tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Сергей Середенко
© BN

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: «что в имени тебе моём?»

На экране моего телевизора время от времени возникает ведущая Ульяна Гусев. Не Гусева, а Гусев. Что наводит на мысли…

После выхода предыдущего выпуска ПК кто-то заметил в Facebook: «У Создателя была неделя, чтобы сотворить мир. У Обамы есть неделя, чтобы его разрушить». Поэтому информация о том, что в Нарве началась стрельба, заставила сердчишко ёкнуть — мало ли что там наши Д!Б удумали, вскрыв секретный пакет…

Оказалось — учения, оказалось — холостыми. В городе. Материал об этом Ильи Смирнова рекомендую прочитать полностью, поскольку в нём приведены весьма красочные мнения нарвитян. Также интересна авторская позиция этого журналиста Postimees: «Так было уже не раз и не два. Но только в этом году автоматические очереди вдруг вызвали у нарвитян негодование — никого, дескать, не предупредили, люди перепугались». И дальше: «На самом деле никаких официальных претензий к организаторам «Удриаского десанта» нет. Главный специалист по охране порядка из Нарвского горуправления Дмитрий Дьяков уверен, что данная игра не относится ни к категории публичных собраний, требующих предварительного уведомления о проведении, ни к категории публичных мероприятий, требующих предварительных согласований. По убеждению чиновника, «Удриаский десант» нельзя считать публичным мероприятием, потому что он предназначен не для всех, то есть не является в этом смысле публичным».

Хотели мастер-класс по свободе собраний? Получите. От специалиста по охране порядка. Главного. И у журналиста «никаких официальных претензий» нет. Так что если захочется пострелять из автомата холостыми в центре города — езжайте в Нарву. Там можно. И народ привычный. В смысле — должен был бы уже привыкнуть… С упором на «должен».

И в очередной эстонский раз мнения правоохранителей и правозащитников разошлись. Свою позицию ввиду её очевидности приводить не буду, а вот с политическим оттенком мнение Дмитрия Линтера приведу: «Эстонские власти организовали вооруженную провокацию на границе России. Речь идет о стрельбе с применением боевого оружия в ста метрах от границы России в Нарве. (…) Считаю, что от Российского внешнеполитического ведомства должна быть соответствующая реакция».

Свобода собраний вообще и эстонская в частности занимала меня на этой неделе в связи и с другим казусом. Дело в том, что на следующей неделе в Эстонию приезжаетне кто-то, а сам Петро Порошенко. Который, согласно решению Дорогомиловского районного суда города Москвы, пребывает в статусе «признанного президента Украины». И лидер центристов, премьер-министр Юри Ратас, будет пожимать ему руку. От имени всех русских избирателей, проголосовавших за центристов. В том числе — меня. Мне это показалось неправильным, и я решил провести акцию протеста, потому что ничего, кроме презрения, к Порошенко не испытываю. Однако столкнулся со сложностями.

Потому как для того, чтобы зарегистрировать публичное собрание, я должен известить полицию о месте и времени его проведения. А в МИДе Эстонии сообщить детали визита Порошенко мне отказались, сославшись на соображения безопасности. Что делать? Регистрировать собрание у резиденции президента с раннего утра до позднего вечера, в надежде увидеть проезжающий кортеж и показать ему плакат «А кто Боинг-то сбил?». Так это ж сколько носовых платков и глинтвейна с собой брать надо — январь всё-таки. И потом: маршрут Порошенко нам неизвестен, а вот место нашей дислокации известно полиции, потому как мы обязаны о нём уведомить. А раз известно, то кортеж просто проедет другим маршрутом к другому входу — исключительно из соображений безопасности, разумеется. Получается, что умозрительные соображения безопасности Порошенко в частности и VIP вообще выше прав человека. Интересно, только в Эстонии или везде, потому как Руководящие принципы по свободе мирных собраний, разработанные БДИПЧ ОБСЕ совместно с Венецианской комиссией, такой коллизии не предусматривают?

