tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Сергей Середенко
© BN

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: скандалы, аресты, преследования

Список невъездных в Латвию на этой неделе пополнился новой категорией потерпевших – ветеранами-«афганцами». На границе развернули и отправили обратно функционеров Ассоциации ветеранов боевых действий Эстонии Е.Броя и О.Куликова, ехавших в Ригу на собрание к коллегам. А в целом неделя оказалась напыщенной… тьфу, насыщенной громкими заявлениями.

Так, В.Ладынская заявила, что «IRL сможет сделать для своих русскоязычных избирателей намного больше, чем Центристская партия». Соглашусь сразу: для того десятка «своих» русскоязычных избирателей IRL, которые имеют несомненное мужество голосовать за этих неонацистов, IRL действительно может сделать гораздо больше, чем Центристская партия. Почему Центристская партия вообще что-то должна делать для избирателей IRL, я, признаться, так и не понял. Если же предположить, что В.Ладынская имела в виду всех русскоязычных избирателей, то и тут соглашусь – сразу же. IRL украла у русских гражданство, а вместе с ним и политические права, полностью уничтожила высшее образование на русском языке и добивает среднее и начальное, замела под ковер все конституционные права национальных меньшинств, установив в стране режим системной расовой дискриминации, обзавелась собственной армией (Кайтселийт, где позиции IRL невероятно сильны), единственным врагом которой является «русский элемент» в стране, ну и далее по мелочам… А что Центристская партия делает для русских? Можно, конечно, вспомнить, что она делает для людей, но ведь не о них речь… А в В.Ладынскую, как в крупного государственного деятеля, я верю. Вот, например: «Ладынская, потратив, по её словам, два месяца на всестороннее изучение проблемы нарвских таксистов, пришла к выводу о необходимости комплексного решения этого вопроса». Всего два месяца – и такой могучий результат!

И Postimees решил услужливо подсуетиться с опросом на тему «Доверяете ли вы политике IRL в отношении русских?», только вот результаты оказались следующими: «Да, доверяю» — 4%, «Нет, они просто борются за голоса» — 22% и «У них нет русской политики» — 75%. С последними не соглашусь: как это – нет? Очень даже есть. Venelased välja! Кто сказал, что «русская политика» обязательно должна быть хороша для русских?!

Впрочем, Postimees есть и за что похвалить: впервые, если не ошибаюсь, поднята тема банковского воровства. В виде «вопроса читателя» для начала, но тем не менее: читатель интересуется, почему Danske Bank поднимает цены на Интернет-платежи? А я задам вопрос так: а почему они вообще платные, если перечисления делают либо клиент сам, либо программа? Это как в магазине самообслуживания платить отдельно за прокат корзины, без которой внутрь не пускают. В России, когда я задал вопрос на эту тему, долго вообще не могли понять, о чём я? Как это перечисления по Интернету – платные? Банк-то что делает, и почему называет это «услугой»? И перечень таких «услуг» широк: с меня, например, некоторое время назад начали брать деньги «за пользование счётом». Ежемесячно. А особенно мне нравится платить банку за «услугу», когда он выдаёт мне мои же деньги наличными… Пытался попасть на приём с этим вопросом в Департамент по защите прав потребителей, но там такой сонный голос отвечал, что желание пропало быстро. Да: на вопрос о том, почему цены поднимаются, представитель Danske Bank ответила, разумеется, следующее: «Многие наши конкуренты ещё в прошлом году изменили стоимость услуги интернет-платежей, мы же приняли такое решение только в этом году». Действительно, почему «вид на провал» должен оставаться бесплатным или, что ещё хуже, быть меньше, чем у конкурентов?

