tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: #иззакерстикальюлайд

Конец года, и политическое и экспертное сообщества пачками подводят итоги. Президент Эстонии Керсти Кальюлайд не исключение, и, в частности, успела заявить, что из-за Сталина её бабушка девять лет провела в шахтах Норильска, «потому что Сталин решил, что она участвовала в антисоветской деятельности».

В связи с чем презентую хэштег #иззакерстикальюлайд. После него вписываем все свои жизненные неудачи:

#иззакерстикальюлайд у меня молоко скисло,

#иззакерстикальюлайд преследуют правозащитников,

#иззакерстикальюлайд жемчуг мелкий…

Нам ничего не стоит, а у госпожи президента появится шанс почувствовать себя самим Сталиным. Который в должности ответственного за всё сменил на этом посту незабвенного Александра Сергеевича Пушкина. Нам в Эстонии такой тоже нужен.

Итоги года подвёл и я, сосредоточившись на «лояльности». В прошлом выпуске ПК писал о некоем Алексее Ганичеве из EKRE, который пообещал «искоренять нелояльность». И тут же принялся за дело.

Человек двадцать позвонило/написало по поводу того, что же теперь с этим сокровищем делать. В смысле уголовной ответственности – ничего. В том смысле, что ничего сделать нельзя. По составу «разжигания вражды» он не проходит, ибо состав материальный (в прошлом выпуске об этом подробно), а по составу «угроза» тоже не пройдет, поскольку мальчик хлопнет глазками и скажет, что пошутил. А угроза должна быть реальной. А реальность угрозы определяет следователь, который, скорее всего, в той же EKRE и состоит.

Что не мешает назвать сокровище подонком.

Итоги подвёл и Александр Носович. Напомнил, что Эстония председательствовала в Совете ЕС. А ведь и правда… 

И, конечно, главным событием недели стало возвращение в Эстонию с Украины Владимира Полякова. С нескрываемой радостью убираю его из списка политзаключённых ПК, но радость эта серьёзно омрачена той хренотенью, которую устроили свидомиты с обменом. 

Oxana Chelysheva: «Я что-то вообще ничего не понимаю… Гражданин Эстонии Владимир Поляков был вычеркнут из списков на обмен в последнюю минуту Ириной Геращенко. Что дальше? СБУ привезли Полякова к дому его адвоката Татьяны Монтян и выкинули там. Монтян связалась с консулом Эстонии, который впервые за это время оказал гражданину Эстонии помощь. Таня Монтян купила ему билет и он через Ригу прилетел в Эстонию.

1. Как судят и выносят приговоры в Украине? 
2. Как и кого они меняют? Что, у СБУ было такое сильное раздражение на Геращенко с Порошенко, что они выругались матом и отправили ими же осужденного человека восвояси…

Ещё круче: Украина требовала выдачи Полякова у Эстонии. Он был в своей стране, когда правительство Эстонии приняло решение выдать его Украине по подозрению в том, что он участвовал в задержании Савченко. И Эстония выдала своего же гражданина, несмотря на то, что Поляков обжаловал первоначальное решение. И вот Поляков дома, благодаря содействию консула Эстонии же. 
Идиотизм. Полное издевательство над законом». 

Oxana Chelysheva: «Поговорила с адвокатом Полякова в Украине Татьяной Монтян. Сюр еще глубже, чем казалось. После выдачи Эстонией своего гражданина Украине дело слушалось в Троицком суде Луганской области. Коллегией судей, понятно. Слушали они это дело год. Поляков своей вины не признавал. Потом одна из судей взяла взятку и сама пошла под уголовное дело. Новую коллегию сформировать не смогли. И дело передали в Лисичанск. А там стали слушать заново.

Потом началась подготовка к обмену. И его включили в список. Полякова начали «готовить к судебной очистке»: так это беззаконие называется в новой терминологии. То есть, его убедили признать вину под условие обмена. После того, как Поляков заключил соглашение с прокуратурой, его быстренько осудили. Но осудили на тот срок, который он отбыл в СИЗО Таллина и в Украине. Причём, день в день. А по закону Савченко, один день и там, и там был засчитан за два. Он был освобожден как отбывший срок, но он остался под стражей в фильтрационном лагере. Причём прокурор забыла его паспорт в Киеве, и на обмен он шёл с копией копии своего паспорта, которую сделали СБУ.

А утром дня обмена в лагерь приехали Геращенко и Лутковская, которые и вычеркнули его из списка. Я спросила у Монтян, почему его выбросили около ее дома. Она ответила: «Потому что СБУ он не был нужен как обменный материал».

По пути в Киев, Полякову говорили, что его везут, чтобы «разобраться с адвокатом». Вот так и разобрались: высадили из машины в ее районе. А потом ей звонит Поляков и говорит: «Как найти Ваш дом? Мне СБУ сказали идти к вам». Они позвонили в консульство. Там предложили такой вариант помощи: они берут деньги у мамы и передают ему. Монтян махнула рукой и купила ему билет. Вчера в полночь он вернулся домой. То есть, Эстония выдала своего гражданина, чтобы Украина использовала его в качестве «обменного материала».

