tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Сергей Середенко
© BN

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: «учёба в чужой школе» «когда у людей есть язык, который все понимают»

Правозащитники — товар штучный, и рассматривать их оптом, как правило, не получается. Особенно в отношении неконвенциональных «прав человека».

Димитрий Кленский обратился с открытым письмом к эстонскому президенту Керсти Кальюлайд. Начав читать это письмо, я сразу же споткнулся: Кленский называет президента «гарантом конституции ЭР», а это совсем не так – должности «гаранта конституции» в Эстонии нет вообще, а по существу эту работу должен выполнять канцлер юстиции, а не президент. Президент при этом тоже причастен к процедуре конституционного надзора, но полномочия его гораздо уже, нежели у канцлера юстиции. Налицо — перенос Кленским российского мема на эстонскую почву. Неоправданный перенос. Но это так, профессиональное занудство. 

Кленский пишет президенту о том, что «наша политическая элита в обмен за мощную финансовую подпитку сделала ставку на Запад и стала против воли народа исполнять роль пса на цепи, лающего на Россию по указке новых хозяев, превративших страну фактический в заокеанский доминион — форпост русофобии».

Противный Кленский пытается разрушить идеальный мир националиста — простой и прекрасный. И превратить его в сложный мир, в котором даже слова — сложные, например — мультикультурализм, интернационализм… Зачем?

Президент Кальюлайд недавно тоже привлекла моё внимание — своей речью 16 июня по поводу годовщины июньских депортаций. Так как речь небольшая, я не поленился перевести её полностью.

«В первые часы сегодняшнего дня 76 лет назад при помощи военной силы был начат вывоз из своих домов наших соотечественников. Мужчин и женщин, детей и стариков. Их списки, как и списки высланных и арестованных в последующие годы, очень тяжело читать. За тысячами этих имён — жизни, разрушенные чужими. Дети, которые больше никогда не видели своих родителей. Матери, которым пришлось хоронить своих новорожденных в незнакомых местах. Семьи, которые больше никогда не воссоединились. Многие люди, чьи годы прошли на чужой земле, в учёбе в чужой школе или в рабской работе в лагерях. А также те тысячи, которые больше никогда не увидели ни своего дома, ни своей родины.

Депортации и насилие были направлены против нашей земли и нашего народа, наших людей, семей и домов. Целью было уничтожение нашей уверенности в себе и тяги к свободе. Депортации породили чувство страха, но всё же не уничтожили мечты о свободе. Мы не сломались. Мы оказались сильнее чужой вражды и гнева.

Мы всегда должны думать о тех, кто пропал в неизвестности. Мы знаем, как тяжелы последствия утраты самостоятельности и поэтому должны хранить нашу свободу и свои ценности, а также укреплять свои союзнические отношения. Так мы сохраним свою землю и свою свободу».

Как я уже сказал, мир махрового националиста — прост и прекрасен. Есть эстонцы, и есть чужие. Всё. Боязнь чужих называется «ксенофобия». В трёх абзацах президентского текста слово «чужой» повторяется четыре раза…

Эстонский язык, как я уже неоднократно отмечал, насквозь прошит ксенофобией. «Гостиница» — «дом для чужих», «иностранный язык» — «чужой язык», «гостеприимный хозяин» — «чужеватель» и т.п. Обратим, однако, внимание на то, что в эстонской президентской речи «учёба в чужой школе», как тяжелейшее жизненное испытание, поставлена рядом с «рабской работой в лагерях».

А вот учёба русских детей в (чужой) эстонской школе должна восприниматься — как? Ответ — как дар небес. Вот цитаты из выступления латыша Отто Озолса, которое с удовольствием перепечатал Postimees: 

«Латвия провела эффективные реформы, чтобы дети сызмальства усваивали госязык, и в общих чертах результаты удовлетворительны», «Как минобр и надеялся, у выпускников таких школ не возникает трудностей на рынке труда, при приобретении высшего образования и вообще при интеграции в общественную жизнь Латвии. Тем самым существенно уменьшается опасность сегрегации по причине недостаточного владения государственным языком», «Как Латвия достигла столь прекрасных результатов? Стоит напомнить, что в годы советской оккупации русские из-за обособленной системы образования считали изучение латышского чистой формальностью. Последствия были трагичны: в 1991 году около 80 процентов русских не говорили по-латышски, причем в больших городах доля таких людей была даже больше», «Когда у людей есть язык, который все понимают и на котором все говорят, разные общины лучше понимают друг друга».

Александр Носович: «Корень проблем России в её отношениях с новыми государствами — в качестве человеческого материала, который пришел в этих государствах к власти после провозглашения независимости. Основатель и первый руководитель постсоветской Литвы Витаутас Ландсбергис назвал посла России в Вильнюсе дураком. В ответ на заявление Александра Удальцова о том, что не Литва от России, а Россия от Литвы должна требовать материальных компенсаций за советский период — за построенные Литве дороги, мосты, Клайпедский порт и Игналинскую атомную станцию — «отец нации» заявил, что он с дурачком даже спорить не станет, потому что его уже природа обидела. Вот и весь сказ про невозможность диалога Москвы с бывшими советскими республиками. Вы говорите: имперские амбиции, великодержавный шовинизм. А просто культурному человеку никогда не договориться с селюком. Того же Александра Ивановича Удальцова президент Литвы при вручении верительных грамот встретила фразой «Вы еще не подавились литовским молоком? Я вас спрашиваю!».

