tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Сергей Середенко в BaltNews
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: «русофобский фашизм» и его грани

Председатель Социал-демократической партии, министр здоровья и труда Эстонии Евгений Осиновский заявил, что в расширении избирательных прав людей без гражданства нет необходимости.

Красавчик Осиновский! Так держать! Но совершенно медитативный восторг у меня вызвала его фраза «права неграждан в Эстонии хорошо защищены». Потому что никаких «прав неграждан» в Эстонии нет. В отличие, например, от «прав инвалидов». Мне лифт в подземный переход между Kaubamaja и Viru Keskus не нужен, а инвалиду – нужен. И это – его особенные права, «права инвалидов». А какими особенными правами обладают неграждане? Никакими. У неграждан есть только поражение в правах после того, как в 1992 году у нас, русских, украли гражданство. Но при этом, согласно Д!Б Осиновскому, эти права, которых нет, «хорошо защищены». Надеюсь, что предстоящие выборы накажут. (Это не опечатка – именно накажут, а не покажут).

На тему украденных прав и квалификации этого действия как преступления против человечества, точнее – преследования, вышло большое интервью Александра Гапоненко латвийским «Вестям». О передаче его заявления в Международный Уголовный Суд (Гаагский Трибунал) я писал в прошлом выпуске ПК, сейчас идёт сбор других заявлений/свидетельских показаний, и можно пару минут погладить себя по животу в качестве поощрения, т.к. та теоретическая работа, которую мы с ним иМстиславом Русаковым проделали в книге «Преследование правозащитников в Прибалтике», стала обретать практическое воплощение. Потому что сформулировать юридически корректное обвинение – это важно. Не менее важно – вырваться из словаря, навязанного «партнёрами», и выработать свой словарь, выражающий наше понимание конфликта.

Гапоненко, в частности, сказал следующее: «Нынешние неграждане не хотят с протянутой рукой просить гражданство, которое у них было украдено, ведь это будет признанием того, что украли правильно. Раз мы у вора просим вернуть вещь, которую у нас украли, значит, мы признаём правоту этого вора. Логика такова, что он украл справедливо, а я пойду и попрошу этого вора вернуть украденное. Может быть, он добрым будет и вернет: я заплачу еще пошлину, выучу и скажу те слова, которые он хотел от меня услышать, я соглашусь с тем, что меня унизили. Гражданства ведь лишали однозначно по принципу этнической принадлежности человека, латышей не лишали гражданства».

Какие обвинительные мотивы со стороны правозащитников звучали ранее? В первую очередь, конечно, «дискриминация». Интересно, что факт дискриминации русских в Эстонии и Латвии признаётся «титульными» на территории научных исследований, а в политической плоскости – нет.

Другое обвинение – фашизм/нацизм. Вот, к примеру, свежий заголовок: «Русофобский фашизм в Эстонии: преследование активистов «Бессмертного полка» усиливается». Этим обвинением я уже давно не пользуюсь, и сразу по нескольким причинам. Во-первых, в связи с действием закона Годвина, который говорит о том, что, по мере исчерпания в дискуссии аргументов вероятность употребления обвинения в фашизме стремится к единице. Данный закон просто фиксирует тривиализацию фашизма: «ты – фашист!» звучит в наше время так же, как «сам – дурак!». Само по себе это ужасно, в том числе потому, что девальвирует работу антифашистов, но это – реальность.

Тривиализация фашизма произошла раньше, чем развилась практическая диагностика фашизма/нацизма. И это – вторая причина. Вот мы с Натальей Ереминой диагностировали в своей книге украинскую «Свободу» как нацистскую партию, а нынешний украинский режим – нет. Потому что носителями идеологий выступают прежде всего партии, и классическая картина выглядит так, что нацисты (и коммунисты, кстати), как кукушонок, выталкивают из гнезда все остальные политические партии, стремясь к единоличной власти во имя построения «другого» государства. В случае фашистов – «старого», в случае коммунистов – «нового». «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…».

