tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Социальные сети
© B2B

СоциОлизм русской Эстонии: «Эстонцы зовут русских прийти на пикеты? Ага, а сами первыми в кусты»

Давайте посмотрим, о чем говорили на прошлой неделе (06 – 12 марта 2017 года) социальные сети русской Эстонии…

Так вы за или против проекта Rail Baltic? Стоит ли верить эстонцам, призывающим идти вместе на митинги протеста? Стоит ли писать о Кохтла-Ярве только плохое? Что случилось на заправке Statoil и кто больше прав в языковом конфликте? Жена с российским паспортом в шаговой доступности — но через границу… Эти и другие темы — в нашем традиционном обзоре.

Русская Эстония в целом скептически восприняла призыв эстонских активистов к объединению на почве протестов против реализации в регионе крупного инфраструктурного проекта скоростной железной дороги Rail Baltiс. С аргументами противников можно ознакомиться здесь «12 причин, почему надо остановить строительство в Эстонии Rail Baltic»  и здесь «Эстонцы-противники проекта Rail Baltic ищут поддержки у русских соотечественников» Там, в частности, говорилось: «Прогрессивная эстонская общественность ищет партнёрского сотрудничества с представителями русскоязычной Эстонии. Наше обращение адресовано тем, кто способен откликнуться на здравый смысл, проявить зрелость и великодушие. У нас общая беда. И называется она Rail Baltic. Многие люди не понимают, что несёт нам этот проект в его теперешнем виде».

Николай Ермаков вспоминает: «Что-то мне это напомнило. Кто-то из взрослых помнит, как эстонские национально ориентированные просили поддержки у русского населения в «обретении независимости»? Как наши придурковатые соотечественники загорелись этой идеей? Как стояли в соплях умиления в Балтийской цепочке? Вспомнили? А чем всё закончилось, буквально на второй день, тоже вспомнили? А выступление вместе против этого проекта знаете, чем закончится? Эстов, как коренных, пожурят и отпустят, а на некоренных энтузиастах оттопчутся по-полной. С посадками, увольнениями, лишениями гражданства, видов на жительство и прочее».

Александр Крутик рассуждает похоже: «Самое забавное заключается в том, что кинулись к русским за помощью, не понимая, что нам абсолютно до фонаря на эту распильную машину. Тем более, что она пройдет по тем местам, где русского днём с огнём не сыщешь. Земельку-то конфискуемую или выкупаемую по цене бутерброда жалко? Теперь уж сами, сами! Русских поддерживали? Вот то-то! Получите и распишитесь!» Он цинично переделывает известную сказку: «Жили-были три поросёнка — Ниф-Ниф, Нуф-Нуф и Наф-Наф. Но в Эстонии при её отношении к русским прижился только четвёртый — Нах-Нах!» Aleksei Grigorjev успокаивает страсти: «Хотят строить железку, ни хай строят за свой счет, а потом ждут, когда она окупится. А если нет — будем считать, что этим товарищам не повезло и другим грамотеям урок будет».

Екатерина Меликян тоже иронизирует: «Конечно, нужна скоростная железка! Как же без неё? Наплевать на здравоохранение, безопасность и детей, давай дорогу! Вкладывай, Эстония, разоряй население, мы же впереди Европы всей!!!!!!»

Андрей Генералов подходит к теме основательно: «Цитата из статьи: «Пришло время оставить в стороне едкую иронию, пересмотреть свои жизненные принципы и объединиться, чтобы действовать. У нас большие проблемы. Надежды на то, что всё как-то само собой рассосётся, нет! Такие большие экономические, экологические и социальные риски для нашей маленькой страны могут иметь плачевные последствия. Разобщённость на руку только политикам, которые не видят дальше своего кошелька. Мы должны быть умнее них». Читаю и думаю: когда им нужна помощь, то «мы все жители одной страны», а когда помощь нужна уже нам, то «тибла, знай своё место, вонючий потомок оккупанта!» Почему вы, эстонцы, не выступили с предложением объединиться и отстаивать право на обучение на родном языке? Почему сообща не потребовали одинакового гражданства для всех родившихся на этой земле? Мы за 25 лет уже успели позабыть, что такое великодушие!» Ему поддакивает Андрей Звянцев: «Совершенно верно! Как пела когда-то «Дискотека Авария» — «И опять вас обманут, ничего не дадут»! За 25 лет научили некоторой мудрости». Jevgeni Mäting категоричен: «Не поможем!!! Пока «земляки» не будут уважать русских, которые веками жили по соседству и помогали всем, чем могли. А так эта ситуация напоминает — «вспомнили про рабов, когда телега забуксовала»… Andrei Kabantseff итожит: «Уже бегу и спотыкаюсь… аж с 2007 года…»

