tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Про потребительскую корзину и пенсии в Эстонии

Потребительская корзина в 2017 году подорожала в Эстонии почти на 7%, а пенсии выросли — на 5,1%.

Цены на продукты в Эстонии ожидаемо выросли. Я больше скажу – они ожидаемо продолжат расти. При этом, если на какие-либо отдельные товарные позиции возможно снижение цены из-за общеевропейских тенденций, то стоимость продуктовой корзины в целом в ближайшее время снизится вряд ли. Конечно, данные EKI (Институт конъюнктуры Эстонии) «абсолютом» не являются и 74,4 евро – это, скорее, просто хоть какая-то условная «точка отсчета». Так что не имеет смысла зацикливаться на том что в эту самую корзину входит, можно ли это кушать целую неделю и как отличаются потребности «среднестатистического члена среднестатистической семьи из 4 человек» от потребностей реального эстоноземельца.

Даже если методология подсчета правильной не является, при ее неизменности, рост или снижение итоговых данных могут быть весьма показательны. По сравнению с 2016 годом стоимость потребительской корзины увеличилась почти на 7%. Прежде всего это означает, что пока эстоноземельцы еще не ощутили на своем кошельке прелести новых акцизов, введенных с 2018 года, да и цены на топливо в 2018 ожидаются несколько выше, чем в 2017.  Насколько – вопрос, конечно, дискуссионный, кроме того, эксперты могут ошибаться, но тем  не менее…

Кроме того, считается (да хотя бы теми же экспертами EKI считается), что цены на продукты в Эстонии зависят и от мировых цен на продовольствие. Мировые цены на продовольствие рассчитываются в американских долларах, а значит некоторое укрепление евро должно вроде как снизить стоимость продуктовой корзины в евро. Должно, но не факт что снизит, конечно же.

Ну и конечно главный спекулятивный фактор 2018 года – введение ступенчатого подоходного налога. Сейчас абсолютно все негативное, что может случиться с эстонской экономикой в 2018 году, будут пытаться «повесить» именно на это.  Внятно объяснить почему ступенчатый подоходный налог должен повысить цены на продукты питания никто из критиков не может, но такие заявления уже делаются.  Люди с низкими доходами настолько разбогатеют, что начнут покупать больше еды, ее будет не хватать и розничные сети поднимут цены? Так, что ли?

В учебнике экономики за 11 класс написано, что инфляция и «повышение стоимости жизни» часто являются неизменными спутниками экономического роста. Который, согласно всем статистическим данным, в Эстонии наблюдался в 2017 году. И продолжит наблюдаться в 2018 году. Таким образом, для кого-то этот экономический рост принесет только «позитив» (доходы растут быстрее уровня цен), для кого-то останется не очень-то и заметным (доходы и уровень цен будут расти приблизительно приблизительно одинаково), а качество жизни некоторых может даже снизиться (ну вот «не задалось» у них с ростом доходов, а кушать все равно хочется).

К примеру, пенсии в 2017 году выросли на 5,1%. Напомню, продуктовая корзина по данным эстонского Института конъюнктуры уже подорожала почти на 7%.  На сколько там розничные цены на газ выросли? А электричество?  Что там с реальными доходами пенсионеров? А населения, которое зарабатывало не среднестатистическую, а минимальную зарплату? В апреле 2018 пенсии вырастут в среднем на 7,6%, правда инфляция и новые акцизы уже зимой начали «кушать с аппетитом» и это повышение.

Как расставляет акценты самая независимая по эту сторону Млечного пути эстонская пресса  мы все в курсе. Поэтому не думаю что можно будет ждать заголовков вроде «реальный размер пенсии в 2017 году не вырос/вырос незначительно». Но все-таки не следует забывать о том, что в то время, как одни «широко шагали», другие «штопали рваные штаны».

Во многих армиях мира есть присказка – скоростью подразделения является скорость самого медленного бойца. Такое ощущение, что некоторые в погоне за экономическим ростом готовы уже начать пристреливать «отстающих».

Загрузка...

Сюжеты