tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Концлагерь Клоога
© РИА Новости

Про гитлеровский «мармелад» в Клоога, или «Тут помню, а тут не помню»

Не совсем пока ясно, как существующий в Эстонии режим может «повзрослеть», переродиться во что-то более гуманное.

Эпиграф:

«Во имя Вселенной и хлебной корочки», Егор Летов (Русское поле экспериментов).

Я довольно часто размышляю над принципом «инверсии слезы ребёнка». Благодаря роману «Братья Карамазовы» Достоевского возникло крылатое выражение: «целый мир не стоит и одной слезы ребенка». Мы часто можем наблюдать, как этот принцип переворачивают с ног на голову, т.е. пока, образно выражаясь, есть хотя бы один смеющийся ребёнок, можно «оправдывать» любые большие преступления. Празднование 9 мая в Таллине вновь подтолкнуло меня к размышлениям на эту тему.

Девятого мая этого года к памятнику Воину-Освободителю в Таллине пришла депутат Оудекки Лооне, которая сказала, в частности, что «в случае победы национал-социалистов нынешняя свобода Эстонии была бы невозможна, а эстонцев либо убили бы, либо онемечили». Это возмутило некоторых эстоноземельцев и СМИ. В числе этих некоторых был портал Postimees, опубликовавший высказывание 82 летней пожилой госпожи (vanaproua), представленной в заметке инициалами П.Б. Пожилая госпожа призвала не верить Лооне.

П.Б. рассказала, что во время войны, когда их вывозили в деревню — «несколько семей с мебелью» — то случилась остановка в Клоога, где их отвели в столовую в воинской части. Немецкий солдат намазал толстый слой мармелада на кусок хлеба для П.Б. В этом, по мнению П.Б., заключается разница между Гитлером и немцами. В общем этот толстый слой мармелада выступает, опять же образно выражаясь, в качестве счастливой улыбки девочки-ребёнка П.Б.

На фоне этой «улыбки» П.Б. в Клоога во время войны располагался концентрационный лагерь, о чём П.Б. никак не обмолвилась. П.Б. позволяет себе отделить Гитлера и немцев, «увидеть» в Клоога «мармелад», и вместе с этим она не оставляет и частички понимания для чтущих Победу в Великой Отечественной войне людей. С этим у П.Б. всё плохо — зло абсолютное и неделимое.

Десятого июня этого года портал Lenta.ru опубликовал воспоминания о депортации калмыков. Депортация случилась в декабре 1943 года и «рассматривалось как мера наказания за массовое противодействие органам советской власти». Там тоже воспоминания людей, которым сегодня уже больше семидесяти лет. Был ужас, была смерть. Воспоминаниями делятся люди, бывшие в то время детьми. У них не было мармелада в вагонах по дороге в Сибирь и они вынуждены были «отвечать» за проступки взрослых. При этом вина и наказание были возложена на коллектив, «массово не повинующийся». Опять же, там тоже были жалеющие солдаты: «Было 42 человека родственников, и всех сгребли в одну кучу, выслали в Сибирь. Некоторые солдаты жалели людей и накануне отправки предупреждали о долгой дороге. Успели зарезать теленка, подоили коз. Этим и спаслись в пути от голода, пили молоко и варили мясо, 14 суток в поезде. А было 6 коров и много коз, всех остальных отобрали».

Не мармелад, конечно, но хоть что-то, ни много ни мало, а спаслись. Но может лучше мармелад, чем спасение? Каким-то семьям «повезло» меньше, ведь только некоторые солдаты жалели.

«В 1991-м российский парламент принял закон «О реабилитации репрессированных народов», в котором депортация калмыков и других этносов была приравнена к геноциду», о чём можно узнать на одном из ведущих новостных порталов Lenta.ru, тогда как в Эстонии действует подтвержденная статистическими данными коллективная «ответственность», о чём официальные лица Эстонии молчат. Не вагоны, конечно, но у каждого времени свои инструменты угнетения.

Середина прошлого века вообще была в плане «инструментов угнетения» разнообразной. На следующей фотографии запечатлены японские американцы, вернувшиеся из лагеря к своему дому. Надпись на доме можно перевести как: «Здесь япошки не нужны».

Ещё показательна карикатура «оттуда» на Хрущёва времён холодной войны. Рисунок озаглавлен «Хрущев и его козырные карты в политической игре с президентом США Кеннеди» (1963 год). На картах представлены режимы Франко, апартеида и неискоренённый Ку-клукс-клан. В общем, несмотря на всю нелюбовь к Хрущёву, на «той» стороне по крайней мере было какое-то понимание в том числе «своих» недостатков.

В современной Эстонии поддерживаемые на государственном уровне «правозащитники» борются исключительно  с правами человека в России или выступают в нейтральном поле гендерного равноправия и прав сексуальных меньшинств. Президент заявляет, что фашистов в страну завозят извне. В общем, «это не наше, нам подкинули».

Не совсем пока ясно, как существующий в Эстонии режим может «повзрослеть», переродиться во что-то более гуманное. Не знаю. Знаю только, что можно смело по аналогии с Хрущёвым рисовать карикатуру на Путина, где у Путина одной из карт будет Кальюлайд, держащая в руке кусок хлеба, намазанный толстым слоем мармелада из Клоога.

Загрузка...