Продолжая цитировать классиков: «вой раненой навылет волчицы» издала С.Большакова: «Еще на первой лекции «Введения в журналистику» В.И.Белобровцев пытался внушить своим студентам одну простую истину: «вы все никто и звать никак». Так что с самоидентификацией у моего окружения проблем нет, потому что мы чётко знаем, что мы безликие, бесформенные, безымянные идиоты, которые в жизни ничего не добьются». Почему? Автор даёт и ответ: потому что «в головах представителей старшего поколения прочно засело советское мышление. От которого, похоже, не отделаться уже как 25 лет». Во как! Я как-то пропустил «Введение в журналистику» в исполнении В.Белобровцева, и не знаю, что он имел в виду этим своим действительно оскорбительным, на первый взгляд, заявлением, но объективно он во многом прав – современная Интернет-журналистика безымянна, и создающие её люди действительно «никто и звать никак». Но почему-то статьи М.Корнышевой в Delfi безымянными не были, как и статьи Н.Караева в Postimees. А вот кто делает жёлтое приложение «Лимон» — я не знаю. И знать не хочу. И если освобождённый от советского прошлого автор хочет сказать, что в Эстонии гнобят молодёжь, так это наглая ложь! В доказательство могу привести инфантильного премьер-министра… И то, что из бывших журналистов в Рийгикогу можно целую фракцию составить, причём не самую маленькую – тоже правда.

Пришедшая в политику также из журналистики Я.Тоом на этой неделе вновь дала повод говорить о ней. Дважды. Во-первых, её бюро совместно с ЦИПЧ подготовило жалобу в ЕСПЧ В.Полякова, которого эстонское правительство уже решило выдать Киеву по обвинению в «террористической деятельности». А, во-вторых, она заявила, что миграционная политика Эстонии должна определяться на референдуме. Вот тут у меня есть возражения, и серьёзные. Во-первых, меня уже начала раздражать практика проводить знак равенства между «беженцами» и «мигрантами». У Эстонии есть обязательства перед ЕС в отношении «беженцев», в отношении «мигрантов» — нет. Во-вторых, у нас нет достойных доверия служб, умеющих этих самых «беженцев» определять, а верить в этом вопросе кому бы то ни было из ЕС я бы не стал. И, в-третьих: референдум в Эстонии – штука невозможная. Особенно такой. Потому что у нас в конституции зашит совершенно экзотический механизм: в случае провала референдума парламент подлежит роспуску. Поэтому референдумов у нас было всего два, и оба раза – по внешнему требованию. И народ у нас инициировать референдум не может. Так что красиво, но сомнительно и нереально.

В Литве начался суд над российским полковником в отставке Ю.Мелем, которого арестовали на границе Литвы и Калининградской области в марте 2014 года. «Он подозревается в участии в военных преступлениях 13 января 1991 года», – сообщила представитель Генпрокуратуры Литвы Е.Мартинонене. Всего в качестве обвиняемых литовский суд рассматривает 65 человек, одно только обвинительное заключение состоит из 13 томов. Т.к. сакральные жертвы у телевышки – основа современной литовской государственности, то выдергивать из-под государства основу, естественно, никто не позволит. Точно так же, как президент Литвы Д.Грибаускайте не позволила (письменно!) публикацию её персональных данных, хранящихся в российских архивах. А вопросов к ней много, о чём предлагаю прочитать в материале А.Носовича (реклама).

Бывший коллега Д.Грибаускайте из Латвии В.Затлерс презентовал свою книгу «Вот кто я!», в которой среди прочего указал, что, по его мнению, в отношении русскоязычного населения Латвия совершила три ошибки: не дав родившимся здесь детям автоматического гражданства, начав очередной разговор о закрытии русских школ и не сделав официальным праздником православное Рождество. Без комментариев.

Без комментариев оставлю и заявление уполномоченной по равноправию в Эстонии Л.Пакосты о том, что Больничная касса должна возмещать расходы на операцию по коррекции пола. Просто потому, что некомпетентен в этом вопросе.

Ну и, под занавес, хочу представить читателям своего коллегу – отбывающего пожизненное наказание в Тартуской тюрьме за убийство полицейского Р.Калда, который добился в ЕСПЧ того, что ему предоставили доступ к трем веб-страницам: сайту канцлера юстиции, сайту Рийгикогу и к настоящему моменту прекратившему своё существование сайту таллинской информационной службы Совета Европы, где раньше публиковали переводы решений ЕСПЧ в отношении Эстонии. За этим делом я следил, и даже писал о нём. А чем ещё заниматься в тюрьме осуждённому на пожизненное заключение, как не борьбой за права человека? И наоборот: а как ещё чувствовать себя в Эстонии правозащитникам, как не отбывающим пожизненное заключение?

До встречи на следующей неделе!

Загрузка...

Сюжеты