tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Билет в кино, СССР
© pikabu.ru

Советские «истерны»? Помним такие...

Много ли настоящих американских вестернов вышло на советские экраны? Люди старшего поколения уверенно назовут «Великолепную семёрку» и «Золото МакКены». Кто-то, поднатужившись, добавит к этому списку «Дилижанс» (в советском переводе «Путешествие будет опасным»). И... всё.

В отличие от сурового Сталина, любившего залихватское приключенческое кино с погонями и пострелушками и поощрявшего съёмки подобных картин, Никита Сергеевич Хрушёв отчего-то на ковбойские фильмы ополчился, разругав на встрече с американскими журналистами «Великолепную семёрку»: «Я смотрел картину «Великолепная семёрка». Артисты, занятые в ней, прекрасно играют. Мы выпустили её на экран и получили за это много упрёков. В нашей печати выступали педагоги. Была опубликована критическая статья «Двойка за семёрку». В этой статье говорилось, что фильм плохо воздействует на воспитание молодёжи. Я согласен с педагогами. У вас, американцев, на экранах сплошь идут кинофильмы, где бьют друг друга в лицо, истязают, убивают людей, в фильмах много извращённого. У вас это считается интересным. У нас же проповедование подобных явлений считается вредным…»

Естественно, после такой грозной отповеди, советские кинопрокатчики ни в какую не захотели ссориться с Никитой Сергеевичем и строгими педагогами.

Но фильмы подобного рода, как ни крути, приносили существенную прибыль. Пустующую нишу заполнили более «мягкими» вестернами киностудии DEFA (ГДР), посвящёнными борьбе индейцев с бледнолицыми завоевателями, западногерманской серией картин о вожде апачей Виннету и советскими приключенческими картинами, во многом копировавшими американские вестерны, но действие в них разворачивалось не в прериях и лесах Америки, а либо в Средней Азии, либо в Сибири, либо в степях Украины в период Гражданской войны, ковбоев же, бандитов и индейцев соответственно заменили на отважных красноармейцев, коварных басмачей и подлых белогвардейцев. Со временем этот жанр по аналогии с вестерном стали называть истерном (на Западе придумали ещё насмешливое «борщ-вестерн»).

Подобных картин была снята масса — и хороших и не очень, и откровенно слабых, я же предлагаю освежить в памяти ряд наиболее популярных советских лент этого направления.

Огненные вёрсты (1957 год, режиссёр Самсон Самсонов)

Набитый людьми под завязку поезд несётся в какой-то южный город. Старенький, похожий на Айболита доктор подходит к задумчиво покуривающему чекисту Заврагину и зовёт его к какому-то тяжело раненному мужику. Тот слабеющим голосом рассказывает о том, что в городе зреет белогвардейский мятеж и надо срочно передать чекистам сведения о тамошних мятежниках. Заврагин торжественно заверяет умирающего, что выполнит задание во что бы то ни стало.

Вскоре становится ясно, что до города поезд не дойдёт, ибо дальнейший путь заблокирован белогвардейцами. Заврагину предлагают прорываться до города на двух тачанках. Кроме него и двух возничих, в тачанки набивается разношестная компания: тот самый старенький доктор, медсестра Катя, бывший театральный трагик Орлинский — весельчак и балагур, и ветеринар Беклемишев (который и не ветеринар вовсе, а…). На долю наших героев выпадет немало тяжких испытаний и не всем им суждено добраться до города.

Самсон Самсонов, всю жизнь тяготевший к экранизациям классики, третью свою картину снял в жанре вестерн, явно вдохновлённый «Дилижансом» Джона Форда. История, рассказанная Самсоновым в общем-то проста и прямолинейна, да и хрономертаж короток, однако, при этом герои картины, представители разных слоёв общества, не выглядят ходульными типажами, писанными либо чёрной, либо белой краской: большевики откровенно устали от войны, интеллигенты смирились со сменой власти и живут надеждой, что со временем в России всё устаканится, да и не сломленные пока белогвардейцы не выглядят откровенными исчадиями ада. Экшна в картине немного, но поставлен он мастерски, особенно классно смотрятся конные трюки в сцене погони.

