tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Керсти Кальюлайд
© Vabariigi Presidendi Kantselei

Реплика: «Эстонская Либерия Керсти Кальюлайд», или Считать-то, конечно, можно... даже себя эстонцем

Эстонец — это любой, кто себя таковым считает, заявила президент Эстонии Керсти Кальюлайд в недавнем интервью газете Maaleht.

Женщина-президент и самый влиятельный (по версии интернет-изданий «Дельфи» и «Постимеес») человек Эстонии Керсти Кальюлайд в очередной раз сказала очередную заштампованную банальность, почерпнутую из американских фильмов, в которых она ничего не поняла, судя по всему. Нехорошо, тетя Керсти (вы ведь не против, чтобы я так вас называл, да?), суть американской нации в американском искусстве совсем иная.

Что-то для самого влиятельного человека она говорит слишком много заштампованных банальностей, зачастую, имеющих такое же отношение к реальности как водоснабжение Кохтла-Ярве к космической программе Китая, ну да ладно. В общем-то, в некотором смысле это и есть роль и женщины и эстонского президента. Итак, цит. по rus.delfi.ee:

— По моему мнению, каждый, кто считает, что он хочет быть связан с Эстонией, должен иметь возможность это сделать. Если у человека есть гражданство Эстонии или вид на жительство, если он живет в Эстонии, то я не буду говорить, что он не вправе чувствовать себя эстонцем. Даже если он по рождению таковым не является. 

Там дальше еще про э-резинетов забористо. Мол, эстонцем может быть даже э-резидент Эстонии. В общем-то, можно даже в Эстонии не жить. Оформил себе резиденство ради каких бы то ни было преференций, налоговых, например, и все — коренной, полноправный титульный гражданин. Вы еще «удобный флаг» сделайте, как в Либерии и в Эстонии будет один из самых больших торговых флотов в мире. 

Красиво ли звучит «живи в Эстонии, чувствуя свою связь со страной, и ты эстонец»? Да красиво, что. Так, с размахом, в духе фильмов про борьбу человечества с какими-нибудь чужими. Имеет ли такая модель отношение к реальности хоть где-то в мире? С очень большими оговорками только в некоторых странах. К эстонской реальности это вообще отношения не имеет. 

Нет, конечно, считать-то тут себя можно хоть эльфийской принцессой, хоть Наполеоном. Да хоть кофемолкой себя считать можно. Только тут есть два существенных нюанса. 

Во-первых, у каждого феномена есть ряд отличительных признаков. Кофемолка должна молоть кофе, Наполеон должен иметь свое Ватерлоо, эльфийская принцесса быть бессмертной и влюбиться в человека. Может ли человек, имеющий вид на жительство в Эстонии иметь возможность не только считать, но и быть эстонцем? Принимать участие в управлении государством, например? Определять вектор развития государства? Нет, не может. 

Во-вторых, важно не только кем считаешь себя ты, а кем считают себя окружающие. Психиатры в больнице условного Семен Семеныча Наполеоном вовсе не считают. Как с этим? Да еще хуже. Если условный человек, имеющий вид на жительство все-таки имеет теоретический шанс пройти очень длинный и тернистый путь и получить формально законодательно закрепленные равные права всего лишь с некоторыми оговорками, то с признанием у остальных эстонцев у него всегда будут проблемы. Достаточно посмотреть на место тех интегрированных, что из штанов выпрыгивают, чтобы доказать, какие они эстонцы. Ну не считает их никто эстонцами. 

Особенно смешно это на фоне истерики, поднятой в парламенте по поводу всего-то обращения в суд на русском языке. Если испаноговорящий американец в условно «испаноговорящих» штатах имеет возможность получить едва ли на любую базовую государственную услугу на испанском языке, то тут даже это — уже «перебор» для парламентариев. А так-то да, считать себя пока еще можно хоть кем. Хоть эстонцем, хоть индейцем чероки. Спасибо «тетя Керсти» хоть на этом.