tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Марина Теэ
© ФБ

Энтузиаст русской культуры в Эстонии: детей беженцев придется учить и воспитывать

Бояться вообще ничего не надо. Надо предотвратить возможное распространение наркотиков и насилия.

Член правления НКО «Эстонская палата русской культуры» Марина Теэ в четверг побывала в Кохтла-Ярве, где вручила дипломы лауреатов Международного конкурса детского рисунка «Краски Земли» сразу семнадцати мальчикам и девочкам разной национальности.

- Марина, эти дети, ставшие победителями Международного конкурса, учатся в школах и гимназиях Кохтла-Ярве. Не исключено, что в будущем году у них появятся новые одноклассники с не совсем привычным цветом кожи и менталитетом. Я имею в виду детей беженцев, которых намерен прислать в Эстонию Евросоюз. И как мы готовы к такой, если верить политику Кристине Оюланд, «опасности для белой расы»? 

— Да, беженцы приедут с детьми, которых надо будет учить. Значит, придется для них адаптировать образование и воспитание, помочь им овладеть знаниями и навыками чужой ментальности. Тогда нам ничего не грозит, кроме обогащения культур. Если мы и дальше будем продолжать эти идиотские выпады друг против друга, то мы заранее создадим ситуацию, при которой люди придут, и будут держать оборону, которая перейдет в нападение. 

- Неужели можно надеяться на то, что детям беженцев здесь смогут что-то дать в плане культуры и образования, когда даже с образованием русских детей на родном языке в Эстонии не просто проблемы, а очень большие проблемы?

— Сделаем экскурс в историю советского общества, в котором мы выросли. Когда так называемые «25-тысячники» отправились в деревню, страна получила большой потенциал. Когда в мединституты брали без экзаменов, и когда началась Вторая Мировая война, благодаря количеству выученных медиков, огромное количество раненных солдат вернулись на фронт и принесли миру Победу. И если сегодня Эстония будет думать не о «спасении белой расы», а о том, как в предлагаемых обстоятельствах не себя защищать, а себя создавать, то мы можем справиться и с проблемами, которые возникнут после приема беженцев. Любого человека можно подтянуть.

- Марина, согласитесь, что «фирменный метод» эстонского просвещения – зомбирование населения. Вот, послушайте. Неделю назад я встретился с уже немолодым эстонским человеком, который пребывал в состоянии натуральной паники. Мол, приедут сейчас африканцы, многие из которых знают русский язык, и сразу резко прибавится число носителей русского языка, на котором они будут говорить, и нашему государственному языку будет угрожать еще большая опасность! Кому – что, а этому – баня. И ведь грех смеяться над старым человеком. Так, что: и африканцев начнут тут зомбировать, вырабатывая у них негативное отношение ко всему русскому? Ужас, но сегодня в Эстонии степень лояльности к государству измеряется степенью ненависти к России. Что скажете? 

— Будем опять вспоминать историю: Смутное время, когда отцы и мужья продавали своих дочерей и жен, и мир катился под откос. Не только Минин и Пожарский, но общество созрело до того, что спаслось в, казалось бы, безысходной ситуации. Мне кажется, что если воспринимать то, что происходит, как навязанную со стороны безысходность, то уровень воспитания, образования мы можем подтянуть. Но все эти годы политика нашего государства строилась на том, чтобы нам, русским, живущим в Эстонии, объяснить, что мы – национальное меньшинство.  Не национальная этническая группа, а, именно, меньшинство. И нас все время противопоставляли украинской, шведской, финской и другим национальным общинам. Сегодня противопоставлять бесполезно, сегодня можно говорить только о сотрудничестве и взаимообогащении культур. А насчет логики, согласно которой, если ты лояльно относишься к России, значит, ты нелоялен к Эстонии, могу сказать: это пример той самой «женской логики», согласно которой, «чем хуже, тем лучше».

- Марина, вы недавно встречались с известным российским кинорежиссером Александром Сокуровым. О чем говорили? 

—  По просьбе моих коллег я ему задала вопрос про войну. Про то, что он думает относительно возможности новой войны. Александр Николаевич буквально взорвался: «Вы, что, совсем с головой не дружите? Какая война в рациональном обществе? Бизнес – да. О войне говорят придурки». Он, гражданин России, сказал: «Мы своих придурков знаем. Ищите своих»! 

- А в Эстонии есть интеллигенция, способная противостоять зомбированию? Почему простой «колхозник», разводящий козочек, Мартин Репинский должен объяснять на юге Эстонии, что они там зря паникуют, что Россия не собирается захватывать Ида-Вирумаа? Почему это не делает интеллигенция, в том числе, и творческая русская интеллигенция? 

— Давайте, я с вами поделюсь вот чем. Я на 9 мая поехала в Москву, чтобы пройти с «Бессмертным полком». Я изготовила портрет Оливера Августовича Теэ – своего свекра, решив: пусть эстонец пройдет по Красной площади. И, вы знаете, до такой степени замучили негативной и агрессивной информацией накануне 70-летия Победы, что я на секунду испугалась, когда подняла портрет: а не оскорбит ли кто-то взглядом или словом моего эстонца? Нет, никого не волновало – эстонец твой родственник или человек иной национальности.

- Вернемся к мигрантам. Чего мы должны бояться? 

— Бояться вообще ничего не надо. Надо предотвратить возможное распространение наркотиков и насилия. Во все положительное – культуру, образование, спорт мы можем вовлекать их сами.

Загрузка...