Неуловимые мстители (1967 год, режиссёр Эдмонт Кеосаян)

Действие разворачивается где-то в степях Херсонщины. На одном из хуторов бандит Сидор Лютый пытает, а затем убивает большевистского активиста, бывшего матроса Щуся на глазах его детей — Даньки и Ксанки. Осиротевшие подростки собирают небольшой отряд. Их всего четверо, но эта неуловимая четвёрка, называющая себя Мстителями, нагонит на бесчинствующих бандитов немало страху.

Мало, кто помнит первую экранизацию приключенческой повести Павла Бляхина «Красные дьяволята» — та, немая картина вышла аж в 1923 году, а вот более поздних «Неуловимых мстителей» и по сию пору смотрят и пересматривают миллионы. Кеосаяна хоть и нельзя назвать зачинателем жанра истерн, но определённо именно он дал мощный стимулирующий толчок бурному развитию этого кинонаправления.

Эдмонт Кеосаян: Нужно создать наш советский вестерн. Мне захотелось сделать картину, на которую бы тоже выстроилась очередь. Вестерн, как ни один жанр, способен заразить аудиторию идеями. Ведь если зритель полюбит героев картины, то он примет на веру всё. Любовь к Родине, долг, верность — на экране это не отвлечённые понятия, а живые примеры, которым страшно хочется подражать.

Кеосаян не стал делать прямой ремейк «Красных дьяволят», а внёс в сюжет существенные изменения: он дал героям другие имена, увеличил численность Мстителей, добавив в их ряды Яшку-цыгана, и сражались теперь ребята не с батькой Махно, а с вымышленными персонажами — атаманом Бурнашом и его «правой рукой» Сидором Лютым. Была добавлена комедийная составляющая, фильм разбавили песнями, которые не выглядели вставными номерами, а наоборот, очень органично вписались в ткань картины.

«Неуловимые мстители» сразу срываются с места в карьер, действие спрессовано до предела, герои не размениваются на длинные диалоги, в основном говорят просто и по делу (исключение тут — велеречивый атаман Бурнаш, напоминающий вальяжного депутата-либерала из девяностых). Правда, среди всего этого буйства эмоций, лихих погонь и головокружительных трюков, авторы картины просто не нашли места и времени для «разжёвывания» зрителю многих деталей и мотиваций героев: как собирался отряд Мстителей, откуда в нём появились гимназист Валерка и Яшка-цыган, почему гастролирующий одесский куплетист Буба Касторский вдруг с ходу примкнул к Мстителям — это нам предоставили домысливать самим.

«Неуловимые мстители» стали лидером кинопроката 1967 года, а Кеосаян удостоился Премии Ленинского Комсомола. По горячим следам были сняты «Новые приключения неуловимых» (1968 год), не уронившие высокую планку качества первого фильма и «Корона Российской Империи, или снова неуловимые» (1971 год) — картина по-своему неплохая, но не дотягивающая до уровня двух первых, да и не истерн к тому же.

Белое солнце пустыни (1970 год, режиссёр Владимир Мотыль)

Отгремела Гражданская война, но в Средней Азии пока неспокойно: безобразничают банды басмачей. Где-то в районе восточного берега Каспийского моря, по раскалённым пескам топает домой красноармеец Фёдор Иванович Сухов. До родной деревни ещё ох как далеко, и Сухов, дабы как-то скрасить монотонность пути, сочиняет в уме письма своей ненаглядной жене Катерине Матвеевне. Не всё гладко в дороге: сначала Сухов спасает от мучительной смерти закопанного бандитами в песок бедняка Саида, потом красный командир Рахимов просит его постеречь гарем главаря банды Абдуллы — женщинам грозит смертельная опасность, пока Абдулла на свободе. Дав Сухову в помощники молоденького красноармейца Петруху, Рахимов со своим отрядом устремляется на поиски банды Абдуллы. Однако столкнуться с Абдуллой и его головорезами предстоит именно Сухову.

У этой, без преувеличения, культовой картины были очень тяжёлые роды, и судьба её не раз буквально висела на волоске. Сначала на роль Сухова утвердили Георгия Юматова, хотя и имелись опасения в его надёжности: Юматов сильно пил. Опасения оказались не беспочвенны: актёр был снят со съёмок уже через неделю ввиду тяжкого запоя. В результате роль досталась Анатолию Кузнецову, чья кандидатура ранее уже рассматривалась, но была отвергнута. Совсем не героической внешности, ироничный и сметливый кузнецовский Сухов оказался начисто лишён насупленной революционной пафосности, что несомненно пошло картине только на пользу.

