tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Совет Безопасности ООН
© un.org

Про членство Эстонии в Совбезе ООН, или Как потратить 3 млн евро на понты

К 2020-2021 году все может настолько сильно измениться в мире, что каким он будет этот «внешнеполитический след» Эстонии, если она попадёт в Совбез ООН, сейчас можно только гадать. А вот денежки придется тратить уже сегодня.

Кто-нибудь вообще знает какие страны заседают в Совбезе ООН кроме постоянных членов? Да про процедуру избрания этих самых непостоянных членов подавляющее большинство эстоноземельцев услышало только тогда, когда узнало, что Эстония готовится к бескомпромиссной борьбе в восточноевропейской «конференции», уж простите, уважаемые читатели этот хоккейный аналог.

В этом году, к примеру, в Совбезе ООН просиживают штаны председатели Сенегала, Уругвая и Боливии. Я вот что-то не замечаю, что на международной арене эти замечательные государства стали заметнее. Ну не интересны людям эти самые заседания и выступления. Результат — да, интересен, но результат заседаний Совета Безопасности ООН определяют «пять полицейских», три из которых победили командиров эстонской дивизии ваффен-СС. Система не очень-то совершенна, поговаривают, что и вовсе работает с перебоями, но на данный момент другой нет.

Допустим, Эстония все-таки победит Румынию и станет непостоянным членом Совбеза ООН. Зря что ли женщина-президент Кальюлайд аж целый совет созвала, который будет заниматься кампанией. Видимо, рекламной, какой смысл какую-то другую проводить? Вот сама она говорит, что это «увеличить внешнеполитический след Эстонии и найти новых друзей». Насчет «друзей» ничего сказать не могу, потому как, что именно вкладывает тетя Керсти в понятие «друг» на уровне ООН мне неведомо. Но сможет ли Эстония внешнеполитически наследить?

Вот список резолюций Совета Безопасности ООН на сайте Совета Безопасности ООН. Так как эстонская языковая инспекция до сайта еще не добралась, он вполне доступен на одном из рабочих языков организации — русском. Резолюции в большинстве своем носят максимально общий характер и характеризуются как борьба за все хорошее против всего плохого. Вряд ли президент Гамбии, которого поздравили с избранием в резолюции S/RES/2337 (2017) «Укрепление мира в Западной Африке» вообще вчитывался в то кто там как голосовал. Разумеется, по ряду вопросов эстонские представители могут «отжечь» максимально неадекватным способом. Но вряд ли у них получится переплюнуть в этом вопросе представителей Украины, что заседают в Совбезе ООН в этом году. 

В итоге весь внешнеполитический след сведется к эпизодическим громким заявлениям про Россию. Почему про Россию, а не про, скажем, Западную Сахару или Гаити? Да потому что не знают ничего эстонские представители про Гаити и Западную Сахару. Ну и про «тоталитаризм», естественно. Правда про тоталитаризм весьма выборочно, так как некоторые тоталитарные режимы — кого надо тоталитарные режимы. 

По сути Эстония борется за право погромче и порезче озвучивать позицию Государственного департамента Соединенных Штатов. За свои деньги, между прочим, озвучивать. И немаленькие. Впрочем, к 2020-2021 году (а речь идет о членстве именно в этот период) все может настолько сильно измениться в мире, что каким он будет этот «внешнеполитический след» сейчас можно только гадать. 

А вот денежки придется тратить уже сегодня.

Загрузка...