tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Сергей Середенко
© BN

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: либералы и их жертвы

Эстонский министр государственного управления Михаил Корб подал в отставку, вот только почему – я так и не понял.

18 мая исполнился ровно год, как арестовали Матеуша Пискорского. Подвижек в деле, как я понимаю – никаких. О грустной дате и о возможных причинах ареста большой материал написал Олег Назаров.

Естественно, что аж на двух форумах в Вильнюсе – «открытой» и «свободной» России речь о политическом преследовании нашего польского товарища не шла. Потому что товарищ арестован в Польше, а речь – о России. Неформат. Хотя правозащитников туда съехалось… Вильнюс же упорно пытается стать столицей российской оппозиции. Александр Носович напомнил, как в предыдущие десятилетия Вильнюс уже пытался стать столицей белорусской оппозиции. Безуспешно.

Вообще, два российских либеральных форума за неделю – это круто даже для Литвы! Особенно с учётом того, что Литва находится в состоянии войны с Россией. Фактически. Литовский евродепутат Лайма Андрикене так и сказала: «Россия хочет изменить мировой порядок и доминировать в мире. Для этого Москве требуется слабый Европейский Союз. И мы с Россией фактически находимся в состоянии войны, потому что слабый ЕС означает и слабые страны Прибалтики». 

Тут только один вопрос: а в России-то знают, что Литва с ними воюет, да ещё и фактически? А то получится, как с Украиной… Эстония вот пока с Россией не воюет, нодвух дипломатов уже выслала. Фактически.

Материалы этих двух форумов я, как мог, изучил, и даже написал статью о них, но, как всегда, есть, что добавить. Либералов и агрессивный либерализм я изучал в научных публикациях дважды: когда исследовал отношения современных российских либералов с фашизмом и когда рассуждал о причинах победного шествия агрессивного либерализма. И должен к уже сказанному добавить, что повестка дня Форума свободной России не содержала, собственно, никаких намёков на агрессивный либерализм. То есть никакой тебе защиты чеченских геев и т.п.

Так что повода перейти к недавней публикации Кавказского геополитического клуба ««Группы смерти» как угроза национальной безопасности России» у меня нет никакого, кроме того, что это отличная работа. Рекомендую. Реклама.

С гораздо меньшей помпой прошли другие два мероприятия, на сей раз в Таллине. Во-первых, состоялся Таллинский экономический форум, с которого побывавший там знакомый по соцсетям прислал презентацию адвоката Леона Гликмана. Не затрагивая ту часть, которая касается конституции и прав человека (на мой взгляд, спорную), остановлюсь на том, в чём Гликман разбирается несомненно лучше меня – на уголовном праве. Цитата из презентации:

«Статистика — оправдательный приговор практически исчез. Последняя статистика полностью оправданных была составлена за 2011 год, когда полностью было оправдано 64 лица (0,6%) и частично было оправдано 84 лица (0,8%). В 2012 году в уголовном порядке было осуждено 9638 лиц. Частично или полностью было оправдано 156 обвиняемых. Соответствующая статистика за 2013 год отсутствует. В 2014 году в регистр наказаний было внесено 55,6% вменяемого населения Эстонии».

Также мэтр рассказал о том, как просто в Эстонии добиться разрешения на проведение скрытого наблюдения. И что это – несомненный признак полицейского государства. А я вот обратил внимание на очередную «социальную кампанию» доносительства – «Присоединяйся к следящим за превышением скорости! Прими вызов!».

А давайте будем все вместе следить не друг за другом, а за соблюдением, например, конституции? Или будем следить за соблюдением прав человека? С тем же рвением? Нет? А ведь и полицейское государство, и доносительство – всё плоды многолетнего правления эстонских либералов, сиречь реформистов.

Их же, либералов, должны были недобрым словом поминать и на другом мероприятии в Таллине, которое так и хочется назвать «марксистским кружком». Левая партия потихоньку обретает функцию think-tank – ну просто потому, что больше в стране о стране думать некому, — приблизив к себе и Русский дискуссионный клуб, и эти «вайнгортовские посиделки» (поскольку руководителем там Владимир Вайнгорт). А там речь шла как об осмыслении событий 1991 года, так и о прекариате – как следствии либеральных изменений в обществе. В связи с чем настоятельно рекомендую к изучению очередную научную статью, на сей раз Жана Тощенко: «Прекариат – новый социальный класс»

В связи с чем позволю себе несколько цитат из неё:

