниматься, прыгать… А тут вдруг видят со стороны шоссе к ним бегут наши солдаты, что-то кричат, руками машут отчаянно. Сначала ничего не поняли, побежали им навстречу, а те еще громче закричали.

— Мины, мины-ы-ы! Ложитесь, сейчас рванет, мать вашу!…

Оказалось, они приземлились на минное поле. Ребята так и застыли в ужасе, даже ногу переставить уже никто не решался. Но потом приехали саперы из танковой бригады и расчистили проход…

А в авиаполку их тем временем… правильно, похоронили. Ведь сверху ребята с эскадрильи своими глазами видели, когда их самолет рухнул с дымом на землю. А это верная смерть. Но, как оказалось, не для всех. В полку не просто горевали по безвременно погибшим товарищам, но и объявили дополнительный боевой вылет — чтобы отомстить врагу по полной программе! Отомстили, конечно, но тут как раз они и подоспели… В общем, вскоре комсорг полка стал героической личностью. Про него многие так и говорили — заговоренный Коля Ильинков, хоть и комсомолец.

За время Великой Отечественной войны Николай совершил 126 боевых вылетов, участвовал в 58 воздушных боях, сбил 13 истребителей противника, из них — 8 лично на его счету, а 5 — в групповых боях. 4 раз летчик Ильинков выбрасывался с парашютом из горящего самолета, 11 раз падал вместе с самолетом. Имеет 3 ранения, 5 боевых орденов и 22 медали.

Николай Семенович — единственный ветеран войны в Латвии, кто с полковым знаменем своего знаменитого 124-го авиаполка принимал участие в Параде Победы в Москве на Красной площади 24 июня 1945 года, а затем был приглашен на торжественный ужин в большой Кремлевский дворец в честь Дня Победы.

— Ну, вот вы практически перечислили все, чем я особенно горжусь в свои 95 лет, — с улыбкой произносит легендарный летчик. — А третья моя гордость в том, что я и сейчас нахожусь в хорошей физической форме. Отметил и 45-летие, как предсказывали, и 90-летие… Дожил до 70-летия нашей Победы! У меня две замечательные дочки, две внучки, две правнучки и один правнук!

…Вот оно — бессмертие, права оказалась гадалка!

Загрузка...