tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Выборы в Эстонии
© riigikogu.ee

Местные выборы в Таллине глазами «включенного наблюдателя»

Я участвовала в выборах в местные органы власти на правах включенного наблюдателя. Термином «включенный наблюдатель» я определяю ту степень вовлеченности, когда от твоего высказывания, от твоего поведения и жеста напрямую зависит результат выбора массами будущего.

Я участвовала в выборах в качестве кандидата от Объединенной Левой Партии Эстонии по таллинскому Кесклинна району и даже набрала 9 голосов, то есть 7, если учесть, что два голоса были предсказуемы. Конечно, я не имела возможности следить за ходом всей предвыборной кампании, однако я за ней следила неравнодушным глазом. Я честно следовала правилам выборов, представила свою программу и обращение к избирателям и уделяла значительное внимание в своем блоге предвыборным высказываниям как единомышленников, так и оппонентов. Я следила за реакцией своих респондентов и соответственно корректировала свою программу. Программу по оздоровлению нашего общества и, как следствие, государства.

Наше общество (коллективное сознание) и, соответственно, государство (система управления этим сознанием) глубоко поражено болезнью распада всех значимых органов. Симптомы этого распада мы наблюдаем уже давно, буквально с первых лет основания нашего государства, а нынешние выборы показали, что степень разложения достигла той критической точки, когда разрыв власти и общества становится практически непреодолимым. Наше государство более не являет единое целое с населяющим его народом. Те, кто попадает во власть не имеют даже возможности подумать о благе народа, потому что они вовлечены в такие интриги попила гос.бюджета, что до народонаселения в нашей стране не доходит практически ничего. Любой маргинал, попадающий во власть с намерением сделать благо, бессилен против всей сложившейся системы корпоративного попила. В сущности, ничего нового тут нет, это обычный путь развития так называемой демократии.

В настоящий момент мы на своей шкуре переживаем этап распада демократии в нашей маленькой (что важно) стране. Важно потому, что все процессы роста в маленьких странах идут замедленно, а процессы распада стремительны на фоне геополитических гигантов. Это связано с тем, что в маленьких странах быстрее исчерпываются ресурсы, подпитывающие пирамиду лохотрона, в первую очередь, ресурсы интеллектуальные. Мы присутствуем при стремительном вырождении титульных элит. Именно поэтому во власть попадают политические бройлеры — срочно выращенные в корпоративных лабораториях клоны для имитации сменяемости власти.

Именно поэтому нам присылают президентов по выбору вышестоящих кураторов, именно поэтому у нас с каждым годом падает уровень социальной защиты беднейших слоев населения, а молодежь бежит из страны в поисках более осмысленной, да хотя бы более теплой, движухи. Здесь нечего делать, потому что нет ни разнообразной высококвалифицированной работы, ни собственной развитой артистической культуры. Здесь не производится никакого сколько-нибудь значимого интеллектуального продукта. Нашу страну высосала европейская пирамида, за несколько лет превратив самостоятельную по крайней мере в вопросах культуры республику в туристический, в основном алко, рай для богатых соседей. Незанятость рук и мозга приводит к общему разложению морально-этической среды нашего обитания. Наркотики стали нормой уже в средней школе.

Пирамида вообще, в том числе пирамида демократии, представляется мне устаревшей моделью построения общества. Это становится все более и более очевидным. Однако никакой иной модели управления мы на данный момент не наблюдаем, во всяком случае в нашей стране, что и показали нынешние выборы. Все сколько-нибудь существенные коллективные игроки на политической арене проявили такую степень раздробленности, фальши, интриг, подлых подтасовок, предательства и откровенного хамства, что выбирать из них, на мой взгляд, можно только методом тыка, не раздумывая вообще о сути этой процедуры. Так, крестики-нолики. В сущности, механизм убеждения электората здесь один: жесткое облучение рекламой на каждом углу. На это и идут огромные средства из партийных касс. А партийные кассы, так или иначе, пополняются из тех карманов, к которым пристроены облучаемые мозговые органы. На эти охмурительные деньги, сограждане, мы могли бы обеспечить всех детей нашего города бесплатными детским садами, а мы их добровольно платим клонированным ансипам, чтобы они потом нами правили откуда-нибудь с пляжа в Малайзии.

