tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Сергей Середенко в BaltNews
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: грустный, злой и сердитый

Вчера в Вильнюсе похоронили мою коллегу и подругу Оксану Бекериене. 43 года, инсульт. Эстонцы про таких, как она, говорят «солнышком поцелованная». Яркая, деловая, искренняя, радушная, смешливая и улыбчивая, умная и профессиональная. Мне несколько раз повезло таскать за ней её чемоданы. И гостить у неё, и наслаждаться каждой минутой в её обществе. 

В последний раз я видел её на Балтийском форуме в Игоре (это в Ленобласти), на обратном пути сидели в автобусе рядом и обсуждали в основном свои правозащитные казусы. И вдруг она говорит, что на неё было совершено покушение. Самое настоящее — у автомобильных колес разом сломались все болты, которыми колёса крепятся к дискам. Сломались на ходу. Уцелела чудом. Понятно, что полиция никакого дела заводить не захотела, а механики ей сказали, что такое возможно, если болты один за одним обработать жидким азотом. Рассказала спокойно, как об очередном казусе. Так что можно ещё добавить — смелая. И ещё сотню превосходных слов, ни одно из которых не будет лишним. 

Поэтому — грустный выпуск. Но я не только грущу, я ещё и злюсь. Поскольку в неполживом литовском Delfi про смерть Оксаны — ничего. Зато есть интервью с Эллой Поляковой — «видной российской правозащитницей, членом Совета при президенте России по правам человека. Она является председателем правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», является лауреатом премии имени Галины Старовойтовой и других премий. В 2005 году Полякова была номинирована на Нобелевскую премию мира. Она также награждена литовским знаком отличия — медалью памяти 13 января». 

За что? Пожалуй, за это: «Зимой 1990-1991 годов Ленинградским народным фронтом был создан «Комитет поддержки Балтии». Активное участие в его работе принимала Элла Полякова. «Я счастливый человек — меня пригласили на съезд «Саюдиса», тогда Литва была для нас примером. Мы тогда были в Народном фронте тогдашнего Ленинграда и нас пригласили на съезд Саюдиса. В Литву я приезжала как из тюрьмы». 

А ещё на ленте rus.delfi.lt — 4 (!) новости про Ксению Собчак: 

«Ксения Собчак принесла в ЦИК 24 контейнера с подписями».

«Собчак извинилась за возможное вмешательство РФ в выборы в США».

«Собчак в Вашингтоне заявила о готовности дать совет Дональду Трампу».

«Россия — это не Путин». Как Ксения Собчак наводила мосты в Вашингтоне». 

Ну, то, что все современные российские либералы — правозащитники, мною исследовано, добыто и упаковано. Пусть будет и про Полякову, и про Собчак. Но про Оксану-то где? Она же своя, литовская… А вот выясняется, что — нет. Не литовская. Человечная. И там, где «права литовцев» вступают в противоречие с «правами человека», начинается процесс маргинализации, выдавливания человека из «литовской Литвы». Процесс, кстати, запрещённый т.н. Декларацией о правозащитниках ООН.

Ну, раз про Оксану нет даже некролога, то уж площади её имени в Вильнюсе не будет и подавно. Впрочем, не будет и улицы имени покойного польского президента Леха Качиньского. "Избирательная акция поляков Литвы — Союз христианских семей" выступила с таким предложением, а «Союз литовских националистов и республиканцев» – забраковал его. Почему? Потому что Качиньский «от имени Польши так и не извинился за оккупацию литовской столицы, гонения на литовцев, которые длились два десятилетия, и проводимый Армией Крайовой геноцид в Литве».

Ну, раз поляки должны извиняться за упомянутые грехи, то и литовцы, в свою очередь, должны были бы так же эмоционально благодарить СССР за возврат им Виленского края и «прирезание» Клайпеды. Оказывается — нет. Маловато дали. И литовские власти уже получили просьбу от так называемого «Совета Малой Литвы» исключить в любых официальных документах название Калининграда и Калининградской области. По убеждению литовских общественников, всё это «Малая Литва», а Калининград — это «Караляучюс» (Королевская гора по-литовски, аналог Кёнигсберга). Так российский город значится даже на литовских дорожных указателях.

