tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Битва за Севастополь

О «Битве за Севастополь»: все постарались на славу

«Битва за Севастополь/Несгибаемая» (2015 г.) Режиссёр Сергей Мокрицкий, в ролях: Юлия Пересильд, Евгений Цыганов, Олег Васильков, Никита Тарасов, Джоан Блэкем, Полина Пахомова и др.

Так уж повелось в последнее время: стоит выйти на экраны очередной кинокартине о Великой Отечественной войне, как сонм критиков — от профессиональных журналистов до «диванных» экспертов-всезнаек, по большей части брезгливо морщась, начинают дотошно разбирать его на составляющие. Как правило ругают за: излишний патриотизм или же наоборот (что гораздо реже) за нехватку оного, за обилие крови и кишок или наоборот («Сталинград» Фёдора Бондарчука поругивали, например, за «гламурность» — уж не знаю, где они её там отыскали), за советскость и антисоветизм, за лычку не из того года…


К числу неудач некоторые критики относят и новый фильм Сергея Мокрицкого, повествующий о судьбе легендарной снайперши Людмилы Павличенко, отправившей на тот свет 309 фашистов (36 из них — вражеские снайперы), комиссованной в 1942 году (четыре ранения и тяжёлая контузия) и направленной в составе советской делегации в США — агитировать за открытие Второго Фронта.

В Америке эта храбрая женщина, награждённая американскими журналюгами броским прозвищем «Леди Смерть», снискала широкую популярность: фолк-певец Вуди Гатри впоследствии посвятил ей песню «Мисс Павличенко», Чарли Чаплин, встав на колени, целовал ей руки, Элеанор Рузвельт души в ней не чаяла, а эти, ставшие легендарными, брошенные в аудиторию слова: «Мне двадцать пять лет. Я убила 309 фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго отсиживаетесь за моей спиной?» — выражаясь современным сленгом, просто «порвали» публику.

Но вернёмся к фильму. В первую очередь под огонь критики попадают два главных минуса, не имеющих, впрочем, никакого отношения к художественной ценности картины. Этот российско-украинский проект имеет два названия: на Украине фильм известен как «Непокорённая», российские же прокатчики, очевидно, из соображений конъюнктуры, назвали картину «Битва за Севастополь», хотя оборона Севастополя занимает в фильме незначительную часть хронометража. Так что те, кто надеялся увидеть масштабное эпическое полотно в духе легендарной эпопеи «Освобождение», был обманут в своих ожиданиях. Второй спорный момент: слишком уж вольно обошлись с биографией главной героини. Например, то, что Павличенко (урождённая Белова) ещё в 1932 году успела выйти замуж, родить сына и развестись, из киношной биографии было «вычищено». Нам показали своего рода «альтернативную» историю жизни легендарной снайперши, более прямолинейную что ли.

И тем не менее, Сергей Мокрицкий снял крепкую военную драму, возможно, одну из лучших современных кинокартин на данную тему. Есть «В битве за Севастополь» и динамичные, напряжённые боевые сцены и убедительная актёрская игра, много сильных драматичных моментов, от которых ком к горлу подкатывает. Большая удача для картины — Юлия Пересильд в главной роли: удивительно глубокое погружение в образ, актриса буквально проживает на экране жизнь Павличенко, пропуская через себя всю эту нескончаемую физическую и душевную боль. Мы видим, как каждодневная изматывающая военная страда, постоянная тень смерти над головой, как все эти ужасы, и калечат Людмилу и в тоже время выковывают из вчерашней хрупкой студентки сурового воина — но каких же это сил и жертв стоит! Павличенко и восхищаешься и жалеешь её до слёз.

Стоит справедливости ради заметить, что на фоне яркой игры Юлии Пересильд, отнюдь не блекнет вполне достойная работа остальных актёров, даже тех, кто занят в эпизодических ролях, — все постарались на славу.

И опять вернёмся к критике. Довелось прочитать такое суждение: эпизод, где маленькая девочка на новогоднем вечере с воодушевлением, переходящим в настоящую злость, декламирует бойцам стихотворение Симонова «Убей его!» — притянутая за уши сцена. Мол, не может ребёнок так «кровожадно» себя вести. Очевидно, данный критик не в состоянии понять общего эмоционального настроя советских людей, того, что творилось в их душах в первые, самые тяжёлые и страшные годы войны: ужас и гнев от творимой жестокой несправедливости.

Из воспоминаний Павличенко: «Когда я проходила по улицам Севастополя, меня часто останавливали ребятишки и спрашивали: «Сколько вчера убила?» Я обстоятельно докладывала им. Однажды мне пришлось честно сказать, что я уже несколько дней не стреляла по врагам. «Плохо!» — в один голос сказали ребятишки. А один, самый маленький, сурово добавил: «Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день». Он верно сказал, этот маленький севастополец. С того часа, как фашистские разбойники ворвались в нашу страну, каждый прожитый мною день был наполнен одной мыслью — разить врага».

Другому «критику» не понравилось, как Людмила безэмоционально, не рефлексируя, отстреливает фашистов «как в компьютерной игре». Даже не пожалела немецких солдат, мирно справлявших Рождество. В ответ на эту глупость, я бы посоветовала почитать воспоминания Павличенко о тех кошмарных зверствах, что ей довелось увидеть на освобождённых от врага территориях. Что она после этого должна была испытывать по отношению к наглым бездушным захватчикам-изуверам?

И в заключение. Лично меня лакуны и неточности в биографии киношной Людмилы Павличенко побудили обратиться к реальной биографии легендарной женщины-снайпера, к очеркам и статьям военного времени о ней, к её воспоминаниям. Надеюсь, у тех, кто посмотрел «Битву за Севастополь», возникнет аналогичное желание. Поверьте, оно того стоит: подлинная судьба Людмилы Павличенко ещё более удивительна!

Кстати, Юлии Пересильд тоже не нравится название фильма. По её словам, «Битва за Севастополь» было просто рабочим названием картины. Она же назвала бы его просто «Люда». Хотя, понятное дело, таким названием в кинотеатры людей не завлечёшь.

Загрузка...