Так что мы им Лаврова в выглаженном костюме, официальное установление дипломатических отношений и двусторонние комиссии историков по сложным вопросам. Они нам в ответ хамство базарной тётки и сакраментальный аргумент «сам дурак».
В самом деле, почему же у нас не выстраивается диалог?».

Диалог, тем не менее, хоть и вялый, но существует. В основном, правда — в суде.

Владимир Линдерман: «Отчитываюсь по Шноре. Из полиции безопасности мне пришел отказ в возбуждении уголовного дела против депутата-нациста. Пишут, что провели проверку и установили, что состава преступления нет. Но состав есть, я в этом не сомневаюсь. Пятеро авторитетных юристов, включая совсем далеких от меня политически, считают, что высказывание Шноре о «русской вше» четко подпадает под статью 78 о разжигании национальной, этнической и расовой розни. Оспорить это решение ПБ нельзя. Но и бросить дело на полпути тоже нельзя. Посоветовался с юристами, как дальше можно продвинуть тему в правовом плане. Написал заявление начальнику ПБ: прошу предоставить мне для ознакомления материалы проверки, на основании которой отказано в возбуждении дела. Это вполне законное требование. И есть план, как действовать дальше. В детали сейчас углубляться не буду».

Александр Гапоненко сообщил мне, что из Международного уголовного суда (Гаагского трибунала) ему пришло уведомление о том, что его заявление получено и будет рассмотрено. О самом заявлении я писал в прошлом выпуске.

Мстислав Русаков: «Европейский суд по правам человека зарегистрировал нашу жалобу в защиту русских школ. То есть первый этап пройден и жалоба соответствует формальным требованиям (очень формальным). Второй этап — admissibility».

Николай Кабанов поделился резолюцией X конференции организаций российских соотечественников Латвии:

«Генеральному секретарю НАТО г-ну Йенсу Столтенбергу.
Генеральному секретарю ООН г-ну Антониу Гуттерешу.
Председателю Европейского парламента г-ну Антонио Таяни.
Председателю сейма Латвийской Республики г-же И.Мурниеце.
Президенту Латвийской Республики Р.Вейонису.
Президенту Кабинета министров Латвийской Республики М.Кучинскису.

О недопустимости пребывания войск иностранного государства на территории Латвийской Республики.

Конференция российских соотечественников Латвии выступает категорически против любого военного присутствия иностранных государств на территории Латвийской Республики. Рассматриваем данное присутствие как реальную угрозу миру и безопасности не только для Латвийской Республики, но и для всего региона стран Балтийского моря».

В продолжение темы «укрепления союзнических отношений»: «Солдат США помочился на фасад здания МВД Литвы». И отделался штрафом в 15 евро. Оно и понятно — зарабатывают солдаты мало, приходится даже таксистами подрабатывать, как в моём родном Раквере.

Я же, в отличие от солдата США, на здание МВД Эстонии не писаю, хотя и веду переписку с помощником министра по поводу встречи с самим министром по вопросу преследования правозащитников. Обещает организовать её в июле. Посмотрим, удастся ли наладить диалог между правозащитниками и правоохранительными органами — взамен противостояния.

Хотя правозащитники – товар штучный, и рассматривать их оптом, как правило, не получается. Особенно в отношении неконвенциональных «прав человека». Вот, например, Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что российский закон о запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних является дискриминационным и  нарушает право геев на свободу самовыражения.

Виталий Третьяков: «Европа опять одурела. ЕСПЧ: закон о запрете гей-пропаганды среди детей есть дискриминация геев. А гей-пропаганда среди детей не есть дискриминация детей? Более того — развращение детей?».

В связи с этим мне понятно, например, почему режиссёр Андрей Кончаловский заявляет следующее: «Права человека — это химера и ложные движения европейской цивилизации. Это огромная диктатура лжи. Права человека нигде не соблюдаются». Но признать его мнение за экспертное, разумеется, не могу.

Мне же идея прав человека близка сразу по нескольким причинам. Первая заключается в том, что эта идея очень быстро стала гражданской религией для очень и очень многих, в том числе для меня. За очень короткий исторический срок. И без создания какого бы то ни было формального культа. Вторая причина – отсутствие в этой идее фигуры «чужого» или «неверного». «Все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства». Это из «библии» — Всеобщей Декларации прав человека.

А третья причина состоит в том, что права человека я воспринимаю как последний рубеж, пускать за который нельзя никого. «Позади Москва». И для меня это — никакая не химера, а отчётливый ориентир в жизни. Точнее — фронтир.

#FREEPISKORSKI, Артем Скрипник, Владимир Поляков, Александр Краснопёров, Константин Никулин

Госдума России утвердила текст Присяги для вступающих в гражданство РФ«Чистые руки» в Эстонии предлагают сделать Нарву и Ивангород свободной экономической зоной
vott.ru

Новости

.