А вот Julia Adams готова поддержать: «Ко мне тоже обратились и пригласили на собрание. Я думаю, что это очень хорошая возможность показать, что, несмотря на то, что мы a la «чужие свои», которых оскорбляли и продолжают в какой-то степени глумиться над нами, можем показать, что здесь наш дом и мы его любим и искренне переживаем. Так же это очень хорошая возможность объединиться с адекватной частью эстонцев и улучшить отношения. Среди эстонцев очень много, кому не нравится новая президент и всё, что она продолжает говорить и делать. Я вижу в этой возможности ответить на их просьбу только хорошее».

И понеслось по новой. Александр Крутик: «Вначале — памятник назад на Тынисмяги, русский язык в русских школах, компенсации за 25 лет бесправия. Потом можно и поговорить!» Julia Adams пытается вразумить: «Ну, можем и такой ответ им написать. А от них ли это всё сделанное зависело? Тут коса на камень… годами наварили такой каши, что как расхлёбывать — это всё я ума не приложу». Александр Крутик резонно спрашивает: «А кто строил эстонское национальное государство и поддерживал это строительство? Неужели русские?» Julia Adams вынуждена согласиться: «Ндааа…. замкнутый круг. И злость берёт и вроде хочется поверить в улучшения, но снова берёт злость за то, как поступали и что натворили».

Андрей Генералов рассказал свою историю о том, как его же за его искреннее желание объясниться и понять предали: «Юлия, я вот тоже пообщался с такими коренными жителями, кому что-то не нравится в нашей стране, высказался с дуру, поверил в искренность. А потом со мной провели беседу, дескать, пришёл сигнал, что я крамольные мысли излагаю, веду пропаганду коммунистического прошлого и призываю к неповиновению! Опа, думаю, надо же так попасть, было б чего лишить, наверное, уже лишили бы.

А ещё один приятель проговорился спьяну, что я правильные вещи говорю, но обидные для него, эстонца, потому как не мне, чужому, его родину хаять. На мой недоумённый вопрос, а где же моя родина, получил прямой ответ — за рекой (река Нарова в Нарве разделяет эстоно-российскую границу — прим. BaltNews.ee)!»

Дмитрий Волков тоже категоричен: «Попросите эстонцев поучаствовать в проблематике русскоязычного населения. И ответом вам будет большое-большое молчание. Потому, что это — «проблемы русских и эстонцев они не колышут». И хорошо ещё, если вам не начнут доказывать, что всё это правильно и Эстония для эстонцев. Так что пусть эстонцы сами расхлёбывают и Rail Baltic, и всё остальное. До проведения полной и глубокой денацификации с ними говорить не о чем».

Алексей Полетаев демонстрирует гражданскую пассивность: «Да, наверное, по фиг как-то. Без нас решат. Да и Европа сейчас накануне великого шухера. Не до дороги скоро будет». Надежда Воркаль с ним согласна: «Поздно, господа, поздно! Вряд ли вы найдете поддержку у «тиблов» и «оккупантов».

А вот Алла Костенко верит: «Найдут, и не одного». Ее поддержал Олег Низамов, критикующий недовольных: «Вы не заинтересованы в нормализации отношений. У вас и так всё хорошо. Не мешайте другим, у кого не так прекрасно». Его пытается остудить Андрей Вратов: «Не надо играть роль попа Гапона и подводить русское население Эстонии к объединению с кем-то, кто заинтересован лишь в собственных деньгах. Кинут и не раз! В начале должны быть ДЕЙСТВИЯ с ИХ стороны, а потом можно посмотреть!» Ольга Винкель согласна: «Мы — мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути!»

