tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Евросоюз

Исторически из Европы ближе до Цейлона, чем до Таллина

Как бы ни надували щеки представители «белой расы», что бы ни заявляли политики, факт остается фактом – в сознании европейца Эстония лишь малюсенький осколок Российской Империи.

Пока представители Эстонии продолжают едва ли не с пеной у рта доказывать Еврокомиссии сколько именно беженцев сможет захотеть принять страна, хочется немножко отвлечься и посмотреть кино. Обладатель «Золотой пальмовой ветви» Канн-2015 подойдет идеально.

Несмотря на то, что Жак Одиар, возможно, не самый известный представитель французской киноиндустрии на постсоветском пространстве, как минимум один фильм, снятый по его сценарию, 95% населения Эстонии «угадает с трех нот». Еще бы, главная музыкальная композиция к фильму «Профессионал», написанная итальянцем Морриконе, является едва ли не самой известной мелодией французского кино в принципе.

Фильм «Дипан», несмотря на жанровые различия, перекликается с картиной о приключениях Жосслена Бомона. Главный герой «Профессионала» — преданный и забытый сотрудник французских спецслужб, чьей работой долгое время была «защита национальных интересов в любой точке мира». Главный герой «Дипана» — человек, от которого главный герой «Профессионала» защищал национальные интересы Франции. И пусть персонаж Джесутасана Антонитасана – тамильский тигр, а не алжирский повстанец или участник одной из индокитайских войн. Боевик-сепаратист вполне мог «оттяпать» голову герою Бельмондо во время его очередного задания. Сложись все иначе, они даже могли бы встретиться на французских улочках, куда, устав от крови и войн, потерявший семью главный герой «Дипана» переезжает в надежде обрести новый дом. И помочь его обрести еще двум людям – женщине и маленькой девочке. Понятное дело, что в картине все складывается по-другому.  Что наталкивает на несколько неожиданные аналогии.

В частности, становится понятно, почему Эстония никогда не сможет найти общий язык с Францией, Италией, Великобританией по вопросу беженцев из Северной Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Эстония для них – чужая. На Тоомпеа могут хоть каждый день начинать с аутотренинга «мы Европа, Европа – это мы», но факт остается фактом – исторически Франция гораздо ближе жителям Алжира, а не Эстонии.

Индийская культура в Великобритании более своя, чем эстонская. Они веками вместе жили, жили по-разному: сначала вторые угнетали первых, потом первые «резали вторых», но культурное наследие любой из бывших колониальных империй заметно в любой из бывших колоний. Эстония же, исторически являющаяся «яблоком раздора», все-таки является, скорее, «российским Алжиром», ну, если угодно, «шведским, датским, немецким Алжиром». Хотя, скорее, все-таки российским, так как найти датчанина, шведа или немца, ностальгирующего по общности с Эстонией проблематично. В отличие от россиянина.

И, как бы ни надували щеки представители «белой расы», что бы ни заявляли политики, факт остается фактом – в сознании европейца Эстония лишь малюсенький осколок Российской Империи. Перед Эстонией у него нет обязательств. А вот перед жителями бывших колоний есть. И он с удовольствием вспомнит все обязательства Эстонии перед ним (а они-то как раз есть), чтобы выполнить свои.

Загрузка...