tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Консервативная Народная партия Эстонии (EKRE)
© uueduudised.ee

Эстонские консерваторы не дают интервью на русском — прагматичная «русофобия»?

Случилось страшное. Парламентская фракция эстонской Консервативной народной партии (ЕКRЕ) отказалась давать интервью на русском языке. Что ж делать-то теперь?

Только хотел насладиться интеллигентным акцентом лидера ЕКRЕ Марта Хельме — и вот тебе раз. Придется в оригинале слушать про то, какой я «паразитирующий тибла». Ну а если у кого-то с эстонским языком неважно, то добрые люди переведут, вы гражданин Хельме не беспокойтесь, если надо, переведу лично. 

В общем, не нравится давать интервью на русском языке — да и не давайте. Можно подумать за вами кто-то бегает и канючит: «дяденька, ну скажите что-нибудь на русском, ну скажииите пожалуйста». 

А вот о мотивации лидеров ЕКRЕ стоит, пожалуй, поговорить отдельно. Формально Март Хельме обиделся на Михаила Стальнухина, который «задел его за живое» довольно-таки слабеньким «подколом»: «…здесь и сейчас он (Март Хельме — прим. авт.) говорит об эстонском языке, владении им, насколько важен эстонский язык и как важно его хранить и ценить, а сам в коридоре только что, мы сами это слышали, проходя мимо, давал интервью на русском языке…»

После чего лидер ЕКRЕ обиделся как девчонка и сказал, что раз так, то больше говорить на русском языке с журналистами не будет и фракции своей прикажет. Но это, если честно, слабенькая такая мотивация даже для «интеллектуалов» из ЕКRЕ. «Детский сад, штаны на лямках» да и только. 

Можно, конечно, сказать, что подобная бурная реакция обусловлена исключительно тем, что Хельме быстренько сообразил, что партии полезно появляться во всех СМИ (а они-таки появились во всех СМИ). То есть, речь идет исключительно о возможность лишний раз «светануться на камеру», да еще в нужном контексте. Но, как мне кажется, причины подобного поведения несколько другие. Растущая популярность реформистов, уверенно оседлавших «ассимиляционный» дискурс вкупе с резкой критикой всего, что связано с Россией вынуждает Хельме с компанией быть еще радикальнее. Иначе рядовой избиратель просто не заметит разницы. 

В этом смысле отказ от русского языка — наиболее простой и эффектный способ «заткнуть за пояс» абсолютно всех конкурентов за «своего» избирателя. Он не стоит ЕКRЕ ни копейки, но ни одна другая парламентская партия, паразитирующая на псевдопатриотизме, пойти на подобное уже не в состоянии. Даже IRL со своей Ладынской уже не может, что уж говорить о реформистах. 

Уж не знаю сам до этого Март Хельме додумался, подсказал кто-то или оно само так нечаянно вышло, но, не потеряв ничего, ЕКRЕ может прибавить в популярности. Такая вот прагматичная «русофобия». В кавычках, потому что пусть хоть только на хинди с журналистами общаются, мне, как русскому, параллельно.

Загрузка...