Vadim Veeremaa привносит в спор экономическую составляющую еврокрючка: «Железка нужна для быстрого доступа к плацдарму. Шоб юродивая, но рыбка не сорвалась с еврокрюка». Евгени Башаренко на это недоумевает: «Ну дак пусть НАТО и строит…» Vadim Weizmann не скрывает личного шкурного интереса: «Железка нужна мне. В Берлин ездить. Автобусом муторно, а самолетом дороговатенько». А Sergei Narva видит выходи из трудной ситуации: «Предлагаю сдать себя в оккупацию лет на 70 России, пусть она строит. Потом освободимся, как всегда, и заживём припеваючи». Максим Нечаев размечтался: «А потом ещё и компенсаций требовать…» А Aleksei Grigorjev сыпет юмором высшего качества:

— Как называются политики, идущие на второй срок?

— Рецидивисты!

Не всем Международный женский день в Эстонии пришелся по нутру. Вот как последствия праздника описал Андрей из Кохтла-Ярве: «9 марта. 4 часа утра. Под окном толпа пьяных женщин и мужчин выясняют отношения. Со всей любовью летят на встречу мордам кулаки и так же искренне, как вчера дифирамбы, льётся мат! Прекрасное окончание праздника! Сразу ясно, что на работу сегодня не надо, там вообще видать по жизни уже ничего не надо, лишь бы праздник продолжался да суррогата хватало на него. А злобные министры всё акциз поднимают. Да нет же, его снизить надо. Бесплатно, блин, раздавать, чтоб упились уже в своё удовольствие! А ещё лучше курорты для них создать, где-нить на территориях бывших ЖБИ, туда и завозить всех желающих праздновать. И all inclusive чтобы был, пусть пьют вволю, смотрят «Малахов-шоу» и объясняются друг другу в любви, как умеют! Достали, бл….»

Milla Kneski восхитилась публицистикой автора: «Прям красочное сочинение на 5. Все живо так представилось. Это про Кохтла? Или всё же Йыхви? Хотя да-а, в Ида-вирумаа (северо-западная Эстония) лучше не оставаться. Или сам сопьёшься, или тебя сопьют. А фразу «Ты чё, меня не уважаешь?», наверное, до сих пор используют?» Igor Steel зовет автора поста менять место жительства: «Андрей, чем раньше уедешь из города зомби — тем больше времени останется на нормальную жизнь!»

Marina Hamalainen возмутилась за местных жителей: «Ну, как всегда! Найдутся те, кто с томным взглядом будет рассуждать на тему «а у вас там в Кохтла-Ярве, а у нас здесь в Таллине»… ну-ну, в Таллине то, конечно, никто не пьет! Ладно, пойду лучше пивком опохмелюсь, праздник вчера удался! Андрюха, ты меня уважаешь?» Milla Kneski стоит на своем: «В Таллине пьют, в основном, приезжие, мало коренных». На что Marina Hamalainen вопрошает: «Кто-то проводил статистические исследования? Можно ссылку на результаты?» Milla Kneski тверда как кремень: «Тут проводить не надо:))) я это вижу:)))»

Tatjana Orlova не согласна с негативом в адрес Ида-Вирумаа: «Меня тоже поразили ответы в стиле «ну, что поделаешь, у вас там район такой». Да чушь это всё. Каждый находит себе компанию по уровню в любом городе». Marina Hamalainen дополняет разговор личным наблюдением: «Непонятно, почему, когда в Таллине что-то происходит, нет комментариев. Ах да, все понятно, это же Таллин. Но как только речь о Кохтла-Ярве, тут же появляются сочувствующие нам уехавшие отсюда? Да, не место жительства красит человека, а его достижения. Как сказал один мой хороший знакомый, «Лучше я буду лучшим парнем на деревне, чем никем в большом городе».

Станислав Гробер пытается успокоить критиков северо-восточного уезда: «Не так уж и давно в одном из городов Эстонии пьяная компания приставала к соседям и прохожим, а потом избила всех местных полицейских. Брань и крики само собой прилагались к действиям. И это там совсем не редкий случай в том городе. А город этот — Вильянди. Так что не стоит кидать камни в соседей, сидя в стеклянном доме».

Elena Elena описала свою непростую соседскую жизнь: «Знаете… Я тоже сегодня проснулась полвторого от истошного крика какого-то существа. Крик продолжался около получаса с постоянным интервалом, прерывая тишину откуда то из дальней подворотни.

