tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Группа Воланд
© ВКонтакте

Рок по пятницам. Бас-гитарист Воланда: профессиональная усталость — это приговор. Бегите от неё со всей прыти!

27 лет на рок-сцене — весьма немалый срок для андеграундной группы — далеко не многие музыканты могут столькие годы держать свой коллектив на плаву за счёт чистого энтузиазма.

У киришской фанк-роковой группы Воланд, этих верных продолжателей дела Red Hot Chili Peppers, как видно, этого самого энтузиазма в запасе боль-шо-ой мешок. С житьём-бытьём «зубров» российского рока читателей Baltnews знакомит бас-гитарист и вокалист Вячеслав Ширнин.

— За почти тридцатилетнюю историю группы почти невозможно сохранить изначальный состав. Сколько в Воланде осталось старожилов, помнящих первые деньки группы?

Вячеслав: Если вы хотите сохранить первоначальный состав группы в течение 30 лет, то вам придётся играть одному. Или вдвоём — со своим отражением в зеркале. А вот сколькие из нас помнят первые деньки в группе — совсем другой вопрос. Всё-таки 30 лет — могут быть проблемы с памятью. Хотя, конечно, нам-то кажется, что мы всё помним и даже рискуем давать на эти темы интервью.

Группе Воланд повезло: её состав менялся кардинально всего пару раз и всего на одну треть. Проще говоря, в группе несколько раз менялся барабанщик, а струнный состав оставался неизменным — гитарист/вокалист Дмитрий JooJeeck Лебедев и я, бас-гитарист / вокалист Вячеслав Ширнин. Мы давно переболели этими юношескими болезнями (имею ввиду смены состава) и последние восемнадцать лет играем с барабанщиком Вадимом Макаровым.

— Всё началось в вашем родном городе Кириши или вы сразу нацелились на «столицу русского рока» — близлежащий Питер? Как обстоят (если обстоят) в Киришах дела с рок-культурой? Есть ли у вас местный энтузиаст от рока, легендарная личность, в брежневские годы или на заре горбачёвской «перестройки» подымавший местную рок-движуху в клубе или, как оно нередко бывало (и бывает до сих) при каком-нибудь заводе или фабрике?

— Всё началось в родном нам городе Кириши, и, похоже, в нём же всё и закончится — как в заурядном современном романе. И да, само собой столица Северо-Запада манила нас и звала на подвиги во имя рок-н-ролла — и даже неоднократно являлась жертвой оных. Коллектив наш изначально сложился как неформатный и неформальный, без классических амбиций о стадионах и телевизоре в прайм-тайм, хотя, как ни странно, и первое и второе в нашей истории случалось время от времени, но как-то само собой. Возможно, причиной такого самодостаточного развития явился наш уникальный (простите за пафос) феномен: киришские рокеры многих групп довольно быстро и организованно объединились в единый музыкальный кулак, лихо разбивая преграды и трудности андеграунда в маленьком городе.

Вдохновителем и дирижером процесса стал мой отец, Юрий Александрович Ширнин, довольно далёкий от рок-музыки человек с классическим консерваторским образованием и приличной джазовой школой. Он сумел добиться не только официальной поддержки нашей движухи у местных чиновников, но и объединить рок-музыкантов, а также увлечь их идеей расширения собственной музыкальной культуры, что, как вы понимаете, гораздо сложнее. Итогом этих перемен явилась наша постоянная база в местной школе искусств с бесплатным репетиторием на несколько студий для всех существующих групп. А также пополнившийся рокерами эстрадно-симфонический оркестр, где до сих пор играют уже следующие поколения альтернативщиков, решивших добровольно перенести на себя прививку академического музыкального образования.

Можно много и долго об этом рассказывать и бесконечно удивлять деталями такого «музыкального коммунизма», но я просто пожелаю каждому городу любой величины иметь таких энтузиастов и профессионалов, как мой отец, способных качественно менять культурную городскую среду десятилетия подряд.

— Ваша группа работает в составе трио. Так было изначально? Не возникало ли желания расширить состав за счёт, например, второй гитары или клавиш?

