tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Социальные сети
© B2B

СоциОлизм русской Эстонии: «Для детей 1 сентября — это как для вас отпуск закончился!»

Давайте посмотрим, о чем говорили на прошлой неделе (29 августа — 4 сентября 2016) социальные сети русской Эстонии…

Русский и эстонец: братья навек? Да нет — соседи навек! Почему молодежь матерится как сапожники и ведет себя как обколовшиеся рок-звезды? Первое сентября — это День знаний или День начала отчета нового срока детской каторги? Дома для престарелых в Эстонии — как крик о помощи, которой не услышишь. Об этих и других темах — в традиционном обзоре.

«Два языка, два народа, два мира»: так оценили участники горячей дискуссии на Facebook публикацию очередного журналистского исследования Эстонии, обобщившего уже давно известное и так: две общины живут параллельными Вселенными со своими делами и заботами, фактически не пересекаясь и не сталкиваясь. Почему? Евгений Железняков знает: «Каждый день массмедиа Эстонии втюхивают о российской угрозе, ужасах окупации (скоро сами поверят), «живем плохо — империя виновата». Какой здоровый человек захочет это слушать? Тем более, пускать своих детей в это инфополе. Быть эстонце сейчас  — тяжелое бремя. Бремя страха и обиды, разжигаемых продажными СМИ и политиками, наворовавшими на десять жизней, а им все мало. Проблема не в том, что бедные не доедают, а в том, что богатые не могут нажраться». Александр Макухин возмущен призывами а ля «чемодан – вокзал – Россия»: «Не мы здесь чудаки, а это отребье, возомнившее себя сверхчеловеками, вечно гавкающее на «кормящих руку».

Александр Чаплыгин иронизирует: «Так и живем. И вопрос не в том, что определенное количество русских до сих пор не удосужилось выучить эстонский язык. Вопрос в нежелании эстонского общества привлечь инородцев к строительству общего будущего. И никакие телеканалы не помогут изменить ситуацию, при которой мы чувствуем себя чужаками». Anastasia Anastasia идет еще дальше: «Всё изменилось в последние 25лет. К власти пришли посаженные специально для этого люди. Вырастили поколение ненавистников. А на самом деле страдает и та, и другая сторона. Русских детей (которые и в России ни разу не были) вырастили с четким чувством того, что Россия — загнивающее государство и там полная нищета и беспредел. Эстонских детей — с чувством превосходства. Хотя в Европе 85% людей и даже знать не знает, где такая Эстония вообще существует. А простые люди — и эстонцы, и русские — страдают от этого». Она приводит интересный случай: «Как-то ехала в машине и слушала Raadio 4,был какой-то опрос. Там позвонил мужчина (эстонец), у него свои земли и скот. Он тогда очень хорошо сказал: — «Мы столько лет жили бок о бок, помогали друг-другу. Всё было мирно и спокойно. И не нужно было это рушить. С соседями нужно жить дружно! Тогда и достаток и спокойствие будет. А вражда ни к чему хорошему не приведет». По этому эфиру я сужу, что, в основном, вся подпитка негатива и разлада идет с вновь выросших безголовых людей и больших городов. А самое ужасное, что мы все с этим смирились. Сидим как мышки, тут между друг-другом переписываемся, а дальше… А дальше только неизвестность».

Виталий Микеров идет в своих фантазиях о Государстве Идеала дальше всех, но потом сам же себя опускает на землю: «Нужно восстанавливать отношение, как это было в СССР. Когда каждый эстонец знал русский язык и каждый эстонец дружил с русскими. А сейчас, что мы имеем?— Непонимание друг друга. Я понимаю, что Эстония получила восстановленную независимость от СССР благодаря ослабление власти при Горбачеве. Но как только эстонцы почувствовали себя хозяевами, они тут же начали изгонять все другие народы. Во-первых, что хочется сказать? Что Эстонская Земля не только для Эстонцев, но и для всех кто хочет жить в Эстонии. Вопрос только в том поймут ли меня Эстонцы?».