Знаете, что меня поражает в этой ситуации? Никто не заткнул эту задницу! Что касается людей, то мы готовы писать об этом, возмущаться, а вызвать патруль? А вмешаться? Нет, все лежат и слушают. Так вот к чему я: это мы сами делаем, позволяем распространяться этим нечистям. Страх! Вот что плотно сидит в подсознании общества. Страх и забитость. Моя хата с краю, а еще совдеповское понятие «стукач». А насчет себя скажу: если бы у меня под окном были разборки, я бы не терпела. И вам советую. Есть люди, которым по долгу службы положено с этим разбираться. Это нормальная гражданская позиция во всех развитых государствах. Мужчины, берегите покой ваших семей. Вспомните об основном вашем предназначении. Добытчик и защитник».

Mihkel Simoniš рассказывает о прошлом городков: «В советское время ментов боялись, так как они не стеснялись в морду бить. Теперь законы такие, что лучше не трогать, самому потом хуже будет. Да и мужики потихоньку деградируют, больше или дохленьких, или толстеньких. Спортивных и сильных всё меньше». И то правда, Михкель!

Прошедший в Таллине 20-ый съезд Левой партии Эстонии вызвал не меньший скепсис у тех, кто не верит в будущее левых партий, защищающих интересы русской общины. Boris Tuch считает так: «Маргиналы остаются маргиналами. Вступление в ОЛПЭ Блинцовой и Русакова (активисты НКО «Русская школа Эстонии» — Baltnews.ee), а также наличие в ней Илляшевича (историк и писатель русской Эстонии — BaltNews.ee) — прекрасная причина презирать этот «Титаник», который стремительно идет ко дну, но на нем продолжает играть развеселая музыка».

Igor Rosenfeld не спешит со столь резкой критикой: «Не стоит излишне критиковать команду «Русской школы» Эстонии. Они сделали ряд нужных дел, в том числе, например, защищая одну из тартуских русских школ. То, что они хотят поменять ситуацию в Левой партии, — совсем неплохо. Пусть попробуют. Хотя обстановка там специфическая уже несколько лет». Boris Tuch стоит на своем: «В Таллине они не сделали ничего полезного. А их «защита» — блеф. Понимают, что ничего не добьются, зато пиар себе делают». Igor Rosenfeld тоже е сдвигается с места: «Пиарный момент есть — не спорю, даже весьма сильный. Но вот как раз сейчас перед выборами придется начать делать реальные дела. Тут все и должно проясниться».

Boris Tuch как главред центристской газеты про «зеленый Таллин» раскрывает свои карты: «Эту партию создали, чтобы оттяпать голоса у центристов. А кто создал — легко догадаться». С ним продолжает вести диалог Игорь: «Есть и другая сторона: необходимость усиления левого крыла эстонской политики. При новом раскладе у центристов нужно давление на них слева — или в виде левого крыла самих центристов, или в виде другой партии – может быть, и этой самой левой. Такую задачу упомянутые теневые организаторы вряд ли сознательно ставили. Следует, насколько это возможно, поворачивать дело именно в этом направлении». Борис не верит в успех политначинания: «Партия, в которой Илляшевич и Русаков, на это неспособна. Они сами не знают, левая правая где сторона. Они просто сами оказались несостоятельными, своя партия не получилась, они и решили сыграть в кукушонка, который живет в чужом гнезде и понемногу выбрасывает оттуда родных птенцов. Нет у них никакой идеологии. Есть густопсовый охотнорядский шовинизм — и все». Igor Rosenfeld тут согласен: «В Эстонии и в эстонской партии (каковой должна быть и указанная левая) им придется свои начальные посылки существенно скорректировать. Иначе эту партию легко потопят. По организационным причинам. Теперь в дело хотят кинуться новые бойцы — русского консервативного (скажем так) направления. Если они будут нажимать именно на эту свою идеологию, на выборах им особенно ничего не светит. Придется многое корректировать и пересматривать. В общем, можно сказать, выборы покажут».