Разумеется, удар по центру, удар по носорогу Сависаару, был ударом по русской общине. Этот удар удался вполне. Дезориентированный избиратель еще легче поддается рекламному зомбированию. Центр рухнул, теперь центристы не смогут принять ни одного закона, неугодного титульным националистам. То есть продолжится курс на насильственную ассимиляцию, с одной стороны, и вытеснение, с другой, до сих пор уцелевших здесь русских. Попутно мы наблюдали настоящие политические и жизненные драмы, видели как сползали толерантные и лояльные маски, обнажая по-настоящему звериные оскалы. Политические фигуры теряли лицо и репутации, скатывались до клеветы и предательства.

Раздавались ли трезвые честные голоса во всей этой вакханалии? Да, ОЛПЭ последовательно продвигала программу социального оздоровления нашей страны. Однако уже вступая в борьбу, мы понимали, что шансы у нас практически нулевые. Тем не менее, мы шли на выборы, в первую очередь затем, чтобы снова и снова произнести важнейшую формулу выживания нашего общества. Его оздоровление, говорю как специалист по коммуникациям, должно неизбежно начаться с уничтожения дискриминации русского меньшинства титульной плутократией. Без этого шага коллективного признания базовой несправедливости никакие дальнейшие построения не будут иметь положительного результата. В основе нашего общества — узаконенный раскол. То есть в основе нашего государственного устройства эксплуатация целого пласта населения по произвольному признаку. В данной ситуации — по признаку принадлежности к русской нации. То есть мы констатируем нацизм, встроенный в устройство нашего государства. О какой справедливости выбора и управления можно говорить в подобной ситуации? Пока не устранен этот базовый источник двойных стандартов, ни о каком справедливом общественном строе говорить не приходится.

На чем же держится наше государство? Мы должны также констатировать, что этот строй держится только на страхе (в итоге — страхе силового подавления войсковыми частями НАТО), который рождает электоральное равнодушие, которое, в свою очередь, делает народ более подверженным рекламе, то есть мозговой инфекции. Эти выборы были чистой имитацией независимых и объективных выборов, дорогостоящая игрушка для населения, которому слишком страшно взглянуть в глаза честной правде — у нас нет никакой свободы выбора, у нас нет никакой подлинной элиты, у нас нет настоящего управления, наш народ расколот и пребывает в когнитивном диссонансе. Лицемерие титульных нарастает, нарастает и озлобление дискриминируемых и насильственно ассимилируемых. И все эти столь агрессивно противоречивые общественные настроения сдерживаются только войсками НАТО. Больше нас ничто здесь, похоже, не объединяет. Я имею в виду социальные интересы. Наша природа, среда обитания, конечно, нас всех объединяет, но, боюсь, скоро и ее возможности будут распилены на бесчисленные частные владеньица совсем уже мелких попильщиков.

А ведь совсем недавно, в советское время мы делили эту среду обитания в общественном пользовании вполне мирно. Нам не хватало демократии в советское время? Но мы ее не получили. Нам сразу досталась роль побирушки при европейском пироге, полностью зависимой от добрых бюрократов из Брюсселя. Нам не хватало свободы? Ну что же, вот она — свобода, выбирай из тысячи малоотличающихся оттенков сами-знаете-чего.

Но даже если кто-то понимает абсурд и фатальность происходящего, менять что-то никто не торопится. Потому что нам просто и тупо лень. Мы видим общую несправедливость, мы понимаем абсурд, но нам так лень даже начинать думать о том, чтобы что-то предпринять, что мы предпочитаем просто пойти на поводу у рекламной кампании. Так вот, главный вывод этой полностью провальной предвыборной гонки таков: надо работать над собой, надо все лучше представлять себе пути достижения цели — справедливого общественного строя. Надо просвещать и разъяснять, используя все возможные каналы, варьируя. Я верю, что в конечном итоге победит здравый смысл, он же справедливость.

Работаем дальше, товарищи.

Загрузка...