tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

«Политкорректор» с Сергеем Середенко
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: скандалы, аресты, преследования

МИД свою долю возмущения получает по праву, это понятно, но вот у меня вопрос: а что делали эстонские правозащитники? Ну, те, которые эстонские эстонские правозащитники?

Две новости о военной истерии в Литве, которая, как и следовало ожидать, расколола общество. Частичное восстановление воинской повинности в этой стране привело к потрясающему результату: призыв проигнорировали 92% призывников! Причём призывники не просто игнорируют призыв, а сваливают от него за рубеж, хотя за уклонение предусмотрена уголовная ответственность. Премьер-министр А.Буткявичюс так и сказал: «Нужно сказать открыто и не бояться это сказать, что число эмигрирующих сильно увеличилось, особенно в апреле и в другие месяцы, когда начался призыв в армию Литвы. Я считаю, что это очень сильно повлияло на молодежь, некоторые всё же, видимо, так решили и подумали, что определённый период времени лучше поработать за рубежом».

Те же, кто военной истерии решил поддаться и соответствовать, ведут себя совсем иначе. Инструктор центра обучения Союза стрелков Литвы, майор в запасе А.Даугирдас и член Союза стрелков Литвы из отделения снайперов Ш.Ясюкявичюс подготовили свод наставлений о том, как бороться с «пятой колонной» Литвы — людьми, которые не согласны с политикой властей. Их они называют «коллаборантами».

«Наверно нужно разделить две основные цели. Первая — запугать коллаборанта, заставить его не осуществлять враждебную деятельность. Вторая — полностью уничтожить. Начнем с более простого варианта — запугивания», — делятся своими идеями Даугирдас и Ясюкявичюс.

По их словам, самый простой, легко осуществимый и достаточно эффективный способ борьбы с инакомыслием — листовки с предупреждением: «Проще всего бросить письмо в почтовый ящик. Адресованное конкретному лицу с конкретными требованиями. Необходимо указать срок, к которому он должен прекратить вредительскую деятельность. Написать, какие санкции предусмотрены. Можно предупредить несколько раз. После первого предупреждения выполнить какие-либо действия, которые были изложены в первом предупреждении. (…) Если это не эффективно, тогда можно предпринять другие действия — поджог, битье окон, уничтожение имущества», — добавляют они. По их мнению, эффективная мера — надписи в общественном пространстве. «На имуществе коллаборанта, на автомобиле, доме. Высмеивающие, унижающие надписи», — продолжают Даугирдас и Ясюкявичюс.

«Чаще всего такие угрозы пытаются скрыть, поэтому повторно лучше «вручить» публично. Например, вместе с кирпичом через окно рабочего места. Тогда об этом узнает больше коллаборантов. Они также будут запуганы. Помимо этого, после выполнения угрозы для других коллаборантов будет серьезный сигнал», — говорится в тексте инструкций.

Другая мера — запугивание близких. «Пусть говорят, что это аморально, но это эффективно. Необязательно угрожать физической расправой. Можно просто поговорить. Запуганная жена окажет большее воздействие, чем 10 писем с угрозами. Обычный разговор с женой, с объяснением, что, если муж не прекратит деятельность, тогда и вы, и ваши дети пострадают. Можно вручить записку ребенку, чтобы он передал. (…) После первых вежливых предупреждений, если он не поймет такие разговоры, можно избить. Другой эффективный способ — в общественном месте привязать к столбу позора с надписью на шее. Эффективнее обнаженного. Или обнаженного выбросить из машины в общественном месте. Тоже с надписью на шее. Без сомнения, нужно не забыть распространить фотографии этой картины в социальных сетях. Особенно болезненно морально», — пишут Даугирдас и Ясюкявичюс, отмечая, что это «легкие формы морального давления».

«Если угрозы не дают эффект, тогда нужно перейти к более жестким аргументам — физическим наказаниям — лишению свободы. Необходимо показать, что будут предприняты всё более болезненные меры», — говорится в инструкции.

Цитата оказалась длинной, но зато чётко показывает замыслы и настроения «нацгвардейцев». Им ведь обещали победную войнушку и перемогу, а теперь упорно ползут слухи о том, что её вроде как отменили… Но я вот не постесняюсь и спрошу: а что, нормальных мужиков в Литве вообще не осталось? Или валить из страны, или точить топоры на «коллаборантов»? Видимо да, раз всё антивоенное движение в Литве отлилось в проект фотохудожников Б.Тышкевич-Хасановой и Н.Рякашюте «рыдающие призывники» (в котором ощутимо влияние нашей метрессы Т.Муравской).