Может, Оксане награду какую? Посмертно? Вот, Алексей Минин слышал, что, как поговаривают, в России правозащитников, даже критикующих власть, награждают. Та же Людмила Алексеева получила государственную премию за выдающиеся достижения в правозащитной деятельности. А у нас что, в Эстонии? В день фальшивого юбилея Эстонской Республики 17 человек из 166 награжденных будут — русскоязычные. «А это даже больше 10%!  В списке аж 4 директора школы и почти все они — «энтузиасты языкового погружения». Хотелось бы, чтобы кто-нибудь из них объяснил, что означает этот почетный титул и куда именно энтузиастам необходимо погружать язык, чтобы получить госнаграду. Ну да ладно. Поздравляем Веру Сибрик, Татьяну Степанову, Изабеллу Рийтсаар и Татьяну Лютер. Что говорится, заслужили! С такими директорами русских школ эстонский язык и культура находятся в полной безопасности!».

Tatjana Lavrova: «Конечно же, хочется, чтобы было больше русских фамилий. Я сама — русская, и мне важно, чтобы в списке было больше славянских фамилий, и были представители других национальностей, имеющихся в Эстонии. Но тут есть проблема и в нашей безынициативности. Ведь для того, чтобы рассмотрели кандидатуру на предоставление награды, надо, чтобы кто-то эту кандидатуру выставил. Когда я работала в союзе гражданских организаций, я ежегодно делала рассылки, писала — выдвигайте своих кандидатов на награду. Пришлите заявку, кто из вашего окружения достоин. Я обращалась на русском языке к русским жителям. Но только единицы заполняли эту анкету и выдвигали соотечественников на награду. Получается, с одной стороны, мы, как община, ждём признания сверху, с другой — сами не замечаем друг друга. Не выдвигаем достойных представителей. Ведь единицы из нас удосуживаются выдвинуть кандидата и заполнить не такую уж сложную форму для подачи анкеты». 

Вот не знаю уже, как к такому подходу относиться. Вроде бы да — вода камень точит. С другой стороны, закон перехода количества в качество никто не отменял. И для меня это означает, что не больше заявок посылать надо, а выбрать для этого камня что-нибудь попрочнее, чем вода. Кувалду, например. Или ну его на хрен вообще, этот камень… 

#иззакерстикальюлайд всё это, к гадалке не ходи… 

Тут не так давно опубликовал на эту тему у себя на ленте в Facebook разгадку одной тайны конституции Эстонии 1920 года, над которой бился годами. Не давало мне покоя содержание её ст. 7: «Эстонская Республика не даёт знаков отличия (в оригинале — autähti ja aumärke) своим гражданам, за исключением военнослужащих во время войны. У граждан Эстонии нет также права принимать знаки отличия иностранных государств». 

Первая реакция — вот жлобы! Собака на сене. А потом вспомнил одну свою байку и характеристику этой конституции, как «слишком демократичной», и пазл сложился. Байку пересказывать не буду, а вот построения приведу. Отношения награждения, как и отношения наказания — это отношения властные. Тот, кто награждает, стоит выше того, кого награждают. И получать награду – признавать власть над собой награждающего. Эстонское государство в 1920 году в мирное время НЕ ставило себя ВЫШЕ своих граждан. Ну и, понятное дело, не позволяло ДРУГИМ государствам ставить себя выше СВОИХ граждан. 

