tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Сергей Середенко
© BN

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: завихрения информационных полей

Даже внутри Эстонии информация течёт по двум основным каналам, и это действительно «мейнстрим».

Резкое обострение ситуации в Донбассе. Сергей Белоус:

«#ДОНБАСС #Молния По сообщениям из #ЛНР — с утра ВСУ пошли в наступление на поселок Желобок (рядом с Первомайском), параллельно усилив обстрелы вдоль линии фронта — под огнем оказались также: Кировское, Калиново, Фрунзе. Ополчение несет потери. ВСУ используют тяжелую артиллерию, а также уже направили танки БМП и пехоту на позиции ЛНР возле Желобка, нанеся серьезный урон нескольким опорным пунктам армии республики. МЧС ЛНР начало эвакуацию мирных жителей из Кировска, а также из населенных пунктов Голубовское, Березовское и Донецкое, которые находятся вблизи зоны боевых действий».

Что пишут по этому поводу укроСМИ? Oxana Chelysheva:

«Продолжаю исследование темы лжи при освещении событий у села Желобок. В этот раз Корреспонденту, образчик вранья которого я привела ниже, противоречит Украньюс. Эти нашли фиговый листок: нарушение Минских Соглашений ВСУ они называют «выравниванием линии соприкосновения». Всего лишь…
И приводят знатную цитату украинского офицера:

«Главная цель наступления была «срезать» выступ обороны сепаратистов, который вклинивается острым углом в наши позиции. С них было удобно вести обстрел наших позиций, чем сепаратисты и занимались. В итоге мы получили из штаба неофициальное согласие на выравнивание линии. К 11.00 этот выступ был срезан — нами занята высота 175,9. Также мы вошли в село Желобок и удерживаем там позиции. Теперь у сепаратистов невыгодная ситуация, так как у нескольких их блок-постов в результате нашего выравнивания линии фронта оказались голыми фланги. Они уже начали эвакуацию этих блокпостов. Поэтому можно констатировать, что цель достигнута — линия фронта выравнена», — пояснил «Стране» офицер В. из 93 ОМБР».

Они открыто пишут, что захватили село, которое обработали из танков. «Получив неофициальное согласие»… Чьё неофициальное согласие получила 93 ОМБР на нарушение Минских Соглашений и режима прекращения огня? Верховного?»

Реакция на реакцию российских СМИ — Oxana Chelysheva:

«Первая реакция на мой пост об обострении на Луганском направлении, спровоцированном ВСУ — от RT. Давать или не давать комментарий… Вообще-то сомнений не было: для того и писала, чтобы внимание привлечь. Только очень попросила быть корректными с цитатами, потому что молчание российских СМИ примерно такое же непробиваемое, как и европейских, а люди гибнут. С момента заявления о том, что Киев «поддержал режим прекращения огня с 1 июня», количество жертв их огня среди гражданских выше, чем в былые «острые» периоды. А вы молчите… можете глазки очками прикрыть, чтобы не резала правда».

О чём пишут эстонские СМИ в связи с обострением на Украине? Например, Postimees на русском языке? «Видео: эстонская блондинка зашла в почтовое отделение на Украине. Дальше всё происходило как в анекдоте», «СМИ: на территории посольства США в Киеве произошёл взрыв», «В Киеве заявили о неизбежном вступлении Украины в НАТО». Ну и вишенка на торт — «Эстония внимательно проследит за ходом учений ВС России «Запад»».

Что из этого следует? А следует из этого, что Postimees на русском языке скрыл от меня, как читателя, принципиально важную для меня информацию, и подменил её анекдотом про эстонскую блондинку. В эстонском информационном поле сообщения о нарушении (в 100500-ый раз) ВСУ Минских соглашений – нет.

При этом главная задача эстонского «мейнстрима» на русском языке — вырвать меня и еще несколько сотен тысяч человек из российского информационного поля. И пересадить на эстонское информационное поле. Но в российском информационном поле, как было показано, новость про наступление ВСУ тоже не очень фигурирует… Но явно фигурирует в русском информационном поле. А оттуда меня вырывать еще сложнее… Но — надо.

Настолько надо, что я вправе задаться вопросом — а зачем? Если русское информационное поле снабжает меня информацией несравненно обильнее, чем эстонское? И эстонская информация тоже вполне доводится до меня на русском языке — тем же Postimees? И воспринимаю я её именно так — как доводимую до меня эстонскую информацию на русском языке. Цель, видимо, одна — чтобы я потерял максимально для меня возможную объективную картинку событий, и переключился на одностороннюю эстонскую подачу. Но это ведь как с грузинского застолья пересаживаться на тюремную баланду… Оно мне надо? Не говоря уже о качестве блюд — эстонская, с позволения сказать, аналитика больна всеми подростковыми немочами. При этом попытки расширить эстонское информационное поле встречают самое жёсткое сопротивление.

Действительно, даже внутри Эстонии информация течёт по двум основным каналам, и это действительно «мейнстрим». Первый канал соединяет контржурналистов со СМИ — львиная доля информационного контента в Эстонии производится правительственными пресс-службами. Задача которых — пропаганда, а не информация. Второй, помельче, течет из эстонских СМИ в их же русскоязычные клоны.

