tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

«Политкорректор» с Сергеем Середенко
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: ГосДума, иконы и белорусское подполье

Для начала позвольте отчитаться о поездке в ГосДуму. Мероприятие называлось «Парламентские слушания «О современной политике Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом»».

К парламентским слушаниям, как к жанру, я отношусь очень хорошо, поскольку они реально помогают принимать правовые законы. Поэтому мероприятие, на мой взгляд, и не удалось. Ибо обсуждали не законопроект, а политику. Пусть даже конкретную.

Мы с Александром Гапоненко готовились, и даже обкатывали наши выступления в Изборском клубе. Он — про «карту русского», я — про российское гражданство и ту же карту. Карта Александра сыграла, моя же оказалась бита — в списке выступающих меня не оказалось, о чём ничуть не жалею. Правда. Поскольку Жириновский и Зюганов, взаимно обличив друг друга, вскоре покинули заседание. Реально рулить остался Затулин, как первый зам соответствующего комитета, и ещё парочка депутатов.

С числом приглашённых, наоборот, случился реальный перебор, как и с набором тем. Например, на тему «О законодательной и нормативной базе политики Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом, находящихся на территории Российской Федерации», был отведён всего час.

В кулуарах узнал, что еще куча депутатов не пришла, так как им не дали возможности выступить. Короче — куча мала. В связи с чем сами парламентские слушания нуждаются, на мой взгляд, в осмыслении. Теоретически туда приглашаются представители заинтересованных групп, которым есть, что сказать в связи с рассматриваемым законопроектом. Тут же «группа» была заявлена одна – «соотечественники».

Обратил внимание на титулатуру половины выступавших. «Председатель координационного совета…» звучало очень часто в разных вариациях, что должно было, по идее, дать картину какой-то «соотечественной демократии». Которой, как известно, нет и в помине. Прошлые парламентские слушания, в которых я принимал участие в СовФеде, были гораздо  интереснее — прежде всего потому, что были приглашены эксперты. Правильно ли это с точки зрения процесса законодательства — не знаю. Думаю, что «экспертные слушания» должны были бы быть отдельным жанром.

Ну и, напоследок. Недавно писал тут о том, что Дмитрий Стратиевский смог удивить меня, когда сказал, что в ФРГ «интеграциеведение» — предмет в вузах и, соответственно, специальность. Пора вводить «соотечественниковедение». Поскольку специалисты тут — все и никто.

С «напоследок» я, впрочем, погорячился. Поскольку известно, что последнее слово обязательно должна сказать эстонская полиция. Так случилось и на этот раз, только не со мной, а с Алексеем Есаковым, который летел с тех же слушаний.

Алексей Есаков: «Сегодня полиция с капо превзошли себя. Устроили мне квест в аэропорту при полном личном досмотре и досмотре багажа. Водили меня целый час по свободной зоне без документов, периодически оставляя подождать то в одной подсобке, то в другой. А мои вещи в это время, вывернутые наизнанку, валялись на столах в помещении, находящемся в другом конце аэропорта…».

Элина Есакова: «Просидела-прождала в машине на парковке 4 часа, пока мужа отпустили. Я в шоке, думала уже идти скандал в аэропорту устраивать. Даже не знаешь, что в такой ситуации делать. Полный беспредел».

Начав с парламентского мероприятия, продолжу научными. Своеобразный итог прибалтийских исследований за 2016 год подвели Николай Межевич и Владимир Оленченко. Данную обзорную статью настоятельно рекомендую к изучению, так как в ней идёт речь о научных тенденциях, имеющих к нам непосредственное отношение. Так, в частности, авторы пишут следующее:

«Следует констатировать, что в странах Балтии тема противопоставления России близка к исчерпанию. В частности, очевидным признаком является ужесточение русофобии, которая все больше опирается лишь на голые лозунги. Бросается в глаза и то, что страны Балтии прикладывают силы и средства, выходящие далеко за возможности их потенциала, для выполнения роли антироссийского раздражителя. Наблюдаются попытки дополнительного стимулирования русофобских настроений в Прибалтике извне путем преувеличения ресурса стран Балтии.