Очевидно, что в 2018 году всё обстоит иначе, и государство не только поставило себя выше своих граждан, но и позволяет себе решать, заслуги каких граждан признавать, а каких – нет. Показательным примером тут является «казус Семёнова». Чтобы напомнить о нём, приведу цитату с портала Гостелерадио Эстонии: «Центристская партия хочет вручить знак отличия Таллинна главе НКО "Центр информации по правам человека" Алексею Семенову за длительную активную работу социологом и правозащитником в Эстонии. При этом Полиция безопасности Эстонии (КаПо) рассматривает деятельность Семенова как часть российской политики влияния, в рамках которой распространяются ложные утверждения о нарушении прав человека в Эстонии».

Ну нет в Прибалтике «признания сверху» для нормальных людей, а не для тех, смысл жизни которых в «сохранении эстонской (латышской, литовской, себя, любимой) национальности на века». И флагман литовского ВМФ (у Литвы ведь есть ВМФ?) именем Оксаны Бекериене не назовут.

А еще на неделе я не только горевал и злился, но и сердился.

Сергей Палагин: «В субботу майор Филипов сел в самолет и полетел на работу, был сбит, катапультировался, а потом принял бой, отстреливаясь от врагов из Стечкина. Расстрелял половину боезапаса и погиб, вероятно, от разорвавшейся гранаты. Сколько ему было лет? Думаю — 30, в 2013 он был еще капитаном, подполковника, как правило, «получают» в 32. Он родился в последние дни СССР, и, вероятно, не помнил страны, в которой умели погибать так же, как он, и становиться героями, или оставаться безвестными. 

Журналисты не откликнулись на это событие должным образом. Выросло поколение специалистов, ярко освещающих жизнь моральных уродов мужского, женского и среднего рода, пишут о том, в чем хорошо и глубоко разбираются, пишут о своем».

Палагин практически негодует в том же месте, что и я, но вот второй части — «сами не замечаем друг друга», — не случилось. Потому что в Кивиыли прошла акция памяти в честь погибшего лётчика, и даже КСРС Эстонии сделал заявление с выражениями соболезнования родственникам и близким погибшего.

А сержусь потому, что слишком уж много СМИ написали фамилию героя с двумя «п». И столько же – и с одной, и с двумя. На всякий случай. Даже уважаемый REGNUM: «Погибший в Сирии военный лётчик майор Роман Филипов родился и окончил школу в Воронеже — эту информацию ИА REGNUM подтвердили в школе №85, в которой и учился будущий герой. Как рассказала ИА REGNUM директор школы Галина Клепикова, Роман Филиппов родился 13 августа 1984 года. В 1991 году поступил на учебу в школу №85, в 2001 году ее закончил». 

Филипов он. 

А ещё сержусь на себя, поскольку в прошлом выпуске допустил сразу две фактические ошибки. Как опять же говорят эстонцы, «наступил в ведро». Во-первых, новость про «покаяние» европейских женщин перед мигрантами оказалась подделкой. Благодарю Александра Дюкова за подсказку. А, во-вторых, и новость про государственный праздник в странах ЕС 9 мая, на которую я успел уже отреагировать, тоже оказалась сомнительной. Ибо, когда я обратился к евродепутату Miroslav Mitrofanov с целью согласовать наши позиции, то получил от него такой ответ (фрагменты из переписки): «Добрый день, Сергей! У нас давно 9 мая — отмечаемый день (но рабочий) и называется День Европы. Никаких дискуссий насчет объявления его нерабочим днем не было и нет. (…) Никакой резолюции ЕП не было и вообще ее нет даже в планах. Это Кузинс нафантазировал. (…) Сергей, осторожнее относитесь к тому, что говорит Кузинс. Мы его любим и ценим, но регулярно парня подводит его авантюризм». 

Янис Кузинс, я был бы признателен за разъяснения. Читателям же приношу свои извинения. ПК обычно составляется в ночь с пятницы на субботу, так что времени проверять особенно нет. 

Еще несколько новостей, что привлекли моё внимание на неделе. 