Спросила про эмоции. Говорит, что дико зол на журналистов Эстонии, которые много чего соврали в его отношении. Дело находится в ЕСПЧ: жалоба была подготовлена эстонским адвокатом». 

Первое интервью по приезду Поляков дал Маргарите Корнышевой из бюро евродепутата Яны ТоомОписал условия своего заключения. Депутатов редко хвалят, но тут явно есть, за что. И Тоом, и работников её бюро. За то, что не бросили. 

Можно понять, почему мужик «дико зол на журналистов Эстонии». Вот, например, одно из последних сообщений портала Гостелерадио Эстонии: полтекста про «освобождён по приговору суда», «находился в фильтрационном лагере на территории санатория», половина – про «террористическую организацию ЛНР». Даже «Спутник» писал про какой-то «освободительный приговор» (что это?!). 

Итог: Поляков пошёл на сделку, т.е. признал себя виновным, был осуждён и сразу отпущен, потому что срок заключения ему посчитали «под обрез». Так же раньше на сделку пошли Андрей Заренков и Владислав Пяллинг. Конечно, сравнивать эти казусы между собой ни в коем случае нельзя, но объединяет их одно – неверие в правосудие. В Эстонии, а уж на Украине тем более. 

#иззакерстикальюлайд придётся еще раз поиздеваться над нашим Гостелерадио. Ибо президент, нахваливая своё, изрекла следующее: «Важно, что большая часть общества знает, что если по какой-то причине очень нужна объективная информация, то ее можно получить в ERR. И это действительно самое важное для того, чтобы мы были впереди в том, что ведь можно назвать и пропагандистской войной». 

Как жаль, что президент Кальюлайд предпочла продолжать традиции Тоомаса Хендрика Ильвеса, а не Леннарта Мери. То есть изрекать под Новый год глупости. Потому как чешу в затылке и думаю, что же это за причина должна быть такая, чтобы очень (!) нужна была объективная информация? И разве президент не слышала, что первой жертвой войны (а пропагандистской – тем более!) всегда является правда? Но она, безусловно, права в том, что объективную информацию СМИ Эстонии выдают только в случае крайней нужды… 

А ещё хотелось бы сравнить освещение казуса Полякова с казусами «судовых охранников», угона Arctic Sea и горе-вербовщика Эстона Кохвера. Впрочем, результат очевиден заранее. 

На неделе в тяжёлую аварию попал универсальный телевизионщик и смелый антифашист Олег Беседин. Поправляйся, друг! 

Если возвращаться к теме «нелояльности» и необходимости её срочного искоренения, то нужно заметить, как основательно мы отупели по сравнению с концом XIX века, когда вёлся знаменитый спор между философами права Вл.Соловьёвым и Б.Н.Чичериным. И тема была – серьёзнее некуда: соотношение права и нравственности. Подводя итоги спора, И.В.Михайловский суммировал их так: 

1. «право не должно предписывать действий, безусловно запрещаемых нравственностью»;

2. «право может запрещать некоторые безнравственные поступки, но лишь тогда, когда ими нарушаются чужие права»;

3. «право должно весьма и весьма остерегаться предписывать совершение нравственных поступков». 

«Искоренение нелояльности» начинается, по всей видимости, со стукачества. Можно ли узаконить обязанность стучать? Видимо, нельзя, поскольку стукачество очевидно относится к «действиям, безусловно запрещаемых нравственностью». Почему? Да потому, что уничтожает доверие между людьми, социальный капитал, и в результате уничтожает само общество, как некое целое. 

Олег Матвеев: «Нашёл сегодня случайно одну интересную цитату в комментарии к Уголовному кодексу, сам бы которую так лаконично не смог придумать: «Доверие — убеждение человека, что другой человек честен по отношению к нему и учитывает всегда его волю и интересы»». 

Но нравственные ориентиры в Прибалтике уже давно утеряны, и вот первые 35 латышей получили от министра юстиции Дзинтарса Рачнарса удостоверения «общественных помощников», в обязанности которых входит проверка выполнения закона о государственном языке. «Самые активные пионеры общественного движения должны были отправиться в рейды по улицам, магазинам и даже офисам латвийских городов. Общую численность «общественных помощников» предполагалось довести до сотни». Sputnik Латвия выразил радость по поводу того, что «пионеров» набралось всего 35 вместо запланированных 100. Как мало же надо для радости!