По этому поводу высказался Сергей Тыщенко, и в отредактированном мной виде это выглядит так: «Немного из личного. Был в ноябре в Берлине — как раз в те дни, когда туда приехал (Обама), совещаться со странами ЕС, но независимых (прибалтов) туда даже и не думали приглашать. Так вот, напротив Бранденбургских ворот, через дорогу (30-50 метров) от посольства Штатов, стояла маленькая (по их меркам) толпа в 200-300 человек. С красными флагами и Геварой, с толерантными плакатами на германском "Убирайся вон, чёрно*опая скотина!"… Метрах в 100 от них лениво курили бундесполицаи. Движение автомобилей из-за Обамы не перекрывали. Местное КаПо не снимало их тайком на видео, чтобы потом предъявы делать… Словом, (чудаки) эти германцы. Им в Эстляндию надо ехать — опыта в таких делах набираться».

Впрочем, Берлину завидовать незачем, поскольку и в Таллине где-то столько же желающих встретить Порошенко смолой и перьями связались со мной через Facebook. Пришлось отказать: по здравому размышлению я решил, что презрение — это не то глубокое чувство, ради которого стоит целый рабочий день морозить людей без всякой надежды выразить это чувство адресату. Впрочем, надо отметить, что момент для визита выбран Порошенко практически идеально – после инаугурации Трампа из Украины надо было куда-то свалить. Переждать. Потому как сразу же после приведения к присяге 45-го президента США в эфире телеканала ИНТЕР, например, началась оживлённая дискуссия о том, как Украина будет извиняться перед Трампом. Зарядили даже опрос: «Сможет ли Трамп приблизить мир в Украине?».

Да — 64%, Нет — 36%. Ага: «Трамп прийдэ, порядок наведэ!». Между тем для мира Трамп не нужен — нужен как раз Порошенко, точнее, его приказ перестать стрелять и морочить голову всему миру «российской агрессией». Но этого он позволить себе не может, зато может свалить на время в Эстонию и Финляндию —перетереть за «выполнение Минских соглашений». Поскольку, как я понимаю, больше не с кем.

Ещё одна тема, обсуждавшаяся на неделе в Эстонии, масштабом своим Эстонию превосходит. Речь об именах. Мой друг и коллега Мстислав Русаков получил из Государственного суда отказ от рассмотрения его кассации в деле о записи отчества в паспорт. Разослал об этом отказе релиз, на который откликнулась неполживая главред неполживого Delfi Юлия Родина. Вкратце её мнение таково: «Что качественно изменила бы в жизни русскоязычного гражданина Эстонии возможность вписать в свой документ отчество? А ничего». Судя по комментариям к её реплике и телефонным звонкам, которые получили мы с Мстиславом, большинство с этим мнением, мягко говоря, не согласилось. (Тут я должен публично перед госпожой Родиной извиниться —сам соврал в Facebook, что релиз Русакова не был опубликован. Был. После замечания Родиной я внес в текст поправку и принёс ей свои извинения, но считаю нужным извиниться и здесь).

Для ответных разъяснений, зачем русскому человеку отчество и на каком основании оно должно быть записано в паспорте, Delfi дало слово Русакову, что также отмечу, как хороший знак. Вместе с тем в содержание этой дискуссии как-то совсем не попал опыт соседней Латвии, в которой глава Латвийского Комитета по правам человека Владимир Бузаев как раз добился в суде записи своего отчества в паспорт, и с тех пор он для меня навсегда Владимир Викторович. Так я ему обещал. И для того, чтобы узнать ответ на вопрос «что качественно изменила бы в жизни русскоязычного гражданина» запись отчества в паспорте, достаточно было позвонить ему. Или тем латвийцам, которые этим отвоёванным обратно правом воспользовались.

