tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Урок
© err.ee

Новые Эйнштейны, Пушкины, Менделеевы — жертвы экспериментов над русской школой Эстонии

Когда я учился в университете, то во время одной из лекций профессор попросил нас рассказать про самые несправедливые моменты, которые мы пережили, учась в школе. Так как в аудитории были студенты из более чем 20 стран, дискуссия получилась оживлённая и интересная.

Моя история была про систему оценивания, которая существовала в Эстонии до того, как была введена система e-kool. А именно про те толстые журналы, где учителя отмечали пропуски и ставили оценки за знания учеников. Проблема была в том, что каждый учитель мог полистать журнал и посмотреть успеваемость любого ученика и «подогнать» оценку под ту, которую ученику ставят другие учителя.

Я не помню, чтобы троечник по математике вдруг стал получать пятёрки по химии. Так и получалось, что ты становился троечником практически по всем предметам. По какой-то причине учителя в то время не могли себе представить, что если тебе не даётся один предмет, ты всё еще можешь преуспеть в другом.

Когда я закончил свою историю, то профессор (американец по национальности) был возмущён. Его первые слова были: «Вы представляете, сколько Эйнштейнов, Пушкиных и Менделеевых было загублено этой системой оценки знаний?» Видимо потому, что история была рассказана русскоязычным студентом из Эстонии, профессор назвал, среди прочего, именно русского учёного и писателя. Аудитория была уверена в том, что много талантливых людей были потеряны из-за данной системы.

Сегодняшняя гибридная система образования в русскоязычных школах Эстонии также далека от идеальной. Читая ещё раз «доходчивое» мнение министра образования про русские школы, которым он поделился с газетой Postimees, я невольно задаюсь вопросом: А cколько Эйнштейнов, Пушкиных и Менделеевых были загублены в ходе экспериментов над русской школой Эстонии?

Со слов министра, данные исследований показывают, что за последние 3 года знание эстонского у русскоязычных учеников не улучшилось, несмотря на то, что 60 процентов предметов преподавалось на эстонском языке. На что хочется спросить: А что тогда случилось с успеваемостью учеников по другим предметам? Как насчёт оценок по математике, географии, истории или по английскому языку? Упала ли успеваемость по этим предметам как результат их перевода на эстонский язык?

Парадокс заключается в том, что в данный момент цель преподавания географии, истории, химии или другого предмета на эстонском языке — это не дать ребёнку знания по данному предмету, а пополнить словарный запас эстонскими терминами по данному предмету.

Да, у русскоязычных выпускников проблемы с трудоустройством, но это, скорее всего, не потому, что они не смогли выучить эстонский язык на нужную категорию (E1 — именно та категория, которую требуют абсолютное большинство работодателей). Скорее всего, проблема в том, что система образования Эстонии не дала выпускникам нужных знаний и навыков, которые востребованы на рынке труда. Немаловажную роль играет и то, что у русскоязычных жителей в Эстонии «неправильные» фамилии. То, что CV с русскоязычными фамилиями получают значительно меньше приглашений на собеседования — это подтверждённый факт.

Со слов министра образования, эксперимент на гимназистах не получился. Теперь он хочет попробовать на основной школе. На что хочется спросить: Господин министр, вы задавали себе вопрос, сколько талантов среди русскоязычных учеников было загублено в ходе ваших экспериментов над русской школой Эстонии?

Загрузка...