tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Консервативная Народная партия Эстонии (EKRE)
© uueduudised.ee

О предвыборной программе эстонских консерваторов и законе Годвина

Публицистический прием «сравнение с Гитлером» как частный случай закона Годвина, конечно, не нов. Сейчас считается, что сравнение это является показателем слабости позиции в дискуссии. Не можешь аргументировать – сравни позицию оппонента в споре с нацисткой, намекни, что он им симпатизирует и тем самым выстави его в дурном свете.

В Эстонии закон Годвина не работает по одной простой причине – официальной демонизации подлежит отнюдь не национал-социализм. В эстонском общественно-политическом дискурсе в ходу, скорее, «сравнение со Сталиным». Ну и с коммунизмом вообще. В целом, не сказать что это такой уж новый прием, американские методички времен холодной войны основывались на «достижениях» ведомства Геббельса. Да что уж стесняться, иногда эти методички и разрабатывали бывшие сотрудники этого самого ведомства.

Тем не менее во всем мире именно «сравнение с нацистами» является публицистическим «читерством». Что ставит честного публициста, приводящего прямые аналогии между политическими программами эстонских правоконсервативных партий и программными документами НСДАП в неудобное положение. С одной стороны – аналогия же, вон она, прямее некуда. Едва ли не дословное заимствование. С другой – скажут, скажут, что он (публицист) в бессильной злобе хочет «сравнением с нацистами оклеветать эстонских политических лидеров».

Поэтому анализировать предвыборную кампанию Консервативной Народной партии Эстони (EKRE) довольно сложно. Ведь читая предвыборную платформу партии или слушая предвыборное выступление её лидера Марта Хельме даже убежденный антифашист должен постоянно следить за своей правой рукой, которая буквально сама по себе тянется показать жест «от сердца к солнцу». Что уж говорить о тех, кто «борцам с коммунизмом» из легионов СС явно симпатизирует?

Наиболее резонансные заявления Хельме и компании выглядят как-то так:

— Лишение избирательного права неграждан и на местных выборах. (Кажется, это шестой из 25 пунктов Гитлера);
— Срочное и кардинальное ужесточение иммиграционной политики (О, а это 8-ой);
— Все дела в Эстонии ведем только по-эстонски! (23-б).

Ну и куда же без борьбы с гомосексуалистами. «Торпедирование» закона о партнерстве конечно же. Хотя, надо отметить, в этот раз даже EKRE смогли меня удивить. Вот уж не думал, что они настолько, извиняюсь, страх потеряют, что будут не стесняясь заявлять, что «…проблему с наркоманами легко решить. Ведь большинство из них – неграждане. Если они попались на этом, то их можно лишать вида на жительство и высылать из страны. Тем самым мы ликвидируем проблему наркомании…»

Эй-эй-эй, ау, Март Хельме. Сказал «а», говори и «б», а почему в такой замечательной для представителей не титульной национальности Эстонии большинство наркоманов неграждане? Не хотите поговорить об этом? А, точно, совсем забыл. Потому что «с этими тиблами каши не сваришь». Ну да, «тиблы» — они такие.

Вот мне кажется, что очень сильно не хватает в программе пунктов про дегенеративное искусство. Которое вырожденцы насаждают с целью искоренения эстонского языка и культуры. Тогда – полный набор будет. А так-то да, «закон Годвина», глядите, он сравнивает эстонскую политическую партию с нацистами, но ведь «ничего похожего» на самом деле…

Загрузка...