tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Punklaulupidu
© hdimagegallery.net

Rakvere III Punklaulupidu: чего боятся эстонские панки?

Очевидный эпиграф:

Punk’s Not Dead
(The Exploited)

Анонсированный на 22 августа Rakvere III Punklaulupidu сложно назвать событием, популярным у русскоязычной части субкультуры. В общем-то, не секрет, что определенное количество музыкальных событий в Эстонии носят ярко выраженный «языковой» характер. О существовании некоторых условно «эстонских» тусовок русскоязычные меломаны даже не догадываются. Впрочем, к панк-фестивалю в Раквере это относится в гораздо меньшей степени – его достаточно хорошо рекламируют, а ролик на YouTube с хоровым исполнением «Мама-анархия» узнаваем даже в России. Не популярен фестиваль в Раквере по другим причинам.

Что бы эстонцы ни делали, у них всегда получается смесь Певческого праздника с Яновой ночью. Нет большего греха на панк-фестивале, чем конформизм, формализм и склонность к внешней атрибутике. Даже безотносительно крайне неоднозначной музыкальной составляющей, очень сложно понять приветственные речи политиков, торжественно зажигаемые огни и прочие атрибуты, уместные на Дне города, но не на фестивале с приставкой «панк».

Разумеется, социальная и политическая часть панк-движения, получившая гигантский импульс в Великобритании и «как родная» прижившаяся на советской, а после и русской земле – это далеко не весь панк. Разумеется, многим всегда будет ближе условно «калифорнийская» волна – бодрые незатейливые рифы, «обезбашенное» веселье, экстремальные виды спорта и непринужденная беспечность молодости вместо сурового наступления красных и красно-черных бригад анархопанка на общество запретов, неравенства и несправедливости. Но ведь и в «варианте 1» должна сохраняться некоторая отстраненность от государства или как минимум государственных институтов. Rakvere Punklaulupidu «огосударственен»  в не меньшей, а иногда даже в большей степени, чем главная неформальная «страшилка» эстонской прессы – Ночные волки. По крайней мере недовольных поведением Хирурга в России точно больше, чем недовольных очевидным «прогибом» организаторов панк-фестиваля под Министерство Культуры Эстонии и лично президента Ильвеса.

Среднестатистический эстонец, относящий себя к панк-субкультуре и так-то напоминает в лучшем случае хиппи с ирокезом, а в худшем – поклонника поп-музыки в косухе, а если прибавить к этому  хоровое пение, все те же лица с Вышгорода и отчаянный формализм, то нужно ли объяснять, почему русский житель Эстонии, соблазнившийся на приставку «панк» в названии, и посетивший мероприятие, в ужасе пытается слиться с ландшафтом? В некоторой степени это шоу может привлечь разве что туристов, охочих до местной экзотики, но не более того.

Почему? Потому-что эстонские панки в гораздо большей степени эстонские, чем панки. Отвечая на вопрос, вынесенный в заголовок, можно сказать, что эстонские панки боятся потерять национальную идентичность и колоритность, поэтому различие между «Панк Певческим праздником» и «Певческим праздником» только в репертуаре хоров.

Не верите? Можете сами убедиться, если хотите. Я точно пас.

P.S.: Один из участников фестиваля заметил, что 90% написанного выше можно отнести и к некоторым проявлениям такого явления как «русский рок», который тоже сначала «русский», а уже потом «рок». Безусловно, это так. Безусловно, власть в России благосклонно относится к «легендам русского рока». Видный российский оппозиционер с гитарой Макаревич и вовсе оказался, по мнению суда, в 1,5 раза святее Храма Христа Спасителя – за осквернение его концерта нацболу Миронову дали 3 года, в то время как Толоконниковой и Алехиной за «панк-молебен» (заявлен в программе Punklaulupidu) только 2. Вот только я не припомню, чтобы в Эстонии под эгидой Минкульта проводились концерты русских рок-исполнителей, подобные тому, что состоится в Раквере. Их и в России-то по пальцам пересчитать можно.

Загрузка...