Из одного большого равнодушия и социальной изолированности вырастают «равнодушия» и отчужденность поменьше… Алиса Шмит в очередной раз столкнулась с проявлением «бытового хамства» в общественном транспорте в исполнении молодежи и делится своим огорчением: «‎А как вы относитесь к таким принцессам, которые орут матом на весь автобус и ставят свои чудесные ножки в грязной обуви, на сидение автобуса, где потом будут сидеть люди?» Естественно, нашлись и другие свидетели… Valdemar Nichainik: «Да, сейчас матерятся ужас как…такие блин лет 8-и выше… Так противно — ужас… Я сразу к ним обращаюсь с требованием закрыть свой грязный рот». Svetlana Dsh подтверждает поспешно: « Вот именно эти девочки разговаривают таким гадким матом… Мне довелось слышать. И рассказывают, как начинают употреблять наркотики. И в такой эйфории от этого…»

Елена Телегина пополняет список плохишей: «Только что подростки с чужого двора орали, матерились (девочки!) и бросали мусор в нашем закрытом дворе. Вышла во двор, спросила: кто бросил мусор? Попросила убрать за собой и сказала, что если ещё раз услышу мат и увижу, что мусорят в нашем дворе, сниму видео и выложу в Фейсбук:))) Потому как это не первое им предупреждение.. Мы сами всю жизнь баловались и орали у себя во дворе, но такого гадкого нескрываемого мата и свинского поведения не припомню».

Позже она добавила: «Ещё однажды на пляже Пальяссааре мальчики лет 10 тоже разговаривали матом, нисколько не смущаясь окружающих людей… Хорошо одетые, приличные такие. Потом к одному подошла бабушка, эдакая дама строго и стильно одетая. Тогда уже я обратилась к ней — Ваш ли это внук? И сообщила, что матерился так, что вяли уши, и я узнала много нового. Мальчонка стал «блеять», что «я не я и лошадь не моя», но разгневанная и устыжённая бабушка увела его чуть не за ухо для беседы… Так что НЕ надо молчать».

Александр Александр пытается шутить: «А где ваша толерантность? Может, у нее ноги мерзнут? Ноги на сидение — это по-европейски. Испания, Италия и так далее — это норма. Правда, погода другая и дороги почище. А если громко не ругаться — то как догадаются, что ты крутая и такая красивая и вынуждена в этом ящике на колесах переться на работу? Это только сегодня и то ради долбаных клиентов массажного салона». Julia Makarova категоричная: «Нахалка!!!», а Татьяна Жигунова подсказывает, как следует поступить в подобном случае взрослым: «Не люблю такое. Были пару раз подобные ситуации. Я просто пристально смотрю на человека, если не доходит до клиента, словив его взгляд, говорю: — Ноги убрал! Убирали!» Алина Мырова на это резонно отвечает, что методика может и не сработать: «Самое забавное — это то, что если сделать таким замечание и обратиться с просьбой ноги убрать, то в ответ узнаешь про себя много чего интересного и «приятного». Ася Неверова усмехается: «О, знакомая девица кажется». Artjom Ja делает выводы о «девушке с плеером»: «Шаболда…»

А вот Алевтина Логвина увидела в рассказе взрослой дамы повод к наезду на нее саму и вот за что: «Искренне бы посоветовала девочке написать на автора заявление за фотографирование и выставление в интернете фото без разрешения». Jelena Maidla ее поддерживает: «Некультурную, невоспитанную, орущую матом девушку «интеллигентные» и «высококультурные» комментаторы через одного матом обложили. А какие советы от наших воспитанных граждан! И пиз**ей дать, и в лицо плюнуть, и жвачку на лоб налепить, и очки в глаза вдавить! Вот это воистину воспитание! Культура! Люди, вы сами как своих детей воспитываете? Так же как здесь пишете?» Представительница молодежи Тифани Иванова откровенно смеется над возмущением «старших товарищей»: «Ору с ваших комментов. Вот специально буду так теперь сидеть. Бомбите скорее. Хотите - фоткайте, я всегда капюшон одеваю и шарфик беру». На что последовало от Анастасии Александровны: «Брысь спать!! Детки уже спать должны, здесь тёти и дяди сейчас разговаривают. Спокойной ночи». Громкий резонанс вызвала история-признание бывшей сотрудницы дома для престарелых о том, как стариков кормят. BaltNews.ee публиковал эту жуткую историю.

