tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Лес
© victorganin.livejournal.com

Про перспективы эстонского лесного хозяйства: когда лес высаживать-то начнут?

Как всегда внезапно и как всегда не вовремя в Эстонии начинает заканчиваться лес. Экологи говорят о том, что за последние 20 лет было вырублено 37% хвойного леса. При этом не какие-то там «прокремлевские экологи», а экологи из Тартуского университета.

Вообще, как-то «не прет» Эстонии в последнее время. Железнодорожный транзит заканчивается, грузооборот в портах тоже как-то на спад пошел, теперь вот лес. И это в то время, когда предприниматели Маргус Кохава и Ааду Полли заверили общественность в том, что смогут найти аж миллиард на строительство здоровенного целлюлозно-бумажного комбината. Правда, где они его найдут, пока неизвестно, ну так это не главное. Главное — вот только соберешься новую жизнь с новым целлюлозно-бумажным комбинатом начать, а в стране лес заканчивается. Как назло. 

Лес «стригут» все быстрее, а комбинат есть только в очень отдаленных планах. А леса в Эстонии не то, чтобы очень много, да и вообще-то было бы неплохо кое-что оставить потомкам. Конечно, сосны и елки — это не эстонский язык и не эстонская культура, их вроде бы никто «на века» сохранять не обещал, но все-таки они красивые и полезные. А то будет в стране из зеленого — только «валуны» на новом логотипе. 

В 2017 году планируется вырубить не 10, а 15 миллионов кубометров леса. Аж на треть больше. Мол, в 30-е леса вдвое меньше была, и ничего не случилось. К тому же во время «советской оккупации» сажали «некачественный» лес. Видимо, оккупационный, да. Под корень надо это «наследие», так сказать. 

Шутки шутками, но это назойливое желание смотреть в прошлое — 30-е, 60-е несколько настораживает. Лес — эта такая штука, которая растет долго, поэтому логичнее смотреть на в 60-е прошлого века, а в 60-е века этого. Собственно говоря, именно это и обещали эстонские чиновники, присоединившись к Парижскому климатическому соглашению. Оно, конечно, понятно, что эстонские елки мир не спасут, но все-таки дал слово — держи. 

Одни граждане, ответственные за лесное хозяйство, считают, что 15 миллионов кубометров в год — это даже чуть меньше, чем объемы «прироста». То есть, в принципе леса остается столько же. Другие — что гораздо меньше, то есть, деревьев становится меньше. Еще одно существенное расхождение есть в методике подсчета. Вроде бы как понятно, что лес, находящийся под охраной, учитывать не надо. Ведь если его учитывать, то количество леса, который вырубать можно может сократиться до невозобновляемого размера. Но почему-то в профильном министерстве до этой простой мысли не додумался никто. 

К тому же совершенно непонятно, что делать разнообразным лесным жителям, которых тоже вроде как нехорошо оставлять без дома. Вот белочки, кабанчики, ежики, лисички, мишки и прочая живность — она что, рано или поздно должна остаться только в охраняемых зонах? А им там точно не тесновато будет? А вот эти 15 миллионов кубометров — они точно никак не повлияют на заболачивание и без того не слишком-то сухой Эстонии? Вопросов — море. Ответов — как всегда, немного. 

Да, кстати, по новому закону елки можно валить уже 60-летними (раньше — 80-летними). Посмотрите на календарь. Сейчас уже 2017 год. То есть, даже если предположить, что в 60-ых и правда сажали какие-то неправильные бракованные елки, то по календарю выходит, что пришла пора сажать какие-то правильные. Причем приблизительно в тех же объемах, что в 60-ых. 

Есть такой план? Или планируется вернуться в «чащобы и буреломы» 30-ых, когда леса было меньше, зато он весь был «независимым»?

Загрузка...