В этих условиях более продуктивным будет направить исследования не столько на критику нынешнего прибалтийского руководства, сколько на изыскания, которые способны помочь странам Балтии вернуться к своей исторической идентичности, предполагающей самостоятельность во внешней политике в виде ее многовекторности и полного использования возможностей территориально-исторического развития. Безусловно, в качестве партнеров, нам более интересны страны Балтии, придерживающиеся собственной идентичности, движение в сторону которой, несомненно, включает и объективное их позиционирование в региональном и глобальном измерениях».

Разгром националистического подполья в Белоруссии (счастливые, у них нацики в подполье сидят, а не в парламентах!) случился несколько неожиданно, на фоне опять обострившихся российско-белорусских отношений. Задержано 26 человек, проведено 29 обысков, в ходе которых «изъяты автомат Калашникова, 3 карабина, 2 пистолета, патроны, гранаты, дубинки, метательные ножи и топоры, предметы и вещества для изготовления самодельных взрывных устройств, военная форма, бронежилеты, каски, медицинские аптечки натовского образца, различная атрибутика батальона «Азов», «Тактической группы Беларусь», УНА-УНСО, а также пособия по ведению боевых действий в городе». Даю данный список для того, чтобы было, с чем сравнивать изъятую у Гедриуса Грабаускаса листовку против введения в Литве евро или один «памятный» патрон у Иллариона Гирса. А аналитику по поводу белорусского национализма предлагаю почитать у Олега Неменского. Он, в частности, пишет:

«Вот этот старый советский национализм в наши дни Лукашенко и называет «здравым», противопоставляя национализму своих оппонентов. Да, для белорусов в этом выборе есть очень значимое различие. Но для нас, в России, разница не принципиальна.

На этом фоне не только оппозиционные СМИ, но и близкие к власти эксперты раскручивают кампанию по запугиванию белорусов российской угрозой – якобы готовящейся оккупации Белоруссии в ходе совместных военных учений и открытия «северного фронта» против Украины. Ко всему этому бреду можно относиться просто как к нелепице, но игнорировать его не стоит, ведь то же самое рассказывают и гражданам соседних государств – в Прибалтике, Польше, на Украине. И мы видим, что сколь бы абсурдными ни были бы все эти обвинения, некоторая – и даже немалая – часть общества в них действительно склонна верить. А когда нагнетаемый страх перед «российской агрессией» дополняется эмоциональными заявлениями главы государства о необходимости защищать свободу и независимость своей страны, и даже сочувственными ссылками на «братскую Украину», которая сейчас якобы воюет за свою независимость, то погрузиться в атмосферу страха нетрудно и самой лояльной части общества».

«Братская Украина» разглядела угрозу в российской певице Юлии Самойловой и решила не пускать её на Евровидение. Мне это Евровидение безразлично, а вот Сергею Маркову – нет, в связи с чем от него появилось аж три сообщения на тему.

«1. Украина. То, что Европа проглотила наглый запрет СБУ российской певице участвовать в конкурсе Евровидения, — это позор Европы. Политики Европы символически валяются в ногах у СБУ, которая суть крупнейшая европейская террористическая организация, которая организует теракты, которая пытает и убивает тех, кто не согласен с репрессивным бандеровским режимом. Еще раньше бюрократы от европейского телевидения подтасовали, фальсифицировали голосование в пользу Джамалы с ее антироссийской песней и украли победу у российского певца, за которого проголосовали зрители Европы. Европа, которую мы знали и любили, та Европа умирает на наших глазах. К сожалению.

2. А почему мы не слышим возмущения "наглым вмешательствам спецслужб в культуру", в связи с запретом Юлии Самойловой со стороны СБУ участвовать в Евровидении, — со стороны таких активных борцов за права человека, как Навальный, Касьянов, Явлинский, Яшин, и армии наших антипутинских правозащитников? Или они борются не вообще против спецслужб, а только против российских спецслужб?