Второй удачной находкой стал Павел Луспекаев, сильный театральный актёр, отчего-то редко приглашаемый на съёмки в кино. Наконец-то получивший пусть и не центральную, но серьёзную роль, Луспекаев вложил в неё столько харизмы, что его персонаж, бывший начальник царской таможни Верещагин, в итоге по значимости сравнялся с Суховым, а написанная Исааком Шварцем специально под Луспекаева песня «Ваше Благородие» стала всенародным хитом. Чего стоило тяжело больному актёру (у Луспекаева были ампутированы обе стопы до пяток) сниматься в боевике в экшн-сценах без дублёра (на чём он сам настоял) — отдельная история.

Фильм снимали в окрестностях Махачкалы (Дагестан) и частично в Туркмении. Работа изначально шла тяжело: неоднократно переписывался сценарий, был сильный перерасход бюджета и срывался график, съёмочную группу постоянно преследовали технические и бытовые неурядицы. Приёмочная комиссия отснятый материал несколько раз забраковывала, поговаривали, что Мотыля с картины следует снять. Досъёмки, бесконечные переделки — и всё равно вышестоящие инстанции то, что получалось, категорически не устраивало. Над фильмом нависла угроза закрытия. Судьбу «Белого солнца пустыни» в итоге решил сам генсек Леонид Ильич Брежнев: большой поклонник приключенческих фильмов, он затребовал ленту для просмотра и пришёл от неё в полный восторг. Из девяти поставленных Владимиром Мотылёк картин, «Белое солнце пустыни» оказалась самой крупной его удачей, войдя в золотой фонд советского и российского кино.

Седьмая пуля (1972 год, режиссёр Али Хамраев)

Действие разворачивается в Средней Азии в период Гражданской войны. Начальник милиции Максумов, вернувшись из уезда, обнаруживает на месте дислокации своего отряда следы варварского разгрома и труп комиссара. Из чадящих руин выбирается единственный оборванный милиционер с печальной вестью: в отряде вспыхнул конфликт, из-за того, что принципиальный комиссар посадил одного из милиционеров на гауптвахту за молитву. Конфликт перерос в бунт, в результате чего комиссара убили, а весь отряд сбежал к бандиту Хайрулле. Максумов принимает решение ликвидировать Хайруллу и вернуть отряд. Узнав, что в логово Хайруллы повезут юную Айгуль, предназначенную главарю банды в жёны, Максумов сдаётся бандитам, сопровождающим девушку: он знает, что за его голову назначена награда и значит, к Хайрулле его доставят целым и невредимым. А уж там как-нибудь… В фуражку Максумов прячет запасной, седьмой патрон к нагану — «свадебный подарок» Хайрулле.

Али Хамраев по праву считается настоящим мэтром советского инстерна, снявшим целую обойму весьма добротных картин данного жанра. «Седьмая пуля» его третий по счёту боевик, и, несомненно, один из лучших: недлинная по хронометражу, крепко сбитая картина смотрится легко, на одном дыхании, хотя сюжет довольно наивен. Максумов, блестяще сыгранный Суймекулом Чокморовым, внешне невозмутимый и фаталистичный, внутри же — туго свёрнутая пружина, затаившаяся кобра, изготовившаяся к смертоносному броску. Чем-то он схож с персонажами Юла Бриннера и в то же время на ум приходят ассоциации… с самураем. Снимали картину на «Узбекфильме» в Таджикистане, а сценарий написали Андрей Кончаловский и Фридрих Горенштейн — эта же парочка на начальном этапе работала над сценарием «Белого солнца пустыни».

