tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Тоомпеа

Эллочка Людоедка как прообраз современной эстонской политики

Нет, это совершенно невыносимо.
Твои доводы не могут меня удержать
от того шага, который я вынужден сделать.

(«доведенный до ручки» Эрнест Павлович, муж Эллы Щукиной)

Эстонский президент Тоомас Хендрик – «его опять не так поняли» – Ильвес, безусловно, «сделал» эту неделю. Даже ежегодный отчет Полиции Безопасности Эстонии (КаПо) не смог затмить феерию. При его непосредственном участии родился новый локальный мем: «четырехчасовая армия». Оказывается, у наших вооруженных «джавелинами», усиленных Кайтселиитом, Кайтсевяги (Силы обороны — прим.авт.) есть только 4 часа на отражение русской агрессии, а потом «все будет кончено». Поэтому надо срочно разместить не то только в Эстонии, не то все-таки в Прибалтике целую бригаду ВС США (ну, видимо, США, так как никто другой из союзников по НАТО лишней полноценной бригады просто-напросто не имеет, даже британцы).

После этого «болото забулькало». Высказались все: от министра обороны до советника по психологической защите. Ильвес аж еще раз высказался и, как это у него обычно бывает, «запутался в показаниях» окончательно.

Сообщение о том, что МВД, в связи с размещением американской роты в Тапа нужно дополнительно 3 000 000 евро, вызвало уже гомерический хохот.

Во-первых, непонятно: МВД будет защищать американскую роту от жителей Тапа или, наоборот, жителей Тапа надо защищать от американской роты? Во-вторых, с такими расценками на защиту защитников, у нас даже теоретически бюджета не хватит на бригаду.

Что делать, куда прятаться? Генштаб молчит как рыба об лед. Скорее всего потому, что он, Генштаб этот, даже не придумал как провести мобилизацию в случае неожиданного нападения РФ. Понятно, что такая возможность находится в пределах статпогрешности, но план-то у Генштаба должен быть? Ну хоть какой-то? Наверное.

Хотя, возможно, Генштабу просто некогда, он учения «Ёж» готовит. Потом, после «Ежа», героически сфотографировавшись в камуфляже и разнообразными военными прибамбасами, ответственные лица отчитаются о том, что «не боимся мы России».

Вообще, эстонские политики все больше напоминают эдаких модников: они делают только то, что модно, носят только то, что модно, разговаривают только о том, что модно, думают только так, как они думают что модно. Психология потребителя на новом уровне.

В 2015 году в моде камуфляжная расцветка и бронированные автомобили. Ура, все побежали покупать себе камуфляж и клянчить танки.

Модно бороться с мусульманским терроризмом: в отчете КаПо, помимо традиционных «комплиментов» в адрес «антиэстонских» порталов, появилось несколько абзацев про эстонских мусульман.

Кроме того, модно заниматься контрпропагандой. Как заниматься – непонятно, но надо. Значит будем заниматься. Пусть заниматься непонятно чем, но назовем это контрпропагандой.

Сейчас в нашем классе принято не любить мальчика Вову и шушукаться по поводу того, насколько бедно одеты одноклассники. Девочка по имени Эстония не хочет отставать, поэтому также шушукается и не любит. И даже дергает за косички свою вроде как подружку Грецию.

В литературе такой типаж встречается у 11-12 летних девочек из детских книжек, которые, как правило, потом исправляются, и у эллочек-людоедок. С Эллочкой Эстонию роднит не только заочное соревнование с Вандербильдихой, ограниченный словарный запас, но и стремление выжать из мужа (в данном случае народа – ведь кормит государство именно он) последние соки. Шантаж, постоянные истерики, жизнь не по средствам, покупка «мексиканских тушканов»… Все один в один.

Хочется верить, что это все-таки «подростковое», как у 12-летней девочки, а не хроническое, как у Эллочки.

Загрузка...