tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

«Политкорректор» с Сергеем Середенко
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: «захват государства» в Латвии и истерика в Швеции

Новостей опять — через край, но начну с самой радостной: после полутора лет тишины в эфире пришла весточка от Mateusz Piskorski. И даже не одна, а две. Андрей Выползов опубликовал на своём портале письмо Матеуша из тюрьмы, предварительно прошедшее прокурорскую цензуру. 

Письмо — фактически статья на тему «войны памятников». Вот короткая выдержка из него: 

«Польша — это уже не страна для нормальных людей. Иногда мне кажется, что тут должна случиться какая-то катастрофа, чтобы люди проснулись от паралича глупости. Например, эта ситуация с памятниками.

Уничтожение памятников и мест памяти солдат Красной Армии в Польше является актом исторической, символической войны, которую польские власти объявили не только современной Российской Федерации, но и всем народам, которые принимали участие в Великой Победе 1945 года. А также полякам, предки которых боролись в рядах Первой и Второй Армий Войска Польского бок о бок с советскими солдатами (в том числе, кстати, и моему деду Эдуарду Слепиковскому — авт.). Символически, таким образом, Польша встаёт на сторону даже не современной Германии, которая до наших дней заботится о памятниках победителям Второй мировой войны. Встаёт рядом с такими странами как Украина, Эстония и Латвия, на сторону неонацистской позиции».

Вторую весточку прислала Марина Клебанович — видео с какой-то судебной процедуры, смысла которой я не очень понял, но, как мне показалось, отношения к уголовному процессу Матеуша не имеющей. Хоть посмотреть на сидельца…

Тот факт, что с нормальными людьми в Польше не всё в порядке, подтверждает сообщение о том, что на неделе в Гданьске машину с российскими номерами закидали камнями. Не камешками, а камнями. А это такие ситуации, в которой никакое ядерное оружие не поможет. 

Впрочем, есть еще хорошие новости. Miroslav Mitrofanov и Aleksandr Kuzmin проделали качественную лоббистскую работу в ГосДуме, в результате чего на заседании Комитета по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками прошла дискуссия о «реформе» образования в Латвии. Как сообщает официальный сайт ГД, «по итогам дискуссии Комитет рекомендовал Министерству иностранных дел совместно с Министерством образования и науки РФ подготовить двусторонне соглашение с Латвией в сфере образования, которое позволит смягчить требования реформы в отношении русскоязычных школ». 

Miroslav Mitrofanov с этой недели — депутат Европарламента, а Tatjana Ždanok возвращается в Латвию. Причины этой рокировки Дмитрий Ермолаев описал так: «Почивающие на лаврах политики "Согласия" давно перестали ловить мышей. А зачем? Первый балтийский канал под контролем и большая часть русскоязычной медийной поляны тоже, а значит, по мнению политтехнологов "Согласия", русскоязычный электорат никуда не денется. Поэтому можно играть в "саависаризацию", постить котиков, заниматься велодорожками и иногда что-то говорить о необходимости сохранения билингвального образования». 

Значит, пора выпускать пчёл. Избирательная кампания в Сейм Латвии обещает быть яростной. Пока же в Латвии разворачивается скандал вокруг доклада парламентской следственной комиссии по «делу олигархов». Так как сам я не олигарх и позвонить в Латвию знакомому олигарху за подробностями тоже не могу в связи с отсутствием знакомого олигарха, то приходится довольствоваться тем, что пишут СМИ. А те сообщают что-то не совсем вразумительное. Возьмём одно сообщение на пробу. 

Центральным действием «дела олигархов» являются «так называемые переговоры олигархов». «Переговоры свидетельствуют о том, что государственные должностные лица в государственных вопросах действовали и рассуждали так, будто улаживали свои личные дела, а государство служило инструментом для извлечения экономической выгоды для себя». 

Если речь идёт о «государственных должностных лицах», то при чём тут «олигархи»? Или это одни и те же люди? 