На Украине, в Эстонии и Латвии ситуация совсем не однопартийная. Другое дело, что партии эти при всём их многообразии по существу ничем не отличаются друг от друга. А вот если отличаются, то на них наваливаются всем скопом.

Одно дело – обвинять кого-то в нацизме в формате ток-шоу, другое – в суде. В формате ток-шоу действует уже упомянутый закон Годвина, а вот для суда нет практически никакой правовой базы – нет международно признанного определения нацизма, нет Конвенции по борьбе и предотвращению нацизма и т.д. Так что, чтобы не уподобляться брешущей попусту псине, я предпочитаю работать над созданием этой базы, на первом этапе – внедряю мысль о её необходимости. То есть стараюсь вести себя ответственно.

Но получается это у меня, видимо, плохо. Портал baltnews.ee обходится без услуги комментирования, но ПК иногда перепечатывает baltija.eu, а там в одном из комментариев читаю:

«Что С.Середенко делает? Старается говорить правду о реалиях жизни. Так как он состоит в антифашистском комитете, то и основная направленность критики в его риторике против проявлений современного фашизма. Но, что сразу видно, масштаб Правды мелковат. В России продолжается геноцид — в основном русского населения, а адвокат об этом — ни слова! (…) В России о вымирании русских – «русском кресте» говорят лишь русские патриоты, а власть делает вид, что не видит ничего. С.Середенко тоже не говорит об этом. Он видит упадок рождаемости латышей, эстонцев, но не хочет замечать вымирание руссов на всей постсоветской территории.
Системная однобокость его взглядов говорит о том, что он целенаправленно вводит простолюдинов в заблуждение».

Я не адвокат. И ни в каком «антифашистском комитете» не состою, хотя по взглядам своим я прежде всего – антифашист. Про Россию действительно пишу немного, и не потому, что там всё прекрасно. У омбудсменов – территориальный принцип работы, а я живу и работаю в Эстонии. Т.к. проблемы с правами человека в странах Прибалтики отличаются между собой очень незначительно, а преследование правозащитников ведётся доказанным кооперативом прибалтийских спецслужб, то моя территория – Прибалтика. Даже после того, как я перестал быть русским омбудсменом в Эстонии. А ещё к сказанному следует добавить, что правами человека в России «занимаются»… эстонский Институт по правам человека и понаехавшие в Эстонию российские либералы. Про «вымирание руссов» у них, правда, тоже молчок.

Следующий обвинительный мотив – «русофобия». По этому поводу на неделе высказался в Postimees некий Марти Аавик:

«Одно из слов, всё чаще звучащее в последнее время, – «русофобия». Совершенно ясно, что это слово и эта концепция придуманы пропагандистами для разжигания. С особым усердием московские пропагандисты стали употреблять слово «русофобия» после вторжения на Украину и введения санкций. Еще раньше «русофобия» была связана с имперским самооправданием и имперской пропагандой.

Очевидна попытка создать и закрепить следующую (по сути своей абсурдную) логическую цепочку: если тебе не нравится, что Путин делает в своей стране и во внешней политике, значит, ты ненавидишь всех русских, в том числе своего соседа, Машу и, ясен пень, медведя.

За последние годы ярлык «русофоб» в России навесили на множество людей, которых мы здесь в Эстонии и, если брать шире, на Западе считаем представителями русской культуры. По западным меркам эти люди – патриоты России, при этом они находятся в оппозиции к режиму Путина (см., скажем,russophobia.net).

Страны свободного мира вводят санкции в отношении людей, связанных с конкретным свинством и конкретными преступлениями. Ведущий пропагандистскую войну Кремль объясняет: на Западе болезненно ненавидят всех русских».

