tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Конференция в Таллине
© T.Petrovskii

О наших с вами деньгах налогоплательщиков

10 декабря 2014 года эстонский Институт прав человека провел в Таллине конференцию «Достоинство в контексте прав человека». Организаторы пригласили в Эстонию известных на международной арене деятелей и экспертов, в том числе и из России.

Я выслушал выступление новоиспечённого министра иностранных дел Эстонии Кейт Пентус-Розиманнус. Также я присутствовал на части панельной дискуссии по положению с правами человека в России.

Во-первых, зачем я вообще пошёл на эту конференцию?! В программе было заявлено достаточно тем, посвящённых правам человека, причём львиная доля из которых была касалась России.
Поскольку у меня русские корни, мой родной язык русский, да и вообще Россия моя историческая родина, то происходящее в этой стране мне интересно, тем более, что я себя отношу к русской культуре.

В своей речи Розиманнус упомянула, что Эстония в этом году будучи членом совета по правам человека ООН, сделала немало в области  прав защиты детей и гендерного равноправия. Однако госпожа министр не удосужилась рассказать конкретно о достижениях в этой области, да и в дальнейшем данная тема вообще на конференции не поднималась.

Смотря список приглашённых лиц от России, я понимал, что имею дело со смелой свободомыслящей частью российского общества. Лично я ничего не имею против подобных встреч, когда действительно в некотором отношении права и свободы упомянутой части российского общества ограничены, но при ряде условий…   Когда я озвучил первую часть предыдущего предложения во время перерыва в беседе с одним старым знакомым, то тот задал риторический вопрос «На наши с тобой деньги эстонских налогоплательщиков?!»

Проводите подобного рода конференции на наши деньги в том случае, если соблюдаются права  коренных русскоговорящих людей, которых здесь было до присоединения в 1940 году к СССР 10% населения, а сейчас около трети. То есть верните гимназии на русском языке, обеспечив подготовку учителей на должном уровне и адаптированными учебными пособиями, чего нет сейчас; учитывайте рекомендации профильных комитетов ООН и Совета Европы по сокращению числа неграждан, коих сейчас 7-8% населения, обеспечьте качественные и эффективные бесплатные курсы эстонского языка для реального повышения конкурентоспособности на рынке труда и борьбы с сегрегацией в эстонском обществе (согласно данным уполномоченной по гендерному равноправию при министерстве социальных дел Эстонии, русская женщина получает в среднем 55% от зарплаты мужчины-эстонца), принимайте меры по сокращению диспропорции русских в местах лишения свободы (по официальным данным министерства доля русскоговорящих сейчас составляет в тюрьмах 60%, когда официально русских всего в Эстонии 25% населения).

Словом ещё раз о наших с вами деньгах налогоплательщиков. Почему, когда русскоговорящих в Эстонии треть населения, то основные законы и правовые акты местных самоуправлений, где большинство составляют русские, не переводятся на русский язык?! То же самое касается и налоговых деклараций. То же самое касается и налоговых деклараций. Отсутствие внятной правовой грамотности является также косвенной причиной того, что в 2009 году по данным департамента статистики, среди безработных в северной Эстонии 70% были русские.

Причисляя себя к тем, кто относится к некоторым процессам в Эстонии критично, я ожидал обмена опытом с российскими коллегами. В результате я составил набросок тех черт, без которых не может на мой взгляд обойтись уважающий себя и других человек с активной гражданской позицией: свобода выбора, взвешенность, объективность, аргументированность своей позиции, вежливость, здравый смысл, умение понять позицию собеседника и признать сильные стороны во мнении оппонента.

Мне показалось, что больше всем этим критериям соответствовала из участников панельной дискуссии ведущая телеканала «Дождь» Мария Макеева: очень интеллигентная, но в то же время деловая женщина с острым языком и доброй улыбкой, блестящий журналист.

Мария Макеева признала, что её знания об Эстонии очень поверхностны, но вместе с тем в её багаже имелся необходимый минимум фактов о Русском вопросе в Эстонии, что позволяло ей блистательно отвечать и давать реплики во время дискуссии и после на эту тему.

Взять хотя бы ответ Марии Макеевой по вопросу, связанному с идеей запустить русский госканал в Эстонии. Я полностью разделяю её мнение, что его нужно было запускать в начале 1990-х годов, когда вместо этого на короткое время в 1993-м году в Эстонии просто взяли и отключили все российские каналы, взамен ничего не предложив — Эстония сама виновата, что не утолила в должной мере информационный голод своих же соотечественников.

Увы, но в течение 25 лет шанс русского канала, как интеграционное звено был, как выразилась Мария, упущен. Возникает риторический вопрос: зачем вообще тогда готовить русских журналистов в двух ведущих вузах страны, когда по статистике 90% из них работает потом не по специальности.

Загрузка...