tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

«Государствообразующие» памятники Эстонии: слишком много «альтернативы» и слишком мало «творчества»

Я всегда говорил, что доралиссцы — довольно странные создания. Только они могли обозвать нечто, больше похожее на фаллос какого-то древнего языческого божка Конем Теней. Если это Конь, то я император Заозерной империи.
(Алексей Пехов «Хроники Сиалы»)

Общеизвестно, что Эстонии не везет с памятниками. С чем это связано – никто не знает. Возможно, это проклятие каких-либо древних хтонических сущностей. Возможно, возмездие за отношение к чужой памяти и чужим памятникам. Возможно, и то, и другое и что-то еще, современным исследователям не подвластное. Тем не менее, факт остается фактом: как только начинает речь идти о каком-либо новом памятнике, который должен символизировать что-то очень существенное – жди чего-то очень смешного.

Притчей во языцах стал «крест на свободе», за который заплатили какие-то совершенно неадекватные деньги, который трескался, наклонялся, подсветка которого не горела, облицовочные паннели которого падали, который сам, по слухам, чуть  не треснул. Который совершенно не вписывался в пейзаж старого города, уродуя его исторический облик.

Читатели постарше прекрасно помнят дискуссии вокруг отеля «Виру», который тоже был неоднозначно принят тогда еще советскими архитекторами, но, Ктулху милосердный, после стеклянного креста, какую бы смысловую нагрузку он не нес, советский дизайн отеля «Виру» кажется едва ли «пропитанным духом эпохи».

Среди аргументов против «Бронзового солдата» часто называлось его «несоответствие архитектурному облику», но, надо отметить, эстонские культурологи и архитекторы, безотносительно их политических взглядов, всегда считали, что «Алеша» прекрасно дополнял композицию Тынисмяги, чего, увы, даже спустя довольно продолжительное время, нельзя сказать о «кресте стеклянном» (так как статью могут читать впечатлительные барышни, беременные подростки, готовящиеся самостоятельно сделать аборт по новому законодательству и политически ангажированные блондинки, воздержусь от более ярких аллегорий). Просто покажу картинку недавно открытого «памятника белке» (не белой горячке в данном случае, хотя так хотя бы смысл был) и аллегории напросятся сами собой.

Стремление эстонских скульпторов к запредельно идиотичным скульптурам, до поры до времени хоть как-то сдерживаемое репрессивной машиной Советского Союза за 25 лет стало национальной идеей. Поэтому возобновление дискуссии о «памятнике жертвам коммунизма» на самом деле не может не радовать. Ибо это означает, что, возможно, общественность в скором времени ожидает еще один пример «творчества душевнобольных». Автор не преувеличивает и не шутит, среди проектов можно встретить такое, что даже поклоннику фильмов ужасов со стажем покажется, мягко говоря, странным.

Впрочем, о чем вообще речь, если даже из банальной памятной доски Ельцину сумели сделать «шкатулку Лемаршана»? Это уже не случайность, это закономерность. Все, абсолютно все тенденциозные памятники новой Эстонской Республики бездарны. Они бездарны даже в большей степени, чем типовые памятники Ленину, которые хотя бы просто произведения ремесленников без претензии на творчество.

При этом, нельзя сказать, что в Эстонии  нет «забавных и милых» памятников, можно вспомнить «тартуского ежа» из металлолома, да и много чего еще в первую очередь доброго и душевного. Но как только речь заходит о чем-то монументальном – жди очередного позорища. Ну сколько можно-то?

Загрузка...

Сюжеты