Но самое интересное не это. «В так называемых переговорах олигархов усматриваются признаки захвата государства. В проекте комиссия разъясняет, что «захват государства» не является юридическим термином и ранее не был включен в какой-либо закон или разъяснен. Понимание этого термина, констатация и оценка его признаков в дальнейшем могут помочь правоохранительным органам установить подлинный характер, общественную опасность и вредные последствия конкретных преступных деяний. 

Захват государства или его попытки подлежат «моральному и политическому осуждению, ибо противоречат 2-й статье Конституции Латвии, гласящей, что суверенная власть Латвийского государства принадлежит народу Латвии». Депутаты Сейма, занимающиеся захватом государства, нарушают также 18-ю статью Конституции, поскольку дали присягу на верность Латвии и поклялись укреплять ее суверенитет, подчеркивается в проекте доклада. 

В докладе комиссия разъясняет понятие «захват государства». Это политическая коррупция, которая проявляется как сознательные действия государственных должностных лиц в принятии нормативных актов, административных актов и политических решений или в оказании влияния на процесс их принятия для извлечения экономической выгоды для себя». 

Разобраться в этом на основании приведённого сообщения у меня ну никак не получается. Первая реакция на словосочетание «захват государства» — это столь вожделенное прибалтами нападение на них России. Отражать которое, как выясняется, не надо. Ибо оно подлежит лишь «моральному и политическому осуждению». А на хрена тогда НАТО, «золотые ложки», пушки без снарядов, военная истерия и всё, ей сопутствующее? И, если цена за «захват государства» — это «моральное и политическое осуждение», то может ли Россия уже сейчас «захватить» эти три сокровища, так как цена за них уже уплачена? Потому как прибалты уже не первое десятилетие «морально и политически осуждают» «захват» своих государств… авансом. Впрок. 

Но речь о российском «захвате» (а каком ещё?!) вроде как не ведётся. А о чём тогда? Вот, например, конституция Азербайджана в ст. 5, которая называется «Недопущение присвоения власти», указывает прямо: 

«Ни одна народность Азербайджана, ни одно лицо, социальная группа или организация не может присвоить полномочие по осуществлению власти. Присвоение власти является тягчайшим преступлением, направленным против народа». 

И, судя по описанию, «захват государства» как раз является «присвоением власти». Но преступление присвоения власти в Латвии уже свершилось — власть в Латвии уже несколько лет на конституционном уровне присвоена латышской народностью, которая объявила себя «нацией». Так что, получается, «социальная группа» («олигархи») пытается «захватить государство» у «народности» (латышей)? Грабь награбленное? 

А народу, против которого, собственно, это преступление совершено, что делать? Народ — валит из страны, а «нация» имеет все шансы вновь стать «народностью». По количеству. Вот, например, никакая не кремлёвская пропаганда, а вполне себе европейское издание Politico в рамках своего европейского проекта Politico Europe опубликовало мрачную статью под заголовком "Латвия — исчезающая нация": «Politico пишет, что в 2000 году население Латвии составляло 2 миллиона 380 тысяч человек, а сейчас всего 1 миллион 950 тысяч. Это самое высокое падение численности населения в мире за такой срок. Фактически количество людей в стране снизилось на 18,2% за 17 лет. В этом вопросе от Латвии немного отстает Литва, численность населения которой упала на 17,5% за то же время. А теперь отвлечемся от публикации Politico и посмотрим не на статистку сокращения населения Латвии в целом, а на динамику уменьшения численности латышей. Тут мы видим еще более мрачную картину: в 2000 году в Латвии проживало 1 370 703 миллиона латышей, а в 2011 году уже 1 284 194 миллиона. То есть в год численность латышей сокращалась на 9 тысяч человек».