Сергей Долгов продолжает изучать эстонскую прессу и находить в ней удивительные примеры тайных политических игр, движимые механизмы которых находятся вне поля зрения читателей: «Пресса продолжает разжигать. В ответ на случай в сети магазинов Reserved, где продавщицам было запрещено разговаривать между собой по-русски, пресса выкатила ответку — случай на заправке Statoil. Где две русские тетеньки зверски избили эстонскую тетеньку. По её словам — за её предложение им разговаривать с продавщицей по-эстонски. Насколько мне известно, видеокамеры слежения записывают только картинку, но интересно было бы и правда услышать, что и как».

Vladimir Shor не согласен с столь умеренным сравнением: «Ну, ни фига себе ответка: в Reserved обошлось без рукоприкладства, а вот «эстонскую тетеньку», судя по снимкам, отделали весьма неслабо». Сергей уточняет свою мысль: «Я про медиа-ответку. Могли бы ограничиться криминальной хроникой в пять строк, как это обычно и бывает. «В ходе пьяного конфликта был причинен урон здоровью. Открыто расследование». В медиа же оно пошло на ура как межнациональный конфликт. К местным выборам так готовятся». Степан Бормотов выносит свой вердикт: «Думаю, там обычная бытовуха на языковой почве, не интересно».

Эстонская телезвезда канала ETV+ Алекс Х с грустью описал свои отношения с супругой, гражданкой России: «Россия, Ленинградская область, Ивангород. Этим постом я посылаю лучи диареи работникам Департамента Полиции и Погранохраны, по вине которых мне приходится проводить романтическое свидание с женой в гостинице «Витязь» в Ивангороде. Возможно, наш госаппарат в отношении официальных резидентов милостив и быстр, но в отношении желающих переехать пока я наблюдаю обратное. То, что Таня — жена, специалист и прочее, роли не играет. Не по нашей вине сроки рассмотрения вида на жительство сорваны, временно мы вынуждены жить по разные стороны границы. Как долго продлится это «временно» — мы не знаем. И тем не менее — всем приятного Солнечного воскресенья. Мы, вот, идём гулять на Парусинку».

Sergy Ovchenkoff поддерживает коллегу: «Мысленно посылаю вам лучи позитива». Юлия Календа тоже призывает не хандрить: «Саша, вы выдержите это испытание, самое главное — вы нашли друг друга! Остальное все ерунда». Marina NoGood сочувствует: «Жестоко, больше добавить нечего! Держитесь, ребята, надеюсь, ваша семья воссоединится в ближайшее время». Александр Кучмезов присоединяется: «Парусам привет!» А Eugenia Evy Anstal-Põld успокаивает: «Можно и в Ивангороде сейчас жить… Там тоже не плохо!;) Желаю вам терпения! Вы — молодцы!»

Evelina Karina Potapski интересуется: «И сколько уже долгих лет они это все решают?» Валерий Сайковский недоумевает: «А почему не оформить визу и не ждать внутри страны?» Polina Wolf призывает к осторожности: «Кстати, у меня в аналогичной ситуации муж тоже чуть не отправился обратно в Россию. Но там это было, потому что тупили и ничего в срок не делали мы сами. В итоге ему продлили срок пребывания, потому что очень постарались сердобольные тетеньки в полиции, которые реально за нас качали и чуть ли не аргументы нам подсказывали для объяснительной. Но у меня скоро должен был родиться ребенок, думаю, поэтому они так помогали. А ВНЖ потом оформили быстро».

Нина Эффенбергер привела свою невеселую историю: «У нас тоже казус был: из-за того, что в московском консульстве и визовом центре Эстонии сидят молчаливые дебилы, наш глава семейства вынужден был улететь к семье на Рождество, потому что у него закончилась русская виза, а я с новорожденным сыном осталась в России, с отказом в визе европейской…»

Израиль Фейгман грустно улыбается: «Саша, мои соболезнования. В таком прекрасном государстве мы живём». Елена Лебедева добавляет: «Да, бюрократия — это целая наука выматывания нервов и шлифовки мозга… Где их только этому учат? Просят принести бумажку, а потом ещё одну и ещё… Держитесь! Любовь преодолеет все границы».

BaltNews.ee присоединяется к этим пожеланиям.

По публикациям в открытых для всеобщего чтения постах Facebook русской Эстонии. Авторские орфография и стилистика при цитировании сохранены.