tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

КаПо
© err.ee

К вопросу об «антигосударственной публицистике» в Эстонии

Писавшие свой отчет сотрудники КаПо, кстати, лентяи – могли бы и пояснить на примерах, а то обо всем приходится догадываться.

Из года в год на день своего рождения Полиция безопасности Эстонии (КаПо) презентует ежегодник ведомства, в котором публикует имена людей, названия СМИ и организаций, занимающихся «антигосударственной» деятельностью.

Что такое антигосударственная деятельность по-эстонски, когда речь идёт о журналистике и публицистике? Чем я, к примеру, занимаюсь, когда пишу свои статьи и размещаю их на интернет-ресурсах?  Решив ответить на эти вопросы, пришлось столкнулся с определёнными трудностями: я понятия не имею какая публицистика считается «антигосударственной», а какая нет.

Писавшие свой отчет сотрудники КаПо, кстати, лентяи – могли бы и пояснить на примерах, а то обо всем приходится догадываться. Смутно подозреваю, что для живущих по принципу, приписываемому Людовику Четырнадцатому – «государство – это я» – любая критика  «венценосных» особ является антигосударственной. Особенно если критикуются не цены на кефир в Курессааре, которые, к слову, волнуют подавляющее большинство населения гораздо больше, чем что-либо еще, а дела, так сказать, международные. Особенно если это как-то касается «атлантической и европейской солидарности».

Правильно, – скажет куратор из КаПо. – Нечего тут «дезинформацию» относительно восточного информационного фронта разводить. Не то время сейчас, когда можно личный интерес ставить выше общественного. Кремлевская пропаганда лютует. Но ничего. Америка с нами, Германия с нами, с нами критик Троицкий и эколог Чирикова на русскоязычном телеканале! Только так победим!

Ладно, так и быть, могу предположить, что, мягко выражаясь, тенденциозная и ангажированная подача фактов о ситуации на восточном информационном фронте обусловлена каким-то специфическим виденьем ситуации. Пусть так, другой действительности у нас все-равно сейчас нет, будем исходить из позиций «государственная точка зрения» и «антигосударственная точка зрения». Эдакий общественно-политический дуализм. 


Вопрос только один: почему эстонские чиновники умудряются демонстрировать, мягко говоря, странную компетентность по другим вопросам, вообще никак с восточным информационным фронтом не связанным?

В Средиземном море затонуло очередное судно с африканскими (ливийскими) беженцами. Не будем разбираться в том, почему они раньше летали в Европу из международного аэропорта Триполи, а сейчас набиваются, как кильки в банки, в лоханки, которые не тонут только потому, что чайками загажены. Ответ столь же очевиден, сколь и неприятен сторонникам «европейской и атлантической солидарности».

Но почему евродепутат от Эстонии Урмас Паэт так плохо учил в школе географию и вообще не знаком с основами логики? Не так давно он предложил усилить внешнюю границу с ЕС и зачем-то увеличить интенсивность военно-морских операций в Средиземном и Эгейском морях.

Как это позволит избежать несчастных случаев? Военно-морское присутствие у Африканского рога может оспариваться с точки зрения целесообразности, но как минимум логически непротиворечиво. Есть пираты, которые хотят захватывать гражданские суда. Есть гражданские суда, владельцы и, главное, экипажи которых, не горят желанием, чтобы эти самые суда попадали в руки пиратам. Как следствие, вторые рассчитывают на помощь и, если эта помощь находится рядом, пиратам приходится «сворачивать ласты».

А есть Открытое море Средиземноморского бассейна, судоходство в котором регламентируется IMO.  Дело даже не в экономическом значении «средиземки» и не в интенсивности судоходства в регионе. И не в том, что Средиземное море – это не колодец во дворе Паета и распоряжаться там ни он, ни даже ЕС и, представьте себе, НАТО, не может. Не может как на основании международных конвенций, так и просто потому, что «пупок развяжется». Нелегальные эмигранты, они ведь не тонуть в Средиземное море отправляются. А совсем наоборот. Поэтому и они, и владельцы судов, нарушающие кучу международных законов, сигнализировать «военно-морским пограничникам ЕС» будут только тогда, когда «уже ясно, что либо так, либо смерть», не раньше.

В принципе, все это должно быть понятно даже школьнику, который не нюхал клей, а ходил на уроки обществоведения, географии и истории. В принципе, даже если не ходить на эти уроки, к приблизительно таким же выводам можно прийти самостоятельно. Но Паэт вот почему-то не пришел. Хотя речь идет совсем не о «восточном информационном фронте». Быть может, все-таки, дело в Паэте?

Загрузка...