Интересны реакции уехавших на происходящее в «странах исхода». Вот, например, реакция некоей проживающей в Норвегии латышской Кристины на сообщение о том, что правительство Латвии решило взимать налоги с тех граждан республики, которые работают за рубежом. Кристина «теперь смотрит на свою Родину с ненавистью. Она напомнила, что никогда не просила от страны никаких пособий на переезд в Норвегию или на оплату жилья. По мнению Кристины, Латвия без нормальных отношений с Россией не сможет улучшить своё положение. Но вместо того, чтобы налаживать отношения с восточной соседкой, правительство раздувает антироссийскую истерию, выдумывая несуществующую угрозу. Под эти вопли деньги уходят на бессмысленные военные траты. Она утверждает, что латвийская пресса буквально каждый день говорит о войне с Россией. Кристина не может вернуться в страну, где всё пропитано ненавистью и военными страхами, но при этом она обращается к русским: «Без вас наша поганая страна обречена».

Отвлекусь на момент на «военную истерию», на сей раз — шведскую. Маттиас Йоранссон написал книгу «Bjornen kommer» («Медведь идёт»), в которой рассказал об истории охоты на советские подлодки. Вот фрагмент интервью с ним:

«— Сколько раз в Швеции охотились за русскими подлодками?

— Только между 1980 и 1995 годами было зарегистрировано 6437 наблюдений русских подводных лодок. В 2014 году, во время последнего инцидента, поступило около 300 сигналов от населения за одну неделю. Я бы сказал, что в сумме наберется около 10 тыс. наблюдений. Это огромное дело. Если посчитать по теории «шести рукопожатий», получается, что каждый швед знает кого-то, кто видел русскую субмарину. То есть это большой культурный феномен.

— Сколько из этих 6437 случаев подтвердилось?

— Ни одного.

— А по официальному мнению военных?

— Они могут позволить себе сказать что угодно. Если спросить шефа флота, он скажет около пяти. Если спросить шефа авиации, он скажет ни одного. Если спросить министра обороны Петера Хультквиста, он скажет сотни — что угодно».

Продолжим с уехавшими, на сей раз с осевшими в Ирландии литовцами. На призывы президента Дали Грибаускайте вернуться домой и вместе строить счастливую Литву, «новые ирландцы» откликнулись совсем невежливо. Если коротко — то бай-бай, Даля! При этом показательно, что группа в Facebook, через которую в основном шла реакция, называется… Русскоязычная Ирландия. Вот первые строчки правил поведения в этой группе:

«1. Языком общения в группе является русский и при необходимости английский.

1.1 Пользователи, использующие другие языки после предупреждения и повторного нарушения, будут вынуждены покинуть группу.

1.2 Для написания сообщений рекомендуется использовать кириллицу».

Как сейчас принято говорить в таких случаях: «у меня всё».

На неделе у меня была возможность ввязаться в спор с директором Института современного государственного развития Дмитрием Солонниковым по поводу «чести и достоинства России» в частности и государств вообще. Тему эту с правовой точки зрения я исследовал давно, и пришел к выводу, что применительно к государствам речь следует вести не о «чести и достоинстве», а о «репутации», при этом во внутренних отношениях государства в общем случае репутацией не обладают. «Понятно, что в данной отрасли ещё много неисследованного. Формально во внутренних отношениях государства действительно не обладают репутацией, но ведь отчего-то прибалты валят в Ирландию, а украинцы — в Прибалтику. Вряд ли кто-то из мигрантов среди причин своего отъезда назовёт «плохую репутацию» своего государства или сошлётся на какой-то рейтинг (их объективность и признание их результатов — тема для отдельного разговора), но в конечном итоге дело именно в них».

В исследовании «Украинизация Прибалтики: экспорт политических практик» мы с соавторами дали комплексный прогноз, согласно которому, в частности, можно было ожидать в Прибалтике появления негосударственных сайтов типа украинского «Миротворца» со списками и личными данными «нелояльных» государству, а по сути — режиму лиц. С горечью должен констатировать, что прогноз оказался верным, и в Литве ультранационалисты запустили сайт с говорящим названием vatnikas.lt.

