tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Дружба
© monoteism.ru

Приглашение к размышлению, или Может быть и у нас есть право прощать?

Эпиграф:

«Может правда, что нет путей, кроме торного,
И нет рук для чудес, кроме тех, что чисты…»
Борис Гребенщиков, ВИА Аквариум, «Волки и вороны»

О французском философе, психологе, культурологе Владимире Янкелевиче я узнал благодаря книге «Этика» А.А. Гусейнова, А.С. Гаджикурбанова, А.В. Прокофьева, А.В. Разина, Т.И. Пороховской и А.Я. Иванюшкина. Точнее узнал его взгляд на один из предметов, который он изучал. Этим предметом было прощение. Янкелевич разделил идеальное и эмпирическое прощение. Идеальное прощение редко достижимо, если вообще возможно. Это прощение без каких-либо условий. Оно не требует объяснений, потому что объяснения умаляют ценность прощения, внося расчёт. Но если есть расчёт, тогда чем это отличается от какого-нибудь договора, где каждая из сторон что-нибудь для себя получает? Идеальное прощение безусловно. Как только можно обосновать прощение, сказать «прощаю, потому что…» — такое прощение становится эмпирическим. Разница между идеальным и эмпирическим прощением сродни разнице между любовью и уважением. Уважают за что-то. Уважение надо заслужить. Любят, потому что любят. Без «потому что». 

Янкелевич выделил три вида «нечистого» прощения. I) Прощение как темпоральный (временный) износ, II) Рассудочное извинение и III) устранение.

Если коротко, то в первом случае страсти со временем угасают, угасают воспоминания, однако «не существует гарантии от рецидивов старой злобы». Второй случай хорошо отображает фраза «понять — значит простить». Янкелевич не согласен с такой формулировкой и показывает, что рассудочным может быть извинение, а не прощение. Если понял, то можешь только извинить, а не простить. Наступив на ногу или задев кого-нибудь, например, в автобусе мы говорим «извините» и часто получаем извинение. Определённая вина, невнимательность с нашей стороны при этом присутствует, но в данном случае потерпевшая сторона в общем случае предпочитает поступать рассудительно, объясняя себе, что данный инцидент незначителен и незачем тратить время на ругань. В более глобальных случаях требуются более изощренные расчёты, обоснования для «потому что». В отношении устранения Янкелевич пишет: «Устранить означает договориться о совместном «перешагивании» через проступок и о не несоблюдении строгости в отношении виновного; оскорбление при этом рассматривается так, словно его не было вообще.» — «Дело прекращено, досье уничтожено, прошлое обращено в пепел; о нём нечего говорить.»

Мемориальная доска Маннергейму и транспондеры

В июне этого года Карлу Маннергейму в Санкт-Петербурге установили мемориальную доску. На тот момент глава администрации Кремля Сергей Иванов заявил на церемонии открытия мемориальной доски «Никто не собирается обелять действия Маннергейма после 1918 года, но до 1918 года он служил России. И если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Финляндии.» Сообщалось, что из толпы во время церемонии были выкрики «Позор!». История получила развитие. Появился Гитлер. Точнее рассуждения в том духе, что так скоро начнут устанавливать бюсты Гитлера, раз установили доску его «приспешнику» — Маннергейму. Зачем вообще было говорить про обеление? Измерять какие-то сроки, где больше, а где меньше служил?.. (Кстати, может быть поэтому Иванов больше не глава администрации?)

Лидер общественного мнения Димитрий Кириллович Кленский писал 11 июля: «Сообщение об открытии в Петербурге накануне визита в Финляндию Владимира Путина памятной доски финскому фельдмаршалу Маннергейму как вершине многообразного в последние годы прославления в городе на Неве человека, который вместе с Гитлером осуществил блокаду Ленинграда, вызвало недоумение и возмущение и среди русских Эстонии».

Обратите внимание, что именно по результатам этого визита Путина в Финляндию зашёл разговор о том, чтобы на боевых самолетах были включены транспондеры. Россия сделала шаг навстречу. Для консультаций были приглашены также Эстония, Латвия и Литва. Чем ответила Эстония? Лично я заметил заявления премьер-министра Рыйваса в духе: «Пусть сперва включат транспондеры!», а также как-то промелькнул евродепутат Паэт: «Россия должна включить транспондеры!» На месте России в таких условиях я бы держался и подчёркивал добрососедские отношения с Финляндией. В конце концов, если из Прибалтики не последует вменяемых действий, акт доброй воли можно объяснить именно как действие по отношению к Финляндской Республике. Конечно, хорошо было бы договориться со всеми сторонами, но если как в поговорке про палец и всю руку, последует развёрнутый «список требований», чего Россия должна ещё, то для начала можно было бы, например, проследить за тем, чтобы транспондеры были включены рядом с финской границей, а там… как получится.