Раз уж заговорили об именах, то отмечу ещё одну тенденцию. На экране моего телевизора время от времени возникает ведущая Ульяна Гусев. Не Гусева, а Гусев. Что наводит на мысли…

Решил проверить, насколько явление распространено, для чего изучил штатное расписание минфина Эстонии. Результаты:

Kertu Fedotov Marlen Piskunov Riina Beljajev Kaire Sokolov Kadri Jushkin Kairi Nisamedtinov (Марлен — женщина, я звонил. А Марлен Хуциев — мужчина…).

Но:

Ljudmilla Sokolnikova Natalja Zinovjeva Julia Nikolajeva Natalja Tśikova Irina Bõtškova.

Вывод напрашивается сам собой: женщины с нерусскими именами совершили «обрезание» русских или русифицированных фамилий, а женщины с русскими именами — нет. Решив не спешить с выводами, я позвонил генеральному директору Языковой Инспекции Ильмару Томуску, который, хоть и враг (пробу ставить негде), но враг — знающий, и работой своей по-своему увлечённый. И даже несколько раз мне реально помогший, в частности, в деле о предотвращении языковых скандалов по линии врач-пациент.

Томуск, во-первых, подтвердил наличие самого явления, но политическую природу его разглядеть отказался. Отметил, что речь идёт об «инициативе снизу», а не из требования закона. Если какие-то нормы и существуют, то это нормы написания имён в эстонском языке, в котором половая принадлежность не указывается. Но фамилии-то — русские… В шведском языке, как я понимаю, разница была бы еще нагляднее — «Густавсдоттир» меняется на «Густавссон». Для меня понятно, что такое изменение призвано подчеркнуть, что носитель данной русской фамилии — «правильная эстонка», что должно быть соответствующим образом отмечено и на рынке труда… Во-вторых, Томуск затруднился с ответом на вопрос о том, насколько такая перемена написания фамилии официальна, и предложил обратиться с соответствующим запросом в МВД.

В МВД я, кстати, звонил, но по другому делу. Я уже давно перестал льстить себя надеждой на то, что держу в Эстонии «руку на пульсе», так как предсказать направления дебильных «реформ» никак не в состоянии. Тут потребовалось мне проконсультироваться со специалистами по местным самоуправлениям в связи с написанием своего впечатления от административной реформы. Звоню в МВД, а там мне отвечают, что всё (и всех, в том числе регионального министра), связанное с местными самоуправлениями, они еще полтора года назад передали… в ведение министерства финансов. Местные самоуправления — в министерство финансов! Проверяю — всё верно, поправки в Закон о Правительстве Республики вступили в силу полтора года назад, и теперь вопросы «развития местных самоуправлений, регионального развития» находятся в ведении минфина.

Впрочем, от моего звонка в МВД был и практический толк — изучая штатное расписание, выяснил, что Тоомас Викс больше не работает в отделе коммуникаций. Этот тот самый Д!Б, который перед 9 мая заявил следующее: «Так как для большинства населения Эстонии использование советской символики отождествляется со временем оккупации, то использование данной символики может вызвать общественное недовольство и неподчинение. Например, кто-то решит отреагировать. В таком случае носитель этой символики несет ответственность за несоблюдение общественного порядка». И вообще, сам отдел теперь состоит из четырёх человек. Мелочь, а приятно. И, раз уж опять зашёл разговор о штатных расписаниях, то считаю своим долгом доложить, что в канцелярии канцлера права, который по совместительству в Эстонии является и омбудсменом, вообще нет отдела по правам человека.

Что не вошло в выпуск? Тема компенсаций за «оккупацию», поднятая EKRE, очередные фантазии новороссов по поводу своего исторического прошлого, видео«грустного Саакашвили в аэропорту», отказ России участвовать в этом году в работе ПАСЕ, разрешение от эстонского писателя на создание Партии народов Эстонии и глубокомысли неполживого Ивана Макарова о «типичности» евродепутата Яны Тоом, как «неэстонки».

#FREEPISKORSKI, Скрипник, Поляков!

Алексей Есаков: Эстония превращается в колонию строгого режима — мы все уже сидим«Политкорректор» с Сергеем Середенко: ГосДума, иконы и белорусское подполье
vott.ru

Новости

.