«Пока в списке 145 фамилий. Это левые активисты, антифашисты, общественники и журналисты. В частности, в списке находятся политик, экс-председатель Соцфронта Литвы Альгирдас Палецкис, депутат Клайпедской городской Думы Вячеслав Титов, лидер общественного объединение «Будем едины» Вайдас Лекстутис, депутат Сейма Збигнев Ядинский, экс-депутат Сейма Аудрюс Накас, главный редактор газеты «Вести Шальчи» Владимир  Кот, певец Альгирдас Мотуза, активные общественники и блогеры Милда Барташюнайте, Вигантас Келертас, Вильмантас Повилайтис, Гинтарас Дилпшас, Сергей Воскресенский. Также в чёрном списке — философ испанского происхождения Мигель Пуэртас, который прожил в Литве пять лет, а затем, когда ему стали мешали местные спецслужбы, уехал на Донбасс. В списке «враждебных» СМИ находится «Свободная газета» (,,Laisvas laikraštis“), порталы ekspertai.euldiena.lt  и еще несколько изданий».

Настоятельно рекомендую пройти по ссылке, так как информации в сообщении гораздо больше, чем можно передать в цитате.

Ну и, напоследок — новости культуры. Когда-то непонятным мне самому ветром меня занесло на табуретку председателя таллинского рок-клуба (Anatoli Belov несравненно лучше пригоден к этой ноше). А вспоминаю об этом потому, что заняться этой административной работой меня побудила любовь к русскому року, и со многими именитыми музыкантами судьба сводила меня, что называется, «по долгу службы». В частности — с лидером группы «Телевизор» Михаилом Борзыкиным, с которым мы какое-то время даже поддерживали неформальные отношения. Хит «Твой папа — фашист!» — это «Телевизор». Каково же было моё изумление, когда я решил найти и послушать любимца юности, а напоролся на это:

Вадим Степанцов: «Захар Прилепин рыдает над разочаровавшими его кумирами юности. Захар, ты вырос, а они нет, вечные подростки. Ты ещё скажи, что в юности над шутками Жванецкого смеялся.
Прилепин: Есть такой Михаил Борзыкин, рок-н-рольная звезда, основатель группы «Телевизор», которая в 90-м году была такой же известной, как «Кино». Я писал про него в книжке «Ботинки полные горячей водки», мы записали с ним позже песню. И вот сейчас мы видим, что проходит несколько лет, и Михаил занимает замайданную позицию. Не заукраинскую даже, я сам отчасти украинец, а именно замайданную. И я глубоко в нем разочарован. Он поет сейчас песню «Прости нас, Украина».
А Юрий Шевчук поет «Русская весна, скорей бы кончилась она».

А Борис Гребенщиков, песни которого я любил всю свою юность, практически всю свою жизнь, едет к Саакашвили — законченному русофобу, к убийце, к животной твари, которая ненавидит Россию как таковую. Гребенщиков едет к нему петь песни. Я не могу это ни осознать, ни оправдать, ни понять.
И я с ним расстаюсь как с частью своей души.

Но знаете, если твой близкий человек совершает аномальный поступок, я не должен находить поводы, чтобы его оправдать. Хорошо, что это случилось и случилось сейчас, а то могло бы случиться в более опасной, более сложной и болезненной ситуации. И он бы меня предал. Хорошо, что предал сейчас».

Как сказал бы цитировавшийся выше Маттиас Йоранссон, такой вот «культурный феномен».

И еще. Противовесом. На неделе для меня с неожиданной стороны открылся Руслан Панкратов — как специалист по физиогномике. Издание «Реалист» публикует его оценки лиц Трампа, Макрона, Меркель, а также, что гораздо интереснее, потому что ближе к нам, Вайры Вике-Фрейберги и начальника Полиции безопасности Латвии Нормунда Межвиетса. О последнем — так: «мы имеем дело с человеком, который отдаст всё ради победы на войне. Очень не рекомендуется стоять на пути у таких людей, это очень дорогое удовольствие. Эти люди живут с девизом по жизни: "Все ради войны, все ради победы!"». 

#FREEPISKORSKIКонстантин Никулин

Загрузка...