Московское перемирие 1944 года (справка)

Карл Густав Эмиль Маннергейм был президентом Финляндской Республики с 4 августа 1944 по 11 марта 1946. В 1946 году он оставил этот пост по состоянию здоровья. Именно со страной под управлением этого человека СССР заключал перемирие. Именно под руководством этого человека велась Лапландская война с нацисткой Германией. Наши предки, выстоявшие и победившие в Великой Отечественной войне, посчитали возможным договориться с этим человеком.  

2016 год знаменателен для Финляндии. Шестьдесят лет назад СССР свернул военно-морскую базу «Порккала-Удд», которая была развёрнута в 1944 году в 20 (!) километрах на запад от финской столицы. По условиям Московского перемирия база создавалась сроком на 50 лет (то есть до 1994 года). Но наши предки, выстоявшие и победившие в Великой Отечественной войне «принимая во внимание, что добрососедские отношения между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой развиваются благоприятно и взаимное доверие между ними постоянно укрепляется, имея в виду, что Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Союзом Советских Социалистических Республик и Финляндской Республикой, подписанный 6 апреля 1948 года, обеспечивает условия для дальнейшего укрепления дружественных отношений между обеими странами…» и т.д. базу решили убрать. Почему бы Сергею Иванову было не сказать об этом, а лидерам общественного мнения не подумать об этом?

Посмотрите на карте, где находится полуостров Порккала. Выше на север от него расположена железнодорожная станция Киркконумми. Вся эта территория по условиям Московского перемирия 1944 года отошла под советскую военно-морскую базу «Порккала-Удд». В конце сентября 1944 года состоялась передача территории под базу. До этого в течении десяти (!) дней с полуострова и прилегающих территорий были эвакуированы местные жители. В январе 2016 года финская государственная телерадиокомпания YLE сделала репортаж, посвящённый событиям того времени.

Вот один из кадров кинохроники, снятой в сентябре 1944 года. Двое местных жителей приходят навестить могилы перед тем, как покинуть территорию будущей базы как минимум на 50 лет, то есть они, наверное, понимают, что навсегда:

Во время существования базы на поездах, идущих из столицы на запад страны через Киркконумми, завешивали окна. После прохождения поезда через территорию базы ставни с окон снимали.

Решение, озвученное в 1955 году свернуть базу стало для Финляндии приятным сюрпризом. Как написало YLE в январе этого года «возвращение Порккала открыло путь к царствованию Кекконена», бывшего в тот момент премьер-министром Финляндской Республики и ставшего уже в 1956 году президентом. Президент Урхо Кекконен продолжил развивать добрососедские отношения между Финляндией и СССР. Считаю, что хорошим отношениям между Финляндией и Россией в настоящее время мы во многом обязаны этому президенту.

На следующем кадре финской кинохроники запечатлён комендант военно-морской базы «Порккала-Удд» генерал-лейтенант Сергей Иванович Кабанов. (К слову, Маннергейм дослужился до того же звания в армии Российской Империи.)

Видеть историю
 
Кто-то, возможно, скажет мне в ответ на приведённые факты: «Ну и что? Что ты хочешь этим сказать? Кого пытаешься разжалобить или умилить данными кадрами? Посмотри-ка лучше на фотографии блокадного Ленинграда, на ослабленных людей, тянущих за собой саночки с трупами. Подумай о миллионах жизней, отданных нашими предками в борьбе с коричневой чумой. Кто с мечом к нам придёт…»

Да, всё так. Но даже несмотря на саночки, на весь ужас, несмотря на бронебойно-душеразрывающе-слезоточивое «осталась одна Таня» великие Люди выстояли. Они же приняли президента-Маннергейма. Они решили убрать военную базу из Порккала через 12, а не через 50 лет. На кадрах кинохроники видно, как в ходе встреч президент, премьер-министр Финляндской Республики, комендант Сергей Иванович Кабанов, советские дипломаты говорят о дружбе и сотрудничестве. С цветами в руках стоял улыбающийся комендант на подножке уходящего поезда.

Быть может на нас не только лежит священный долг хранить подвиг предков в Великой Отечественной войне, но нам надо учится у них же идти дальше? Может быть и у нас есть право прощать?

***

Проблема современной Эстонии в том, что она пытается быть «современной» во всех точках истории. Но это невозможно. В результате Эстония перестаёт быть современной. Наша страна не научилась пока видеть историю, а видит лишь только себя. Но мир меняется. Я хотел бы, чтобы и Русский мир видел историю и поэтому успешно развивался.

 

Загрузка...