«Прекариат – принципиально новое образование, означающее наличие социального слоя, который олицетворяет отчуждение не только от результатов труда, но и от всего общества значительных социальных групп, испытывающих особо изощренные формы эксплуатации их труда, их знаний, их квалификации, а в конечном счете и качества жизни. В эти группы входят те, кто постоянно (!) занят временной, эпизодической работой, вовлечен в теневой сектор рынка труда, вследствие чего эти люди имеют урезанные социальные права и обладают ущемленным социальным статусом. В целом эти группы образуют достаточно значительный слой во многих странах мира, достигая от 30 до 40% численности трудоспособного населения. Таким образом, мы вправе говорить о некоем социальном слое, образующем, на наш взгляд, новый социальный класс, который во многом определяет лицо современных обществ».

«Временная или неполная занятость – отчетливый показатель уязвимости работника, которая нередко оправдывается неолибералами неотложной потребностью в гибком использовании трудовых ресурсов. И хотя такой подход в технократическом толковании оправдан, гибкость оборачивается для работника огромными социальными издержками, которые выражаются в потере или снижении социального статуса. И эта угроза понижения социального статуса серьезно волнует людей».

«При определении имманентных качеств прекариата надо обязательно обратить внимание, что его положение характеризуется просто удивительным и поразительным обстоятельством: многие из тех, кого относят к прекариату, ни разу не видели своего работодателя, не знают, кому принадлежат организации или предприятия, на которых они работают, не знают ни их планы по развитию или существованию, ни их будущее. Такое положение, отличное от пролетариата, абсолютно отстраняет прекариат от всякой возможности влиять на органы управления, которые руководят ими, взаимодействовать с ними».

С последним на неделе столкнулся лично. Друзья переслали ссылку на объявление, данное дамой по имени Майя Стародумова в Facebook:

«Если вы журналист-мультифункционал, ищущий работу с достойной оплатой, то напишите мне личное сообщение. Работа не для вас, если вы медлительны или не знаете государственного языка».

Дальше – наша с ней переписка:

«М.С.: Работа на портале-газете, нужно быстро думать, быть способным писать, говорить и читать почти одновременно. Писать статьи в разных жанрах. Отвечать на звонки читателей. Работа удаленно невозможна. Зарплата возле 1000. Если интересно, то нужно написать статью пробную по заданным инструкциям. Текст не предполагает выражения своего мнения, а предполагает поиск героя и сбор комментариев на эстонском у официальных структур. Если интересно, пришлю инструкции завтра в рабочее время.

Я: Интересно в любом случае.

М.С.: У вас сдан на С1 эстонский?

Я.: Не знаю. Экзамен сдавал 100 лет назад — на гражданство. Я на эстонском выступаю в суде, чтоб был понятен мой уровень.

М.С. Нас интересует конкретно бумага на уровень С1. Если ее нет, то обсуждать нечего.

Я: Нас — это кого? Мне уже интересно.

М.С.: Вы в суде сейчас? Я вам задала конкретный вопрос. Это одно из требований. Вот и все. Всех благ.

Я: Вот я и хочу знать — чьих требований? Потому как выглядит очень странно, а я со странностями привык разбираться.

М.С.: Разбирайтесь в своей работе. А нам для нашей нужен такой-то эстонский. Есть вопросы — к главному редактору. Заканчиваю с вами коммуникацию, вы ее все время начинаете в нерабочее время — даже ночью не постеснялись написать».

Так я и не понял, к главному редактору чего мне обращаться? Вспомнил я и свою переписку с Еленой Черышевой, возглавившей в Эстонии «пропагандистский канал» «Спутник». Причем объявление было дано на нашем портале baltnews. С дамой я списался и выслал CV. Дальше было так:

Е.Ч.: Сергей, доброе утро! К сожалению, наш штат не столь внушителен, как хотелось бы. У нас будут работать корреспонденты-журналисты, кому предстоит с утра до вечера готовить по несколько материалов. Могу предложить Вам сотрудничество в качестве внештатного сотрудника на гонорарной основе.

Я: Спасибо. Предлагайте.

(Тишина. Прошло 10 дней. На ленте Е.Ч. снова появляется объявление)

Я: Чего-то я не понимаю, видимо: «Друзья из Эстонии! Замечательный коллектив ищет журналистов! Зарплата — 1500 (брутто). Пишите в личку».

Е.Ч.: Что именно не понятно?

Я: Это какой-то другой замечательный коллектив, или тот, в котором «штат не столь внушителен, как хотелось бы»?