Свой среди чужих, чужой среди своих (1974 год, режиссёр Никита Михалков)

Начало двадцатых годов, маленький городишко где-то в предгорьях Алтая. Местные чекисты получают от самого Дзержинского важное задание: отправить в Москву конфискованные у богачей золотые изделия на сумму 526 тысяч рублей, необходимых для закупки за рубежом хлеба для голодающих Поволжья. Начальником охраны бронированного вагона назначают чекиста Егора Шилова, но накануне отправки в комнате Шилова обнаружен его зверски изуродованный до неузнаваемости труп. Секретарь губернского комитета Василий Сарычев принимает решение отправить золото немедля в обычном пассажирском вагоне, а бронированный оставить на станции. Но обманный манёвр не удался, ибо в ЧК сидит вражеский информатор. Группа бывших царских офицеров совершает дерзкий налёт на вагон и перебив всю охрану, присваивает саквояж с драгоценностями. Однако события принимают непредсказуемый оборот: на поезд нападает банда есаула Брылова и в суматохе саквояж исчезает.

Несколько дней спустя появляется… живой, но совершенно потерявший память Шилов. Естественно, на него падает подозрение в сговоре с грабителями. Шилову удаётся бежать из-под конвоя, и теперь его жизнь и честь зависят от того, сможет ли он найти настоящего предателя и вернуть золото.

История этой первой полнометражной картины Михалкова началась с небольшой журнальной заметки, в которой рассказывалось о том, как в Гражданскую войну из Сибири в Москву шёл поезд с грузом золота, как поезд тот ограбили бандиты и как чекистам в конце концов удалось золото отбить. Статья эта вдохновила Никиту Михалкова и Эдуарда Володарского на создание повести «Красное золото», из которой и родился сценарий будущего фильма.

Был сформирован замечательный актёрский ансамбль: Юрий Богатырёв, Анатолий Солоницын, Александр Пороховщиков, Сергей Шакуров, Александр Калягин, Константин Райкин, Александр Кайдановкий, Никита Михалков. Сильную, врезающуюся в память музыкальную тему написал Эдуард Артемьев. Но картина тогда, что называется, «не выстрелила». Зритель шёл на крутой приключенческий боевик, каковым «Свой среди чужих, чужой среди своих» изначально и задумывался, однако, в итоге получилось несколько иное кино, хоть и несущее в себе многие знаковые элементы вестерна — погони, перестрелки, ограбление поезда. Дело в том, что молодой горячий режиссёр насытил фильм множеством новаторских «фишек», безусловно интересных и местами просто гениальных, но всего этого получилось с явным перебором.

Никита Михалков: Мы явно перебрали в отношении насыщенности сюжета, трюков, колоритных фактур. Стремление к самоутверждению не всегда идёт на пользу искусству, картина получилась затруднённой для восприятия.

Отношение к этому фильму с годами всё же стало меняться в лучшую сторону и сейчас «Свой среди чужих, чужой среди своих» занял своё законное место в линейке лучших фильмов о Гражданской войне.

Тачанка с юга (1977 год, режиссёр Евгений Шерстобитов)

Действие картины происходит на Украине в период Гражданской войны. В одном из южных городков чекисты накрывают явочную квартиру бандитов, но в результате перестрелки все сопротивляющиеся убиты, причём один из погибших, совсем ещё молодой парень, был зачем-то застрелен одним из оборонявшихся. Как выяснилось, этого юношу должны были с сопровождающим отправить к главарю крупной банды Аркадьеву, чтобы он в свою очередь переправил парня в Крым к барону Врангелю, который хотел парнишку усыновить. Так чекистам представился шанс проникнуть в банду Аркадьева, для чего была разработана весьма рискованная операция — «Тачанка с юга»: опытному оперативнику Бардину и сметливому пареньку Саше под видом бывшего царского офицера и того самого приёмного сына поручили внедриться в банду Аркадьева и обманом вывезти главаря к красным. Вслед за Бардиным и Сашей в дорогу отправляется ещё один чекист — Пироженко, изображающий болтливого франта-спекулянта. Его задача — ликвидировать союзника Аркадьева, весьма хитрого и опасного бандита Сирого. Шансы на успех призрачны, но иного выхода нет — время работает против чекистов.

