tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Исторически из Европы ближе до Цейлона, чем до Таллина

Как бы ни надували щеки представители «белой расы», что бы ни заявляли политики, факт остается фактом – в сознании европейца Эстония лишь малюсенький осколок Российской Империи.

Пока представители Эстонии продолжают едва ли не с пеной у рта доказывать Еврокомиссии сколько именно беженцев сможет захотеть принять страна, хочется немножко отвлечься и посмотреть кино. Обладатель «Золотой пальмовой ветви» Канн-2015 подойдет идеально.

Несмотря на то, что Жак Одиар, возможно, не самый известный представитель французской киноиндустрии на постсоветском пространстве, как минимум один фильм, снятый по его сценарию, 95% населения Эстонии «угадает с трех нот». Еще бы, главная музыкальная композиция к фильму «Профессионал», написанная итальянцем Морриконе, является едва ли не самой известной мелодией французского кино в принципе.

Фильм «Дипан», несмотря на жанровые различия, перекликается с картиной о приключениях Жосслена Бомона. Главный герой «Профессионала» — преданный и забытый сотрудник французских спецслужб, чьей работой долгое время была «защита национальных интересов в любой точке мира». Главный герой «Дипана» — человек, от которого главный герой «Профессионала» защищал национальные интересы Франции. И пусть персонаж Джесутасана Антонитасана – тамильский тигр, а не алжирский повстанец или участник одной из индокитайских войн. Боевик-сепаратист вполне мог «оттяпать» голову герою Бельмондо во время его очередного задания. Сложись все иначе, они даже могли бы встретиться на французских улочках, куда, устав от крови и войн, потерявший семью главный герой «Дипана» переезжает в надежде обрести новый дом. И помочь его обрести еще двум людям – женщине и маленькой девочке. Понятное дело, что в картине все складывается по-другому.  Что наталкивает на несколько неожиданные аналогии.

В частности, становится понятно, почему Эстония никогда не сможет найти общий язык с Францией, Италией, Великобританией по вопросу беженцев из Северной Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Эстония для них – чужая. На Тоомпеа могут хоть каждый день начинать с аутотренинга «мы Европа, Европа – это мы», но факт остается фактом – исторически Франция гораздо ближе жителям Алжира, а не Эстонии.

Индийская культура в Великобритании более своя, чем эстонская. Они веками вместе жили, жили по-разному: сначала вторые угнетали первых, потом первые «резали вторых», но культурное наследие любой из бывших колониальных империй заметно в любой из бывших колоний. Эстония же, исторически являющаяся «яблоком раздора», все-таки является, скорее, «российским Алжиром», ну, если угодно, «шведским, датским, немецким Алжиром». Хотя, скорее, все-таки российским, так как найти датчанина, шведа или немца, ностальгирующего по общности с Эстонией проблематично. В отличие от россиянина.

И, как бы ни надували щеки представители «белой расы», что бы ни заявляли политики, факт остается фактом – в сознании европейца Эстония лишь малюсенький осколок Российской Империи. Перед Эстонией у него нет обязательств. А вот перед жителями бывших колоний есть. И он с удовольствием вспомнит все обязательства Эстонии перед ним (а они-то как раз есть), чтобы выполнить свои.

Загрузка...

Сюжеты