Е.Ч.: Тот самый. Я ищу двух молодых журналистов, которые в день будут выдавать по несколько материалов. Рабочий день ненормированный. Условие — работать только у нас. К сожалению, в головном офисе требуют молодых. Мне удалось отстоять двух взрослых. Но больше не получится. Именно поэтому я и предложила Вам работу внештатника».

Отвлекусь. Затевать судебный процесс по дискриминации (по возрасту) с «пропагандистским каналом» мне не захотелось, хотя все основания для этого были. Ирония заключается в том, что одним из «взрослых» оказался кавалер эстонского ордена Белого Креста, если не ошибаюсь, Александр Иконников. Активист Комитетов граждан и вообще субъект, попивший в своё время немало крови правозащитников. А теперь вот – работник «кремлёвской пропаганды».

О том же — Сергей Белоус: «Ээээ… Это аут, слов нет. Вот для начала вчитайтесь в эти цитаты: «…они также вынуждены работать на эти незаконные вооруженные формирования…. … в Украине они считаются участниками террористических формирований…», «…самые ожесточенные бои идут в аэропорту, который захватили террористы. Военные АТО выдвинули ультиматум: покинуть территорию и сдаться, когда этого не произошло — по позициям боевиков нанесли авиаудар…».

Это лишь пара примеров из журналисткой деятельности пары телевизионщиков, работавших в 14-м году на каналах Ахметова «Донбасс» и «ТРК Украина». Потом они каким-то чудом переметнулись не просто на территорию ДНР — но и успешно устроились на… «ПЕРВЫЙ РЕСПУБЛИКАНСКИЙ»! Причем тут, в Донецке, открещивались от своих слов — нет, такого не говорили! Мдя. Но на днях они были награждены Главой ДНР! Мне лично кажется — это какой-то вредительский удар по имиджу Главы республики, ибо как иначе это понимать — не знаю… Речь не в личностях журналистов, а в самом явлении. Весьма страшном. Особенно, когда, например, репортер, отснявший крутейших документалок с самыми легендарными и острыми кадрами за всю войну (Макс Фадеев) — без почестей и помощи государства, а такие перебежчики — уже чуть ли не герои…».

Но вернёмся к теме прокариата. На неделе Елена Черышева дала интервью Олесе Лагашиной в программе «На острие», где, среди прочего, ответила на вопрос о критериях подбора сотрудников: «Они проходили тестовые задания, плюс я сделала упор больше на молодые кадры». И предварила это тем, что все решения принимает сама. То есть про «головной офис» мне солгали. Нехорошо. Однако высказанное Тощенко наблюдение могу подтвердить личным опытом.

Напоследок затрону еще одну тему. Эстонский министр государственного управления Михаил Корб подал в отставку, вот только почему – я так и не понял. С его слов – «из желания сохранить целостность правящей коалиции». Целостности этой вдруг стала угрожать его непоследовательность в вопросе членства Эстонии в НАТО. «Своим заявлением про НАТО я всех запутал». Ну так распутай. Чего в отставку-то уходить? А так складывается чёткое ощущение, что из правительства выкидывают министров-неэстонцев. Да и про НАТО это он зря – не время из НАТО выходить, Литва вон уже с Россией воюет. Фактически.

Два года назад, чтобы и Эстония не начала фактически воевать с Россией, я написал статью «Война на пороге Нарвы», в которой, среди прочего, напрямую обратился к политикам северо-востока: «Я не думаю, что городские власти Нарвы и Союз самоуправлений Ида-Вирумаа на сей раз имеют право отмолчаться. Я считаю, что они должны потребовать от МИД ЭР дезавуировать этот сценарий, как военную провокацию. А если МИД откажется — сделать это самим. Потому что потом будет поздно». И вот – свершилось. И двух лет не прошло, как «на прошедшей в Вашингтоне конференции «Новая реальность: Балтийский регион в меняющемся мире», а также в панельной дискуссии «Жизнь на границе с Россией», состоявшейся в городе-побратиме Нарвы Бэл-Эйре, и в частных беседах нарвские руководители развенчивали миф о том, что в Нарве жизнь остановилась в ожидании момента, когда «город будет следующим». Следующим за Донбассом, конечно, где военные действия, кажется, превратились в бесконечную историю».

Ну, хоть так.

#FREEPISKORSKI, Артем Скрипник, Владимир Поляков, Александр Краснопёров, Константин Никулин