tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

«Политкорректор» с Сергеем Середенко
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: вымирать и пановать или жить и работать?

Прошедшая неделя отметилась громкими политическими заявлениями: в Латвии муниципальные выборы подошли к финалу, а в Эстонии только прозвучал выстрел стартового пистолета. Однако начну не с этого, а с того, с чего начинать нельзя: с несмешных шуток.

Два молодых латышских скомороха пытаются развлекать президента Вейониса и остальной попавший в кадр народ шутками про то, как российские СМИ представляют их, латышей, вымирающим народом. При этом шуток, как таковых, нет. Смотреть это — неловко. Как будто зашёл в больницу навестить не самого приятного коллегу по работе, а ему в это время укол в задницу делают.

Между тем, оценка 25 лет прибалтийской вольницы укладывается в две цитаты:

1992 — «…государство… которое призвано обеспечить сохранение эстонской национальности… на века» (преамбула конституции Эстонской Республики)

2017 — «По темпам депопуляции за последнюю четверть века страны Балтии опережают все страны мира» (Житин Д.В., Иванова А.А. Демографическое развитие стран Балтии. Научные доклады РАПИ).

Собственно, шах и мат. Эту простую истину надо признать и думать, как жить дальше. Ультранационалисты имели свой шанс, и предсказуемо его про…ли. Потому что у ультранационалистов никогда и ничего в итоге не получается — это доказано и наукой, и обширнейшей, к сожалению, практикой. И во главе наших государств нам нужны не новые, а другие люди. Но прежде всего — люди, а не эстонцы, латыши и литовцы.

Кстати, те же проблемы с вымиранием были и в первой Эстонской Республике, причём отражены они были на конституционном уровне. В ст. 24 конституции 1938 года про экономический уклад говорится следующее: «Устройство экономической жизни должно строиться на принципе справедливости, целью которого является оживление созидательных сил…».

«Оживление созидательных сил…». Раз что-то надо оживлять, значит, это что-то мертво.

Между тем, людей в Прибалтике всё меньше и меньше, зато профессиональных латышей, литовцев и эстонцев — всё больше и больше. Потому что «признать и думать» не хочется, а хочется дальше пановать. И направление у этого исторически короткого, но по человеческим меркам длинного панства одно – больше ада!

Вот пример, к сожалению, типичный: «Говоря о своих парламентских планах, Кирсберг отметил, что будет добиваться лишения эстонского гражданства «настроенных воинственно против Эстонии русских» (названа в качестве примера евродепутат Яна Тоом. — ред.), криминализировать отрицание «оккупации», демонтаж всех монументов времен СССР, включая «утилизацию» Бронзового солдата. Отдельно выделено обещание декриминализировать отрицание Холокоста и ввести в школах «правильную историю» Третьего рейха. Примечательно, что председатель парламентской фракции EKRE Мартин Хельме заявил, у EKRE нет причин призывать Кирсберга к порядку».

Максим Рева предлагает «для ясности политических ориентиров» Эстонскую консервативную народную партию (EKRE) называть «пронацистской», чтобы «ни у кого не было иллюзий». Размечтался. Максиму взялся оппонировать не кто-то, а сама госпожа президент: «Конечно, были случаи, когда кому-то было необходимо показать, что в Эстонии есть фашисты. И их пришлось откуда-то привозить, потому что они не смогли найти в Эстонии. Мы хорошо понимаем, откуда это идет, — это российская пропаганда».

Тут уже возмутился «голос Кремля» Спутник: «Заявления Кальюлайд о «завозе» фашистов в Эстонию извне выглядят тем более странно, что в местечке Синимяэ волости Вайвара на северо-востоке страны ежегодно проходят слеты ветеранов СС. На встречах участники возлагают венки к памятнику погибшим солдатам 20-й гренадерской дивизии СС, входившей в состав гитлеровских войск, а также к памятным знакам датским, голландским, норвежским легионерам СС. Также представители Эстонии участвуют в маршах бывших участников латышского легиона ваффен СС и их сторонников в Риге, который также проводится ежегодно. В этом году эстонский старик-легионер на инвалидной коляске стал одним из самых заметных участников шествия. Эстонец шокировал фотографов, вскидывая руку в фашистском приветствии».