Дмитрий Лане: «В Белграде состоялся митинг неофашистов за реабилитацию Милана Недича, который в 1941 присягнул на верность немцам и возглавил марионеточное «Правительство национального спасения» Сербии. Участники сборища размахивали флагами с символикой фашистской партии ЗБОР. Во время Второй Мировой ее лидер и основатель Димитрие Летеч активно сотрудничал с оккупантами, и на основе членов ЗБОРА был создан Сербский добровольческий корпус войск СС, участвовавший в боевых действиях против партизан, а в конце войны и против регулярных частей Красной Армии. Оказывается, есть еще в Сербии недобитые фашисты». 

Бывший депутат Рижской Думы Руслан Панкратов имел честь и удовольствие общаться с офицерами латышской Охранки по поводу его участия в организации показа польского фильма «Волынь». Того, что про Волынскую резню. 

«По словам Панкратова, представители Полиции безопасности (ПБ) обвинили его в том, что в фильме «Волынь» бойцы Украинской повстанческой армии (УПА, экстремистская организация, запрещенная в РФ) показаны в негативном свете и это очерняет образ Украины, государства, поддерживающего с Латвией партнерские отношения.

Панкратов отмечает, что сотрудники ПБ так и не сумели объяснить, что конкретно он нарушил, принимая участие в организации демонстрации фильма «Волынь» в Латвии, где показ этой ленты не запрещен». 

Следующая новость — о шпионаже. В Литве арестованы трое мужчин, подозреваемых в передаче информации о военных и стратегических объектах государства российским спецслужбам. «Информация, которую передавали подозреваемые, не была засекреченной, заявил глава военной разведки Литвы Рямигиюс Бальтренас. «Это не отменяет опасности самого деяния шпионажа и его угрозы для безопасности государства», — добавил он». Также «Известно, что все трое работали на российские спецслужбы за вознаграждение».

ПК интересуется вопросами шпионажа только тогда, когда под обвинения в шпионаже пытаются подвести преследование правозащитников и политиков. Яркий пример — #FREEPISKORSKI. А тут сообщение… мутное. И заставляет прежде всего задуматься над определением «шпионажа» в уголовном законе Литвы, раз уж под него подходит и сбор несекретной информации. Где граница? 

Тему «украинизации Прибалтики» неожиданным образом продолжил председатель профсоюза железнодорожников Эстонии Oleg Tsubarov: «Приезжающие в Эстонию граждане Украины, Польши и других близлежащих стран, готовые занять рабочие места эстоноземельцев, часто за меньшую зарплату, не способствуют сохранению эстонского языка и национальных особенностей. Несмотря на то, что эстонские политики в лозунгах декларируют борьбу за сохранение национальной культуры, в жизни все получается наоборот». 

Также в неожиданном ракурсе о необходимости сохранения русского языка в Кыргызстане высказался Станислав Епифанцев. Сделал он это в контексте новости о том, что доходы бюджета Кыргызстана меньше, чем сумма переводов от трудовых мигрантов. При этом «98% ($2 млрд 44 млн) всех переводов произведены мигрантами из России». 

«Я все чаще встречаю у нас в стране молодых людей, не говорящих на русском языке. Думаю, что не только я это отмечаю. И вот здесь уже стоит начинать рассуждать о русском языке с точки зрения задач развития страны и экономической безопасности. Обратимся к статистике и к деньгам. Наши с вами земляки, трудовые мигранты, зарабатывают сегодня на хлеб и на жизнь за рубежом, а в первую очередь в России, средства, объем поступления которых в Кыргызстан превышает поступления в бюджет от Кумтора. Да, они зарабатывают это своим потом и очень многим жертвуя, но не в последнюю очередь это становится возможным благодаря знанию русского языка. При этом язык позволяет кыргызстанцам еще и занимать более высокооплачиваемые ниши на рынке труда».

Так как сегодня — грустный выпуск, то бороться с грустью можно через осознание того, что грустно не только тебе. Выяснилось, что в Общество защиты животных можно позвонить и по поводу того, что на крыше сидит голубь «с таким несчастным видом!».

Знаете, что? Берегите себя!

#FREEPISKORSKIКонстантин Никулин

Загрузка...