Евгений Шерстобитов, весьма плодотворно поработавший на ниве детского и подросткового приключенческого кино (Акваланги на дне, Сказка о Мальчише-Кибальчише, Туманность Андромеды и др.), был большим поклонником фильмов о революции и Гражданской войне, восхищался произведениями Аркадия Гайдара. «Тачанка с юга» получилась романтико-революционной картиной, подгруженной тяжеловесно-пафосной песней «Рождалось грядущее» авторства Игоря Шамо на слова Л. Ревы, однако сюжет интересен и держит в напряжении: главный тут нерв в противостоянии чекистов хитроумному и шустрому бандиту Сирому, который довольно легко раскусывает их планы, оставляя всё меньше и меньше шансов на успех операции.

Хлеб, золото, наган (1980 год, режиссёр Самвел Гаспаров)

Сотрудница детского дома Ольга в сопровождении молодого краснофлотца Саши везёт в Москву мешки с зерном. Горячий комсомолец Саша, считая Олю мягкотелой интеллигенткой, постоянно «воспитывает» её, однако, узнав, что девушка состоит в партии большевиков аж с 1918 года, воспитательную работу пристыженно сворачивает. На железнодорожную станцию, куда они прибывают, поезда до Москвы также дожидаются чекисты с тремя слитками золота. И вдруг на станцию лавиной обрушиваются белогвардейцы, сея смерть и разрушения. Чудом уцелевшая в этой мясорубке четвёрка — Оля, Саша, чекист Горбач и начальник станции Зайцев, спасаются бегством на дрезине. Зайцев успел в суматохе и золото прихватить, скрыв это от своих товарищей по несчастью.

Самвел Гаспаров сделал себе имя в режиссуре, штампуя недорогие, но забойные истерны и криминальные боевики. «Хлеб, золото, наган», имея очень маленький хронометраж — всего-то час, шесть минут — обрисовывает характеры главных действующих лиц парой скупых мазков, ибо главное тут — экшн (чего только стоит долгая погоня банды Мезенцева за нашими героями, угнавшими у главаря автомобиль). Лишь на печальном «хэппи-энде» фильм сбавляет обороты. Эту картину часто и справедливо критикуют за небрежно проделанную работу. И действительно, в целом интересный сюжет портит халтурная съёмка: в кадр часто лезут приметы нашего времени, апатичной массовке видно толком не объяснили, как нормальные люди реагируют на стрельбу на улицах и т. д. Однако, плюсы всё же имеют место быть: захватывающий сюжет, несколько интересных актёрских работ (особенно запомнился Эдуард Марцевич в роли юморного главаря бандитов Мезенцева), а также музыка Алексея Зубова с явным уклоном в арт-рок.

Шестой (1982 год, режиссёр Самвел Гаспаров)

На исходе Гражданской войны в провинциальный городок приезжает новый начальник милиции Глодов. Пятеро его предшественников были убиты бандой Вахрамеева. Показательные расправы над недовольными совершенно отбили у местного населения охоту хоть как-то способствовать властям в искоренении бандитизма. Глодов начинает на месте с нуля: набирает новый милицейский отряд, обкатывает его в облаве на банду, в результате которой новоиспечённые милиционеры и оружием разживаются. Главная же цель неутомимого Глодова — найти и обезвредить самого Вахрамеева. Для чего он разрабатывает хитроумный план…

Эта картина Гаспарова по всем статьям превосходит предыдущее его творение — «Хлеб, золото, наган»: более сильный актёрский состав, лихо закрученная интрига, отменно поставленные трюки и впечатляющий финал. Сергей Никоненко в роли Глодова — явный отсыл к товарищу Сухову из «Белого солнца пустыни» — такой же обманчиво простоватый мужичок с острым умом и отменной реакцией.

К концу восьмидесятых-началу девяностых истерн заметно выдохся: как правило, действие в подавляющем большинстве картин этого жанра ограничивалось рамками Гражданской войны, а начиная с горбачёвской перестройки и далее, отношение в обществе к героям пролетарской революции становилось всё более неоднозначным. К тому же, пока отечественное кинопроизводство по ряду понятных причин всё более скатывалось к упадку, теле и киноэкраны наводнило небывалое ранее количество современных западных кинокартин, с которыми советское кино битву за зрителя, увы, безнадёжно проигрывало. В качестве последнего «всхлипа» истерна на ум приходит «Господа офицеры: спасти императора» — политически коньюктурный, неубедительный фильм, в котором, следуя веяниям времени, «красные» стали плохими, а «белые» — хорошими.

Загрузка...