А где же мой голос, голос антифашиста и правозащитника? Голос человека, написавшего книгу о правых радикалах, вышедшую и в Кембридже, и в Питере? Голос человека, открыто, с точки зрения науки, диагностировавшего украинскую «Свободу» как нацистскую партию? А также проведшего диагностику заявлений татарских ультранационалистов? И исследовавшего научными методами представления современных российских либералов о фашизме?

Дело в том, что я являюсь антифашистом 361 день в году. 16 марта, 26 апреля, 9 мая и в одно из последних воскресений июля я в отпуске. Потому что в эти дни фашисты — зримые, и антифашистов — хватает. Я занимаюсь фашистами всё остальное время, когда они не «вскидывают руку в фашистском приветствии».

А не называю я их фашистами потому, что знаю о действии Закона Годвина (Godwin's Law, 1990). Он гласит: «По мере разрастания дискуссии в Usenet вероятность употребления сравнения с нацизмом и Гитлером стремится к единице». По мнению И.Барыгина, «применительно к нашей проблематике его следует переформулировать и представить как «вероятностную тенденцию в политическом дискурсе к возрастанию приклеивания околофашистских ярлыков по мере исчерпания оппонентом любых рациональных оснований для введения конкурирующей стороны в число сторонников враждебной, негативной по отношению к автору позиции».

Тривиализация фашизма — факт состоявшийся, причём у нас на глазах, и слово «фашист» уже никого не шокирует. Это само по себе ужасно, но это надо признать, поэтому мы с Н.В.Ереминой предложили термин «общественно-опасная партия» и прочертили ту границу, зайдя за которую партия становится опасной для общества. Граница эта, естественно, основана на международном праве.

Так вот: в Эстонии все партии, кроме Левой — общественно-опасные. Поскольку все поддержали или поддерживают кражу у русских гражданства в 1992 году. А это противоречит ст. 15 Всеобщей Декларации прав человека — «Каждый человек имеет право на гражданство». И список этот можно продолжать.

Вот, например, совсем не одиозная Йоко Алендер из Реформистской партии рассуждает так: «Эстония не может позволить меньшинствам замыкаться в своем параллельном мире. Эстонии нужен каждый человек, нас здесь так мало, что никого нельзя оставлять за бортом. Наша высшая цель — предложить всем равные возможности, создать среду, в которой потенциал каждого можно полностью воплотить в жизнь. (…) Эстония продолжается, пока у нас рождаются дети, каждый ребенок значим, и мы можем создать равные возможности для развития ребенка, чтобы он стал кузнецом своего счастья. (…) Возможности государства вложиться в то, что в каждой эстонской семье в будущем было бы по крайней мере трое детей, ограничены, но что-то для этого сделано».

Суммирую: «Эстонии нужен каждый человек», но «по крайней мере трое детей» пусть будет только «в каждой эстонской семье». А за счёт русских неграждан будем пановать.

Андрей Мамыкин про то, как пановали на «миллионах на неграждан»:

«Краткое содержание предыдущих серий. Чуть больше месяца назад я получил официальный документ от комиссара Еврокомиссии Веры Юровой о том, что Европейская комиссия выделила Латвии 13 миллионов евро, которые страна может использовать в том числе и на нужды неграждан. Как и на какие нужды — решает сама страна. То есть наша любимая Латвия.

Имея такой ответ на руках, я сразу же написал запрос министру внутренних дел Латвии Рихардсу Козловскису с просьбой пояснить, на какие нужды были потрачены «негражданские деньги». Почему МВД? Потому что именно это министерство получает и отвечает за евроденьги именно этого фонда: это финансирование по линии фонда ЕС для ищущих убежища (полное название — Фонд убежища, миграции и интеграции), который тратит деньги, как сказано юридическим языком, «на граждан третьих стран». Пришел ответ министра.

Так вот. Там три откровения. Первое. В своем письме глава МВД Латвии признает, что в юридической терминологии Еврокомиссии «Граждане третьих стран» — это все лица, которые не являются гражданами стран-участниц ЕС. И под это определение попадают и латвийские неграждане, поскольку гражданами ЕС они не являются. (Такой же трактовки придерживается и комиссар В. Юрова, которую видел буквально вчера на пленарной сессии ЕП).

