tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Эстонский язык
© hm.ee

Про эстонскую языковую политику, или Эти приезжие — у того, у кого надо приезжие?

В связи с тем, что в Эстонии получил вид на жительство трансгендер из России, который, естественно, будет изучать эстонский язык и, естественно, вести общественно активный образ жизни, что бы это в его случае ни значило, я решил вспомнить некоторых из тех, кого местным русским ставили (да и ставят) в пример в последнее время.

Сколько восторгов было: вот глядите-ка, местные люмпены, как нормальные люди язык учат. Блогер Ефимов, музыкальный критик Троицкий, «профессор» Цыбуленко, эколог Чирикова, бывший чиновник, ныне «жертва российских властей» Кузичкин и многие другие. В той или иной степени все они заверяли, что эстонский язык — это очень нужная и важная штука, в той или иной степени всех их противопоставляли «ленивой безвольной массе». Ну, нам с вами, то есть. 

А потом — тишина. Где громкие победы на языковом фронте? Где заявления об успешной сдаче экзаменов на С1, категорию, которую сейчас пытаются начать требовать с выпускников гимназий с русским языком обучения? Что, как выяснилось, разговоры разговаривать — не мешки ворочать? Что изучение любого языка, даже при непосредственном общении с его носителями — не такое уж простое дело, даже если есть способности? 

В лучшем случае 90% вновь сюда прибывших с трудом дотягивают до уровня владения эстонским языком на категорию В1, то есть знают эстонский в среднем ниже местной молодежи, знаний которой хватает и на В2. Впрочем, справедливости ради следует учесть условность категории С1, подразумевается, что любой закончивший высшее учебное заведение с преподаванием на эстонском языке имеет эту категорию, означающее свободное профессиональное владение. Что, собственно говоря, лукавство, во-первых, не все и по выпуску бегло могут разговаривать на эстонском на любые темы, во-вторых, язык — он тоже, знаете ли, забывается. То есть, минимум у половины закончивших эстонские ВУЗы русских в голове через 5 лет после выпускного остается все та же В2, если не В1. 

Впрочем, это касается любых других знаний — мало ли что там в дипломе может быть написано. Но вернемся к нашим эмм… переселенцам, которые, как известно, «не такие, а хорошие». Я прекрасно знаю, что люди, выучившие иностранный язык за несколько лет «с нуля» до необходимого уровня существуют. В отличие от профессиональных интегрированных, я часто с ними общаюсь. Совершенно разные языки учат — английский, французский, испанский, один мой знакомый бармен португальский выучил за сезон до уровня, позволяющего понимать, что просят клиенты в Рио-де-Жанейро. Он понятия не имеет, на каком уровне он его знает, хозяин заведения тоже, но вроде никто не жалуется. Там нет ни категорий, ни корпоративных правил, предписывающих общаться между собой только на португальском языке, но вроде никто не жалуется. 

Но в Эстонии-то — особый путь. Где всем известно, что знания эстонского языка должны подтверждаться конкретным документом из вполне конкретной конторы. Может, все-таки хоть кто-то, кто рвал на себе тельняшки с криком «уж я-то сейчас этот эстонский, я не какой-то там, как эти местные» предъявит этот самый документ? Или как до дела доходит, то пропаганде ничего не остается, как предъявлять закончивших или продолживших обучение в Тартуском университете? Так ведь их по пальцам пересчитать можно, в немецкие ВУЗы россияне гораздо активней поступают, например. А уж сколько их в английских учебных заведениях. А, нет, врачи еще есть, переехавшие в Эстонию работать, но ведь даже для них специально пришлось снизить требования к государственному языку на первое время. Да и не орут они как полоумные на всех перекрестках «уж я-то этот эстонский». Да и опять-таки, мало их, в Париже врачей-эмигрантов из бывшего СССР побольше будет. 

Покажите, наконец, хоть одного из «политических» эмигрантов из России в Эстонию, эстонский язык выучившего лучше, чем «в среднем по стране». Они все поголовно едва ли не землю ели, так клялись, что выучат. Или для них языковые требования другие?