Или вот Конституционный суд Латвии признал конституционным требование лояльности педагогов к Латвийскому государству. Это уже даже не закон, это – круче. Но откуда ей взяться, этой лояльности? Если взять то же найденное Матвеевым определение, то «доверие (к государству) — убеждение человека, что (государство) честно по отношению к нему и учитывает всегда его волю и интересы». Ага. А от «доверия» к «верности» (лояльности) ещё дойти надо…

Государство – это кто/что? В смысле – кому/чему именно надо быть «лояльным»? Политикам? Но они врут, то есть не соответствуют критерию «честно по отношению к нему».

Александр Запольскис: «Сильно подавился кофе. Определенно это опасная привычка — пить кофе во время чтения новостной ленты, ибо ну как тут можно не подавиться! Макрон принял военный парад в честь победы французской армии над ИГИЛ! Да еще с того самого балкона, с которого аналогичный парад, но по поводу победы над Германией, принимал Шарль де Голль. По ходу дела он сказал:

«Точно так же, как наши предки одолели немецких оккупантов, сейчас мы одолели боевиков «Исламского государства», которые по своей бесчеловечности не уступают фашистским захватчикам. Теперь, когда мы устранили эту угрозу, необходимо поднять вопрос о ликвидации причины войны в Сирии — режима Башара Асада»».

Да, немецких оккупантов точно одолели французские предки. А вот ещё: «Американское издание Foreign Affairs озаботилось ростом патриотических настроений в России. Издание опубликовало статью «Память, молчи», раскритиковавшую правление Иосифа Сталина в СССР вкупе с победой в Великой Отечественной войне. Автор материала призвал забыть не только сталинское время, но и Великую Победу. Его удивило, что современная Россия не отказывается от своего коммунистического прошлого, а также использует его для напоминания о героизме предков».

Да я бы и рад забыть сталинское время, но #иззакерстикальюлайд мне всё время о нём напоминают. Про бабушку вот в Норильске…

Поэтому напоследок – три серьёзных сюжета о сталинском времени.

Александр Дюков: «Самое поразительное для меня в уходящем году — то, что 80-летняя годовщина начала «Большого террора» 1937-1938 гг. не сопровождалась хоть сколько-нибудь заметным ростом интереса научного сообщества к проблеме. Где международные научные конференции, где круглые столы и семинары, где сборники документов, где обобщающие работы — авторские и коллективные? Практически ничего не было — причем не только у нас, но и за рубежом. (…) Ежегодная конференция «История сталинизма» была посвящена революции 1917 г. и даже «Мемориал» не выпустил чего-нибудь обобщающего научно-популярного, как десять лет назад». 

О «Мемориале». 

Александр Дюков: «Скончался Арсений Борисович Рогинский. Это был человек, который сделал чрезвычайно много для объективного изучения истории советских репрессий, его работы — настоящий золотой фонд историографии, который еще очень долго не потеряет научного значения.

Он мог бы, конечно, сделать еще больше: уже в середине 90-х им была подготовлена фундаментальная публикация полных статистических данных о сталинских репрессиях. Но он не смог пойти против своего окружения, которое ждало других, на порядок больших цифр. И потому главная работа его жизни так и осталась неизданной. Надеюсь, когда-нибудь она выйдет в свет.

Вечная память, земля пухом». 

И третье – по поводу «других, на порядок больших цифр». Интервью дал директор ФСБ Александр Бортников. 

«Много десятилетий у нас шли споры о репрессиях 30-х годов. Многие читатели помнят разнокалиберные цифры от разных «мемориалов» и им подобных организаций. Миллионы расстрелянных. Миллионы репрессированных. Миллионы запуганных. Страшная картина жизни страны в предвоенный период.
Но самое главное, опровергнуть или доказать документально количество репрессированных было невозможно. Специфика работы органов безопасности не дает возможности открыто работать в архивах. Множество материалов составляют государственную тайну до сих пор.

Генерал Бортников назвал цифры. Те, кто интересовался вопросом раньше, эти цифры знают. А для тех, кто не в теме, приведу цитату из интервью: «Еще в конце 1980-х годов была рассекречена справка МВД СССР от 1954 года о количестве осужденных за контрреволюционные и иные особо опасные государственные преступления, в том числе за бандитизм и военный шпионаж, в 1921-1953 гг. — 4 060 306 человек. Из них к высшей мере наказания приговорены 642 980, к ссылке и высылке — 765 180. Об этом говорят архивные материалы. Все другие цифры являются дискуссионными»». 

Среди них – бабушка Керсти Кальюлайд. И шестеро братьев моего деда. «Заговор Тухачевского». 

И совсем под занавес — Юрий Алексеев по прибытию в США был допрошен ФБР. С интонацией Сергея Доренко: «Казалось бы, причём тут латышская Охранка?». 

Как-то всё буднично получилось, не по-новогоднему. Обещаю исправиться, и к Новому году подготовить бонус-трек ПК-видео. Там же будут и поздравления. 

#FREEPISKORSKIАлександр КраснопёровКонстантин Никулин

Загрузка...

Сюжеты