tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Круглый стол Русского дискуссионного клуба
© Олег Назмутдинов

Поиск русских Эстонии: чего требует время и зачем его догонять?

На прошлой неделе состоялось заседание Русского Дискуссионного Клуба по теме русских партий. В преддверии встречи я смог подумать, собрать и опубликовать несколько мыслей. На встрече я, к сожалению, не смог присутствовать. Сообщалось, что на собрании присутствовали 23 человека. Этого, считаю, вполне достаточно. Одним из показателей успешности встречи, на мой взгляд, могло бы стать количество выступлений-публикаций мыслей участников собрания по теме состоявшегося круглого стола. Упоминание этого события я увидел пока только в политкорректоре с Сергеем Середенко и в подведении итогов, сделанном Олегом Назмутдиновым.

Также сообщалось, что рабочая группа приступила к разработке концепции новой партии. Хочу здесь открыто поделится некоторыми мыслями по концепции. Wikipedia предлагает 6 критериев для классификации партий. Из этой классификации мне больше по душе партия движенческого типа (5 признак), то есть партия, организованная по принципу социальных движений — снизу-вверх. Такие партии, считаю, в принципе могут лучше обеспечить обратную связь и контроль со стороны людей. Например, Пиа Манчини с соратниками придумали открытую мобильную платформу, позволяющую гражданам влиять на законодательный процесс. Представьте, если бы у вас была простая возможность сообщить депутату, как Вы хотели бы, чтобы он голосовал по законопроекту? Например, бесплатным СМС сообщением или телефонным звонком… (См. технический блок.)

Если с пятым признаком партийной классификации (по организационной структуре) я могу «найти себя», то с другими признаками у меня беда. Большинство признаков скорее приобретаемые и независимые от идеологии партии. Указанная классификация предлагает «партийный спектр» слева направо, что традиционно и привычно, но, на мой взгляд, устаревает и не способно угнаться за временем. 

Чего требует время и зачем его догонять?

Люди переезжают в города. Урбанизация в Эстонии составляет около 70%. Меняется уклад жизни людей. В 20 веке возникла идея «непрерывного обучения», когда в течении всей жизни человек учится, получая новые навыки, осваивая новые профессии. В сфере информационно-коммуникационных технологий, получивших стремительное развитие в последние два десятилетия, возможности устройств и программных приложений растут экспоненциально. На одно поколение людей теперь приходится несколько поколений товаров (телефонов, телевизоров, автомобилей…). Материальный мир за окном и внутри наших жилищ стремительно меняется. 

Возможно это всё приходящее, однако это оказывает влияние на общество, на нас. Появились новые психические расстройства, например, такие как Интернет-зависимость (DSM-V; МКБ-10). Бытие определяет сознание.

Можно не принимать и в чём-то не соглашаться с устройством нашего стремительно меняющегося материального мира, но всё же, считаю, можно по крайней мере его учитывать. В этой связи предлагаю подумать над партиями-идеями. Такая партия могла бы сосредотачиваться на одной общественной проблеме. Например, если расставлять по приоритетам «русские проблемы» Эстонии, то, на мой взгляд, на первом месте стоит проблема массового безгражданства и/или украденного гражданства. Логика следующая: сможем решить данную проблему, станет легче решать другие. В устав подобных партий можно закладывать срок решения проблемы — например, два созыва или 200 выступлений по основной теме с трибуны парламента или отсутствие определённого количества выступлений по заданной теме в течении некоторого времени и т.п., после чего партия самораспускается. Так, по крайней мере, есть надежда, что важные темы в парламенте будут всё же обсуждаться, а потенциальные депутаты будут предоставлять обещания избирателям в виде измеряемых критериев, а не общих фраз.

Конечно, у партии-идеи должно быть своё видение по всем основным направлениям общественного устройства. Политические конкуренты могут указывать на недолговременность и отсюда приписывать некоторую несерьёзность подобных образований. Однако, положительный эффект может быть в научении говорить предметно («Обещаю в течении каждого года выступить по данной теме как минимум 70 раз»; «Обещаю каждый раз, когда в зале будет премьер-министр или профильный для данной темы министр задавать вопросы»; «Обещаю инициировать, как минимум, столько-то законопроектов» и т.п.), а также в том, что… прекратится празднование победы над «русскими партиями». 

После муниципальных выборов 2013 года в эстонских СМИ случился аврал: «Как?! Русские голосуют за центристов?!…» (Теперь каток идёт по Центристской партии). В частности меня приглашали на ЭТВ, чтобы рассказать о том, почему русские голосуют за центристов. (Я не смог прийти). Аврал же случился, считаю, отчасти потому, что за отсутствием «русских партий» на тех выборах, этническое большинство утратило возможность почувствовать победу над «русскими» и поэтому весь «удар» пришлось принять центристам. В общем, большинство было лишено тогда возможности сказать: «ха, русские участвовали, но не набрали даже проходного процента…» Подобные умозрительные реплики, думаю, сложнее будет составить в отношении партии-идеи — «ха, пусть у нас остаются неграждане…»?

В общем, считаю, что нашей общине возможно нужна другая орбита вне традиционного политического спектра «лево-право». Партии-идеи могли бы стать инструментом реализации политической воли общины.