Как выяснилось, подобные признания в Эстонии ни для кого не новость. Antonina Grin свидетельствует: «Я была в некоторых домах престарелых, когда одну родственницу возила в поиске места. Она искала места для матери старенькой. Дом престарелых — это был ужас. Отвратительный запах мочи с г…., грязно. Моют их там раз в неделю. Все какие-то неадекватные, какие-то стоны, звуки. Это было ужасно. И, кстати говоря, она имела большие деньги, чтобы нанять своей матери сиделку в ее же квартире. Но судить я не имею права. Наказание она свое уже давно получила». Санта Морана говорит, как режет: «Вы думаете в других холдусах (домах для престарелых) иначе? У нас вон — регулярно привозят КАШУ, как выразился один клиент: «Пиима супп» (Молочный суп – по-эстонски)… Но он подслеповат, и не видел что это «веси супп» (суп на воде – по-эстонски)…. Подкрашенная вода, с 10 крупинками…. Ходим к директору холдуса, он идет на кухню, ругается там регулярно, а все так же и остается…»

Vika Viktoria продолжает грустную летопись: «Лет пять назад была на практике в доме престарелых, еда была привозная, йогуртики и творожки всякие в топсиках часто были просроченные, сверху снимается крыжечка, где срок годности, и подавалось к столу. Орут на стариков и матом в том числе. Цены там за место немалые и вот такое обращение».

Natalja Rostovtseva поведала свою историю, но уже совсем с другой стороны: «Моя прабабушка просила меня, чтобы я её отправила в такой дом, но мне совесть не позволила совершить такое. Она видела, что я работаю, дети у меня, пешком в любую погоду три раза в день я бегала к ней. Готовка, стирка, семья, школа, моя учёба + подрабатывала, спала по 4-5 часов. Первых два года без дотации на памперсы, потом сделала книжку и так уже 5 лет! Сказать, что ещё пришлось испытать, думаю, кто с таким сталкивался, поймут… Дети помогали, со школы бежали её покормить, всё поменять, купаю её до сих пор в комнате, в детском бассейне, она лежачая. Я вижу, как она переживает за всё, но я рядом, а вот те человечки, которые попали к недолюдям, это печально». Вероника Родецкая тоже рассказывает: «Я ухаживаю за инвалидом, после пяти инсультов. Мою, убираю, готовлю. Квартиру покупала с мыслью о правильной планировке. Тяжело, но рука не поднимается отдать».

Natalja Sh Natalja Sh задается резонным вопросом: «Бабушка пришла размера L — через месяц М… каша на воде, суп без мяса… Это кошмар. Но у меня вопрос к детям этих бабушек: а совесть ваша где? Вам не интересно, что ест ваша мама, почему она так худеет??? Нет совести в первую очередь у детей этой бабушки, и уже дальше по списку. Я не осуждаю тех, кто отдает своих родных в такие места… Осуждаю тех, кто сдал и забыл». Ей поддакивает Юлия Гончаренко: «Ох, не дай Бог таких детей никому, которые не смогут уделять время своим родителям, а просто как ненужную вещь сдадут в дом престарелых…» Елена Ягомягис призывает: «Это же ужасно! Единственный выход — попытаться донести это до СМИ, сделать скандал, чтобы этим заведением занялись. Нельзя же так все оставить».