Полёт мысли понятен, но с «русофобией» всё гораздо проще, чем с «фашизмом» — тут факты. Вот, Полиция безопасности Латвии начала рассылать ответы на заявления жителей Латвии, которые были возмущены публикацией депутата Сейма Эдвина Шноре (Национальное объединение) в газете «Национальные вести», в которой русские сравниваются с вошью. Политик Андрей Толмачев тоже обратился и спросил– а не разжигают ли подобные публикации межнациональную рознь? И, получив ответ, заявил следующее:

«Что и требовалось доказать, полиция не усматривет в словах депутата Сейма Э.Шноре признаков разжигания национальной вражды. Значит, можно будет продолжать сравнивать русских Латвии со вшами. А потом этот депутат может предложить провести «санитарную обработку» и избавиться от паразитов на теле Латвии. Все это уже было в истории 76 лет назад, тогда тоже за пару дней «очистили» Латвию, а главными «чистильщиками» были студенты в главе с молодым и перспективным юристом В.Арайсом».

Сергей Тыщенко обратился к правозащитникам:

«Вопрос товарищам активистам. Насколько глубоко в нас сидит политкорректность? Перевожу на простой язык: никому в голову не пришла мысль запросить ту же ПБ на тему — если сравнение национальности (любой!) с вшами не является преступлением, значит ли это, что и латышей можно сравнивать на любом самом высоком уровне с насекомыми-паразитами?! Ведь своим вердиктом ПБ открыла ящик Пандоры, и, главное, прекрасно это понимает. А дальше — евреи, беженцы и так далее».

А в это время «Страны свободного мира вводят санкции в отношении людей, связанных с конкретным свинством и конкретными преступлениями».

Leonid Drozner: «Из Америки особенно видно, что русофобия направлена не на реальных русских и их недостатки, а на выдуманных русских и их фантастические недостатки. Евреям тоже приписывают недостатки, которых у них нет, и не замечают те, что есть. Но если евреи всегда готовы к обороне и у них наготове миллион причин самооправдаться и самообъясниться, русские в ответ, в общем, зевают. По-чеховски. Конечно, если русских раскачать, мало никому не покажется. Но это надо очень постараться. А так… Ну, русофобия. По-моему, ин масс русские даже не особо понимают, что это такое. Интересно, есть ли в мире хоть один еврей, не знающий, что такое антисемитизм. Если бы был, он бы просто автоматически перестал быть евреем».

О том, что делать, пишут в своём аналитическом докладе «Сдержанность вместо напористости: Россия и новая мировая эпоха» Алексей Миллер и Федор Лукьянов:

«Во всех кризисных ситуациях в Европе участники пытались более или менее интенсивно «раскрутить» «русский фактор». Россию обвиняли в том, что она подталкивает волны беженцев, повлияла на голосование по Брекзиту, взломала почту Макрона за день до выборов, пытается подорвать позиции канцлера Германии Меркель в преддверии парламентских выборов. Хештег «Это сделали русские» отражает универсальную объясняющую функцию «русской угрозы». Но, пожалуй, кульминацией стал скандал с увольнением Дональдом Трампом директора ФБР Джеймса Коми, когда в американском публичном пространстве на полном серьезе обсуждался вопрос о том, является ли данное кадровое решение президента США следствием его договоренностей с президентом России. С весны 2017 г. российский сюжет практически официально превратился в политический таран, при помощи которого многочисленные оппоненты Трампа рассчитывают добиться его отрешения от должности.

Интенсивность использования «российской угрозы» как инструмента идентификации и средства борьбы с диссентом сравнима разве что со временами холодной войны. Причем с ее наиболее нервозными периодами, наподобие эпохи маккартизма, когда международные отношения напрямую задействовались во внутриполитической борьбе. Причина накала – общая неуверенность западных политических элит в их способности управлять общественно-политическими процессами».

А про то, как «русофобский фашизм» пытается добраться до Элины Есаковой, расскажу в следующем выпуске. Потому как взялся за это дело. 

#FREEPISKORSKIАртем СкрипникВладимир ПоляковАлександр КраснопёровКонстантин Никулин

Госдума России утвердила текст Присяги для вступающих в гражданство РФ«Чистые руки» в Эстонии предлагают сделать Нарву и Ивангород свободной экономической зоной
vott.ru

Новости

.