— Первое выступление нашей группы под названием Воланд состоялось в конце июня 1992 года, и это были пятеро разномастных молодых людей, ещё не имевших ни концепции, ни понимания стиля своей команды. Через несколько месяцев коллектив лихо трансформировался в квартет с двумя гитарами, а вскоре негритят осталось трое и этого оказалось достаточно для наших музыкальных экспериментов. Учитывая минимальный состав группы и весьма среднее владение инструментами, мы всегда изрядно парились над аранжировками и динамикой, чтобы материал не звучал скудно и скучно. Но на записях мы старались сделать звуковое полотно наиболее насыщенным и плотным, потому сочиняли дополнительные партии гитар, вокалов, клавишных, перкуссии, скретчинга и прочих аналоговых украшений. Записывалось всё тогда исключительно на кассеты, мастеринговалось в реальном времени, так что мы сполна познали все «прелести» классических советских стандартов самиздатовской звукозаписи, будь она проклята! Позже звучание группы трансформировалось в сегодняшнее. Теперь у нас на редких записях всё звучит практически также, как играется живьём.

— Фестиваль «Джамп» — ваших рук и ума дело? Расскажите немного о нём.

— Фестиваль «Джамп» — конечно, предмет гордости, как моей, так и ещё нескольких людей из нашей музыкальной группировки, которые много лет держат этот нескончаемый фестиваль на своих плечах. Сама идея доступной каждому некоммерческой музыки подразумевает отсутствие финансового интереса, так что команда фестиваля — проверенные временем альтруисты с общей идеей делать в своём городе что-то достойное своих усилий. Наверное, поэтому на сегодняшний день это, возможно, наилучшая регулярно работающая современная площадка в Ленинградской области, доступная любой группе, умело держащей в руках музыкальные инструменты. Подробности и вариант заявки можно найти в группе Вконтакте: https://vk.com/jumpfest

— С кем и в какой студии вы обычно записываете ваши альбомы? Или вы предпочитаете экспериментировать и работать в разных студиях звукозаписи, с разными режиссёрами? Владеют ли участники группы другими инструментами, кроме тех, что вы используете на концертах?

— Сохранив тяжёлое наследие самиздата в крови, мы до сих пор пишемся сами, на собственной базе нашего музыкального фонда. Аппарат и оборудование для этого есть, хотя по современным меркам, это конечно вчерашний день. Но прогрессирующий цифровой музыкальный мир позволяет получить сносный результат на своей малой родине, и мы стараемся в него вкладывать максимум того, что хотели бы дать слушателю. Саундпродюсером группы приходится быть мне, так что и запись, и сведение с мастерингом я понимаю как бывалый фрезеровщик технику безопасности на все оставшиеся пальцы.

Правда, последнюю запись в формате альбома мы сделали в 2007 году и больше к этой форме не возвращались, с тех пор отдавая предпочтение интернет-релизам — уже тогда нам стало понятно, что это актуальнее, разумнее и быстрее. К сожалению, нам всегда жалко терять уйму времени на запись и обработку, так что услышать нас живьём можно гораздо чаще, чем на аудио-новинках. Ну и окей, мы же для этого и стали когда-то группой.

Что до разных музыкальных инструментов, то тут мне помогают мои музыкальные школы по классам фортепиано и гитары, оконченные на закате юношества. Ну и практика в оркестре на классической шестиструнке помогает не терять навыки аккомпанемента.

— За столько лет на рок-сцене не чувствуете ли накопившуюся с годами усталость?

— Стабильность и некоторая осёдлость должны компенсироваться техникой и опытом, иначе любая группа со стажем будет просто унылым старичьём, поющим в пустых залах свои неактуальные песни. Профессиональная усталость — это приговор, бегите от неё со всей прыти, мои юные друзья, иначе вскоре ваша музыка и вы сами превратитесь в тыкву. Даже после большого концерта в вас должно жить ощущение сделанной работы и здорового послевкусия драйва, что помогает нам всем идти по жизни с музыкой. Если для вас концерты стали рутиной — вы где-то свернули с дороги, ведущей к вершине. Это, конечно, не смертельный, но всё-таки приговор.

— Кто двигает вашу команду от концерта к концерту, от фестиваля к фестивалю? Есть ли у Воланда менеджер или группа сама занимается своими делами?

— У нашей группы в повседневности нет менеджера, директора и прочей административной надстройки. Организация концертов, выбор репертуара и технические согласования проводятся участниками группы. Но на дальних гастролях нам часто помогают люди, которые много лет добровольно исполняют функции директора и звукорежиссёра — огромный вам за это поклон, Костя и Сергей! Добавить сюда же свой собственный саундпродюсинг, дизайн, концепцию и лирику — и вы получите группу Воланд.

Загрузка...