А Eli Sa утверждает, что такое наплевательское отношение сотрудников не только в домах для престарелых, но и в детской больнице: «Что там старики? Время конечно прошло, но в детской больнице такое же меню было. Один день из семи была приличная еда, и ребенок хоть что-то поел за неделю. Видимо, все-таки один повар был «нормальным». Главный врач с пеной у рта доказывала мне, что они закупают хорошие продукты, говядину, а не какой-то Pere-фарш (PERE – семейный по-эстонски – прим. BaltNews.ee), это типа мне упрек был. Убеждала, что каша на молоке. Но я хоть и не очень люблю каши, но отличить — на воде или на молоке — я могу. Волосы в каше, в рагу один (!!!) сантиметровый кусочек мяса. Молоко ледяное (отделение для больных с горлом) и так далее. Рагу с остатками фарша на дне, йогуртов не было, одно малюсенькое яблочко на день. Еще говорила мне: «Как вы пойдете домой, если он не ест ничего?». Я говорю: у вас жрать нечего, поэтому и не ест. Я аж плакала от той мысли, что нечем ребенка покормить. Нашла какой-то буфет. В больнице карантин был».

Зато Валерия Эрсдорф предлагает смотреть на проблему философски: «Ничего не меняется. Так было всегда. Все повара всех госучреждений всегда, простите мой французский, пёрли домой еду сетками. Таким людям всё равно, у кого воровать — дети, старики или посетители ресторана». И предлагает традиционный восточный способ борьбы с воровством: «За воровство руки надо отрубать. Сотня станет инвалидами — остальные задумаются!»

Dmitri Smirnov грустит по западным хосписам для пожилых обеспеченных людей: «Как-то на Западе очень принято, что одинокие люди старые добровольно переезжают в дома престарелых. Вот один компьютерный гений Chris F.A. Johnson откровенно в своей книге пишет с приколами, что он переехал в дом престарелых и очень этому рад. Вот там к людям нормальное отношение, не то, что у нас».

Ну, и как обойтись в нашем обзоре без этого – традиционного. Ольга Барышева желает всем: «Дорогие мои Друзья! Поздравляю Вас и Ваших любимых школьников с началом учебного года! Желаю нам всем Здоровья, Терпения, Мудрости и Много радости от Успехов наших деток! В ДОБРЫЙ ЧАС!!!» На что Pavel Boger ответствовал: «Не понимаю, почему некоторые радуются 1 сентября, типа Дню знаний, праздник, блин, постят открытки. Для детей 1 сентября — это как для вас отпуск закончился. «Ура, отпуск закончился, снова на работу, где любимые коллеги, начальство, непосильный, изнуряющий труд?!». Обязаловка началась! Ослик снова будет вращать любимое колесо. Для детей начинается долбёжка «знаний», которые никогда не пригодятся в жизни, многочасовое сидение за партой, которое угробит у большинства осанку и подорвёт на всю жизнь здоровье. И главное — домашние задания, как для вас поработать ещё смену за бесплатно. Домашние задания — перекладывание преподавателями своей работы на родителей. Вместо кружков, спортивных секций, общения с родными и сверстниками. Я понимаю, когда это была советская школа, в которой готовили Человека и Гражданина, а не потребителя или трудовые ресурсы, как сейчас». Позже он объяснил, чем вызвано его сообщение: «Вчера дети были в ужасе, как от надвигающейся катастрофы, которую не избежать, твердили – «это не праздник». Нас хоть светлым будущим кормили, да и все дороги были открыты, прекрасное далёко, то сё. А сейчас 50% детей не поступят в гимназию, то есть не получат гарантированного когда-то среднего образования, для них нет и среднеспециального. А куда пойдут поступать выпускники гимназий, если почти все специальности — это обслуга и прислуга?!»

Лиана Журавлёва не согласна с автором: «Паша, как- то очень пессимистично. Для первоклашек, думаю, во всяком случае, 1-е сентября, это праздник. Pavel Boger согласен на уступки: «Для первоклашек может быть, они ведь не знают своей участи, что в школе хуже и тяжелее, чем в садике. Ценить садик с «тихим часом», прогулками, играми и полдником начинаешь гораздо позже. :-)» Яромир Немченко согласен с оратором: «Печаль то, что ты прав. Родители сами к работе относятся как к повинности, вместо того, чтобы видеть в ней открывающиеся возможности. Так почему же дети будут относиться к учебе как к возможности выработать полезные навыки?» Анна Мажаева подытожилаа: «Прекрасный тост».

По публикациям в открытых для всеобщего чтения постах Facebook русской Эстонии. Авторские орфография и стилистика при цитировании сохранены.

Загрузка...