Второе признание министра. Деньги этого еврофонда можно тратить в том числе на неграждан.

Третье откровение. МВД на неграждан ничего не потратило. Но пообещал, что планируя новые поступления новых европейских денег в будущем, МВД готово рассмотреть возможность траты денег на неграждан Латвии.

Занавес. 13 миллионов получили, всем спасибо. Будут еще деньги — шлите, так и быть что-то и негражданам перепадет».

И про Литву надо вспомнить. Егор Иваныч:

«Согласно исследованию Социологического института Центра социальных исследований Литвы, проведенному по заказу Комитета национальной безопасности и обороны литовского Сейма, половина населения в случае военной агрессии тут же сбежит из страны. Четверть жителей останется только ради того, чтобы обеспечить безопасность членам своей семьи.

Только 20% опрошенных заявили, что будут с оружием в руках защищать Литву. Абсолютное большинство граждан не станет этого делать. За что защищать Литовское государство? За то, что десятилетия выдавливало все безработные «лишние рты» в эмиграцию? За четвертьвековые обещания зажить как Скандинавия, после которых Литва живет хуже, чем Беларусь? За потуги на «демократизацию» постсоветского пространства при полном игнорировании социальной политики и равнодушии к положению дел в собственной стране? За разрушение порта, железной дороги, атомной станции, фабрик и заводов, рыболовецкого и торгового флота ради «европейского выбора»? За тотальную коррупцию политиков и чиновников? За дедулю Ландсбергиса и агента «Магнолию» — Грибаускайте?

Сама жизнь доказывает правоту исследования литовских социологов. После начала истерики о «надвигающейся российской агрессии» и возвращения в 2015 году всеобщей воинской повинности эмиграция из Литвы не просто выросла, а стала бить мировые рекорды. Бьет уже третий год.

В этом году бегство населения из республики ускорилось почти вдвое. Если за первый квартал уехали 9 823 человека, то за аналогичный период 2017 года — 18 550 человек. С 1991 года Литву только официально покинули не менее 700 тыс. жителей; с учетом литовцев, не регистрирующих свой отъезд, реальные цифры эмиграции могут превышать миллион человек. Демограф Видмантас Даугирдас сравнивает вызванный эмиграцией демографический кризис с последствиями голода, войны или эпидемии.

Европейские службы корректируют свой прогноз по темпам вымирания стран Прибалтики в сторону увеличения.

Согласно уточненному этой весной прогнозу Eurostat, к 2050 году в Литве останется 2 миллиона человек, а к 2080 году — 1650 тысяч жителей. Таким образом, к столетию своей «второй независимости» Литовская Республика потеряет 2 миллиона из 3,5, которые у нее были в 1991 году. И превратится при этом в богадельню: жители старше 60 лет составят 85% населения страны.

Уже сейчас численность населения в возрасте 65 лет и старше в Литве составляет 19% (549 тысяч человек). Коэффициент старости с 2001 года вырос в 1,8 раза. В то время как в Скандинавских странах, на которые Литва равняется и к которым якобы относится, наблюдается положительная смена поколений (третий ребенок в семье стал нормой), в Литве смертность превышает рождаемость, а дети в ней появляются больше сезонно — летом, когда их присылают дедушкам и бабушкам родители из Англии».

Посмотрите еще раз на этих двух юмористов, с которых я начал сегодняшний выпуск. Им смешно.

Что не вошло в выпуск? Чудеса эстонской изворотливости в «деле о 10 шоколадках», перспективы ETV+ и попытка оценить работу этого канала (с эксклюзивным заявлением посольства США в Таллине о том, что США ETV+ не финансируют), заявление нового главреда Радио 4 о том, что скоро их нельзя будет упрекнуть в русофобии, а также недоумение от творчества Виталия Белобровцева в передаче ПБК «За кадром».

#FREEPISKORSKI, Артем Скрипник, Владимир Поляков, Александр Краснопёров, Константин Никулин