3. Украина. Евровидение. Решение российских телеканалов не транслировать конкурс Евровидения из Киева — это естественный ответ. И это ответ телеканалов своим европейским коллегам, которые организуют конкурс и которые позволили спецслужбе киевской диктатуры вмешаться в конкурс, сорвать выступление лидера, которым с большой вероятностью стала бы Самойлова. Ответ телеканалов есть. Но ответа России на эту пощечину от киевского бандеровского режима нет. Опять поскулим тихо в своих сми? Не пора ли ответить?».

Пока Марков раздумывает над ответом, с ним не замедлил Юрий Алексеев. Его вывод: «Темнейший в очередной раз всех переиграл».

По поводу культуры вообще и откровенно пошлого наезда на издателя baltnews.ee Александра Корнилова высказался Андрей Заренков:

«Лавры Шарли Эбдо не дают спокойствия информационному портал Дельфи, где оскорбления православных пользуются популярностью. Сегодня на портале Дельфи опубликован материал, который признает факт провала спецоперации эстонских правоохранителей в отношении дела о, якобы, контрабанде иконами, руководителя независимого портала Балтия Александра Корнилова. Несмотря на множественные потуги агентов влияния из местной журналистской шпаны, автору материала Холгеру Роонемаа, судя по комментариям, не удалось добиться у читателей понимания своей миссии. Возмущение у православных вызвало то, что, как иллюстрация к материалу, на портале была помещена икона с вписанным в нее вместо лика Божьей Матери фотографии самого героя нападок. И невдомек редакторам, что это является издевательством над православными святынями, тем более, что происходит это во время Великого поста. А что стесняться, если недавно при совершенном отсутствии интереса правоохранителей, были испорчены фотографии Бронзового Солдата, которые экспонировались в публичном месте?».

На неделе не могу не отметить также хорошую работу Ирины Каблуковой, которая пыталась разобраться, почему херой по кличке «Урмас с битой» так и не лишён водительских прав. Она же опубликовала в Facebook замечательный диалог, из которого следует, что не только правозащитники сталкиваются с экзотическими запросами:

«Из рубрики: «Ну вы же Postimees».

Звонит читатель:

— У меня такое дело. Я был судим в 2002 году. 15 лет прошло, у меня внуки уже, а запись о моей судимости все еще висит в Регистре наказаний. Стыдно перед семьей. Уберите.
— Простите, а чем мы тут можем помочь?
— Ну вы же Postimees!
— Верно! Так, чем мы можем помочь?
— У меня тут парень с такой же проблемой был в Таллине, ему помогли. Вроде тоже в Postimees.
— Вы обращались в Минюст с этим вопросом, и вам отказали?
— Нет, я сразу в Postimees.
— Простите, но мы не добавляем и ничего не убираем из Регистра наказаний. Более того, не мы вас судили и сажали в тюрьму.
— Так что, в Минюст идти?
— Можете сначала туда позвонить.
— Ааааа, ну ладно.

Занавес…».

Владимир Линдерман апеллировал к журналистам с более понятным запросом:

«В рижской 96-й школе, Иманта, угол Зентенес и Ауру, проходит проверка на лояльность. Кто-то стуканул, что в школе отмечали 23 февраля. Информация из достоверного источника. Журналисты, янтарные перья, проявите интерес!».

Ну и, напоследок. Андрей Коробейник, покидая пост президента Шахматного союза Эстонии, заявил следующее: «Эстония не смогла удержать у себя талантливую шахматистку Валентину Голубенко, принявшую гражданство Хорватии. Не может она защитить и других молодых шахматных талантов. На то есть объективные причины».

Серьёзно? Объективные причины? Я несколько лет подряд представлял в суде шахматный клуб «Диагональ», ведя сразу несколько процессов по дискриминации. Клубом этим руководили в Кохтла-Ярве Валерий и Анастасия Голубенко, родители Валентины. Могу совершенно ответственно заявить, что ни о каком «удержать» речи и быть не могло, а вот о «выгнать» — сколько угодно. И ничего «объективного» я в этом в упор рассмотреть не мог. Но, конечно, Коробейнику виднее.

#FREEPISKORSKI, Артём Скрипник, Владимир Поляков, Александр Краснопёров, Константин Никулин