Взрыв возмущения рванул на этой неделе в Эстонии в связи с приговором, который индийский суд вынес «эстонским охранникам». Причём взрыв направленный, и не в сторону Индии, как можно было бы ожидать, а в сторону МИД. Почему рядовые «эстонские охранники» (в кавычки беру из-за того, что другие люди в той же ситуации назывались бы «наёмниками») должны нести ответственность за «нелегальную перевозку топлива, нелегальную перевозку оружия и нелегальный заход в территориальные воды Индии» — не очень понятно. Версии выдвигались разные. Но МИД пообещал «сделать всё возможное», в связи с чем и рвануло: то ли не сделал, то ли это действительно всё, что Эстония может – констатировать, например, как эстонский посол в Индии В.Луби, что Эстония в этом деле стороной юридически не является и индийские власти не обязаны информировать Эстонию обо всем, что касается данного судебного дела. МИД свою долю возмущения получает по праву, это понятно, но вот у меня вопрос: а что делали эстонские правозащитники? Ну, те, которые эстонские эстонские правозащитники? Из Института по правам человека и Центра по правам человека, со всех сторон профинансированные и упакованные? Почему этим «коллегам» не досталось ни грамма возмущения в тротиловом эквиваленте? Может быть, потому, что никто и подумать не мог, что эстонские правозащитники могут что-то делать, кроме как обличать кровавый путинский режим?

И как на этом фоне не восхититься успехом евродепутата Я.Тоом, которой удалось вырвать из лап британской соцслужбы гражданина Эстонии Давида Фалынскова, которому еще и года нет, и вернуть его родителям. Ушло у неё на это семь месяцев. В середине лета она писала: «А наши чиновники не могут отреагировать в течение целого месяца, как будто речь идёт об Индии или Судане, а не о стране ЕС. Из ответа минюста я вычитала, что они не могут творить чудеса. Поневоле создаётся впечатление, что свидетелями чуда мы уже стали: ЕС еще не федерация, а граждане Эстонии уже не могут рассчитывать на оперативную поддержку посольства своей страны за рубежом».

Поздравить можно и коллегу Я.Тоом Б.Цилевича: тот возглавил комитет ПАСЕ по выборам судей Европейского суда по правам человека. «Впервые за 20-летнюю историю членства Латвии в Совете Европы представитель латвийской делегации возглавил комитет Ассамблеи – к тому же столь ответственный, ведь от нашей работы зависит состав Страсбургского суда. Собеседование с кандидатами в судьи ЕСПЧ, предложенными правительством Кипра, прошло уже под моим руководством», — написал он в Facebook.

О Я.Тоом на этой неделе был повод поговорить еще раз, т.к. председатель её фракции ALDE в Европарламенте Г.Верхофстадт решил, что русский язык мог бы быть одним из официальных языков ЕС, поскольку в странах Прибалтики живут миллионы русскоязычных людей. На это предложение, естественно, тут же отозвались еврореформисты К.Каллас и У.Паэт, входящие в ту же фракцию. Паэт высказался так: «Я не согласен с идеями Ги Верхофстадта в отношении официальных языков Евросоюза. В ЕС действует принцип, согласно которому официальными языками ЕС являются официальные языки стран-членов, и так и должно оставаться. Элементарно, что люди во всех странах могут и пытаются общаться на официальном языке своей страны. Таким образом, нет ни формальной, ни реальной проблемы, которую нужно разрешать с помощью расширения круга официальных языков». Тот факт, что русских в ЕС больше, чем эстонцев, Паэта не смущает. Равно как и немеркнущая русофобия у европейских элит.

Впрочем, подсчёты русских в ЕС – дело политически ответственное. «Известия», например, решили, со ссылкой на Евростат, что «самая большая концентрация наших граждан в Эстонии — 90,4 тыс. человек (почти половина от общего числа иностранцев в этой стране). Далее идут Литва (10,2 тыс. россиян, 44%), Болгария (15,3 тыс. россиян, 28%), Финляндия (30,7 тыс. россиян, 15%), Латвия (38 тыс. россиян, 13%), Чехия (31,7 тыс. россиян, 7%), Польша (5,3 тыс. россиян, 6%). Эксперты связывают эту тенденцию с растущей мобильностью населения: люди учатся жить на два, а то и на три дома». Откуда в Литве 44% «россиян», знают только «Известия», но «экспертам», которые «связывают эту тенденцию с растущей мобильностью населения», морду бить надо. Хорошо хоть, что хотя бы в отношении Латвии написали, что «при подсчете статистики по Латвии нужно учитывать так называемых неграждан».

Ну и, напоследок – про Украину. Ю.Алексеев поделился наблюдением в Facebook: «Обменник на Рижском вокзале. Обратите внимание на курс евро к украинской гривне. Купить один евро — 51,5 гривны, продать – 22,3 гривны. Маржа – 131%! Дорогие украинцы, это вот так ваши братья-латыши оценивают твердость вашей валюты и прогнозируют перспективы вашей экономики. Вы все еще хотите кружевные трусики и в ЕС? Не перехотелось?

Замечу, что у поганого российского рубля в латышском обменнике маржа – всего 10%, как у британского фунта». Что-то меняется.

До встречи на следующей неделе!

Загрузка...