Вот, например, жалобы на засилье русского языка в исполнении Кайре Уусен имеют в конце приписку «перевод с эстонского». Приписка редкая, потому как никто не поверит в то, что означенная Кайре Уусен написала свой текст по-русски, и «перевод с эстонского» тут сам собой разумеется. А вот встретить в СМИ на эстонском языке приписку «перевод с (местного) русского» практически невозможно.

Утверждение – очевидное, но я отчего-то решил его доказать. Для чего выбрал вполне понятный путь — решил спросить у «мейнстрима», сколько у них в штате переводчиков с эстонского на русский, а сколько — с русского на эстонский. Наивный!

Первыми отозвались Delfi и Eesti Päevaleht — у них теперь что-то вроде концерна. Лаури Танклер: «А у Delfi должности переводчика вообще нет. У нас в нескольких редакциях есть журналисты, которые способны переводить с нескольких языков, а также писать на нескольких языках, но ни одного переводчика в редакции Delfi не работает».

С ERR — тоже облом! Те оказались еще умнее — те не просто не держат в штате переводчиков, называя их «журналистами», а заказывают переводные услуги со стороны — «по мере надобности». Так мне сказала Кюлли Сууревялья, указав при этом, что ETV+ переводится в обе стороны практически полностью.

После этого к облому с Postimees я был уже морально готов. Реелика Оргла из отдела кадров попросила меня прислать имейл, а уже Ингрид Саар поинтересовалась, что у меня за причина задавать такой вопрос. А после того, как я ей ответил — пропала.

Так что выяснить происхождение приписки «перевод с эстонского» в Postimees мне не удалось. Зато удалось (в очередной раз) изучить взгляды (типичные) эстонки Кайре Уусен на языковой вопрос и даже представить свой взгляд на предмет. Такая вот коммуникация: эстонка пишет для эстонцев в эстонском издании на эстонском с последующим переводом, а я пишу в российском издании на русском без последующего перевода. «…Нам не встретиться никак…».

И всё-таки одна из таких встреч состоялась. В эфире ETV+ сошлись главный эстонский пропагандист на русском языке Олеся Лагашина и главный российский пропагандист в Эстонии Елена Черышева. Postimees против Спутника! Битва титанов! Единственный шанс в сезоне выяснить, чей Крым, что происходит на Донбассе, зачем Яне Тоом Сирия, кто сбил малазийский Boeing, и в каком крыле Белого Дома расположился офис российских хакеров…

На деле всё оказалось, как в стихотворении у Владимира Вишневского:

Как в консерватории, на пиру созвучий,
Скрипачи заспорили, чьи бандиты круче…

И в этом отношении оценки совпали даже у тех людей и персонажей, у которых они обычно не совпадают. Пропагандист от Охранки Михаил Петров:

«Посмотрел программу Олеси Лагашиной «На острие», обещавшую рассказать нам, чем пропаганда отличается от журналистики. Хозяйка эфира с плохо скрываемым наслаждением и злостью пытала свою гостью, руководителя «Спутник Эстония» Елену Черышеву.

Диалога не получилось. Видимо, ещё до эфира с Лагашиной слетел тонкий налёт интеллигентности и двух высших образований. В эфире она устроила своей гостье форменный допрос с пристрастием. Её не интересовала объявленная тема программы, её интересовал один только вопрос: кто работает на Черышеву. Именно это она выясняла 11 из 28 минут, отведённых на эфир, именно к этому вопросу она неоднократно обращалась и позже. Объявленной теме было отведено менее минуты в финале программы.
 
В целом поведение Лагашиной — это трамвайное хамство представителя мейнстримного СМИ, отнюдь не оправданное целью эфира. Так с гостями не поступают, даже когда они крайне несимпатичны хозяину эфира. Кстати, упоминание мейнстримных СМИ подрывает тезис Лагашиной о свободе прессы в Эстонии».

Вежливый Владимир Барсегян: «Подобные программы должны поднимать темы, готовые буквально взорвать общественное сознание, они не должны быть банальными. Однако при этом в фокусе нашего внимания должен находиться гость — эксперт по заданной проблематике. Именно он, его мнение, наиболее важно и для зрителя, и для ведущего. Личность же самого интервьюера должна уйти на второй план, в хорошем смысле этого слова. Предельная корректность и уважение к собеседнику — вот два критерия, которыми должно в данном случае руководствоваться. Всего этого нет у Олеси Лагашиной, хотя, вполне возможно, когда-нибудь и появится».

Оценка пришла и от ETV+ — передачи «На острие» с Олесей Лагашиной там больше не будет.

Закончить же хочу тем, что поделюсь чувством гордости за то, что являюсь современником рождения нового жанра — портал rubaltic опубликовал свою версию ежегодного послания Дали Грибаускайте Сейму и народу Литвы. Если Виктор Шендерович затеет опережать таким образом аналогичные послания Владимира Путина, то пусть не забудет заплатить rubaltic авторские…

#FREEPISKORSKI, Артем Скрипник, Владимир Поляков, Александр Краснопёров, Константин Никулин

Загрузка...