tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Сергей Середенко
© BN

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: весеннее обострение обстановки

Когда ПК только начинался, его слоганом было «скандалы, аресты, преследования» — злая пародия на НТВшное «скандалы, интриги, расследования». «Провокации» в слоган ПК не поместились, а они тоже есть.

Очередная состоялась на прошедшей неделе. Аллан Хантсом прислал вот такую фотографию:

«Очередная» потому, что подобного рода провокация уже была в сентябре прошлого года. Но тогда хотели подставить Сергея Чаулина, а тут — целую Объединённую Левую партию Эстонии. Понятно, что такого предвыборного плаката, да ещё и настолько тупого, Левая партия не издавала и не развешивала. Более того, вопрос об агитации за или против кандидата от КПРФ Грудинина вообще в партии не обсуждался и обсуждаться не мог, потому как деятельность иностранных партий в Эстонии запрещена, а предвыборная агитация — это как раз деятельность и есть. Придурки из спецслужб (раньше написал бы — Охранки, но теперь их развелось, как мух, можно и не угадать) решили убить сразу двух зайцев и подставить не только Левую партию, но и нового советника посольства РФ в Таллине Дмитрия Лицкая. Типа — welcome на новое место службы, но не забывай, что в гостях… Качество работы — то же, что и при закладке патронов Юрию Алексееву… 

Препикантнейшая история произошла в Литве. ЕСПЧ заявил, что у него нет оснований сомневаться в литовских судах, которые констатировали, что утверждения в книге "Корабль дураков" являются клеветой. В этой книге покойный писатель Витаутас Петкявичюс (Vytautas Petkevičius) написал, в частности, что Габриэлюс Жямкальнис-Ландсбергис (отец литовского консерватора Витаутаса Ландсбергиса) "был другом Адольфа Гитлера" и сотрудником КГБ СССР.

Литовские суды в 2011 году решили, что эти заявления лживы. Дочь автора "Durnių laivas" Людмила Петкявичюте (Liudmila Petkevičiūtė) решила защищаться в ЕСПЧ, куда и обратились её адвокаты. 

И вот вердикт: ЕСПЧ отклонил жалобу дочери писателя Витаутаса Петкявичюса и согласился с аргументами литовских судов о том, что книга Петкявичюса принизила честь и достоинство Габриэлюса Жямкальниса-Ландсбергиса и его сына Витаутаса. На детей Петкявичюса ложится ответственность за то, чтобы ложная информация не распространялась: «В этих заявлениях были серьёзные обвинения в сотрудничестве с нацистами и советским режимом в Литве. И у суда нет причин сомневаться в оценке национальных судов, поэтому в историческом контексте Литвы такие обвинения навредили не только репутации В. Л.-Ж., но и его сына В. Л., который был известным литовским политиком». 

«Сотрудничество с советским режимом» — это круто! Помнится, я тоже сотрудничал с советским режимом. Ходил на работу.

А теперь — собственно сама пикантность. Газета Respublika напечатала списки агентов, секретных сотрудников и информаторов Комитета Государственной Безопасности при Совете министров Литовской Советской Социалистической Республики. И среди них — вождя литовской революции 1989–1991 годов Витаутаса Ландсбергиса и его батюшки Габриэлюса Жямкальниса-Ландсбергиса. Это не говоря уже о президентах Литвы Валдасе Адамкусе и Дале Грибаускайте, депутатах-консерваторах и русофобах Ирене Дягутене, Арвидасе Анушаускасе и Мантасе Адоменасе. И ещё несколько сотен литовских, русских, польских, еврейских и белорусских фамилий.

И вот тут наступает, как сейчас принято говорить, когнитивный диссонанс. Потому что решением ЕСПЧ на детей Петкявичюса возложена ответственность за то, чтобы эта «ложная информация» не распространялась. То ли Людмила Петкявичюте должна выкупить и сжечь весь тираж (именем ЕСПЧ!), то ли требовать опровержения, то ли ходить по улицам Вильнюса и всем рассказывать, что «это — неправда». Короче, вариантов для медийного перфоманса — масса.

А ещё можно встать в позу и высокопарно порассуждать о «чести и достоинстве» этих самых обобщённых ландсбергисов, но совершенно нет желания. Потому что с ними давно всё ясно. Как, впрочем, и с литовскими судами. В которые Петкявичюте придётся ходить вновь — из-за вновь открывшихся обстоятельств. Тошно, но надо.

Депутат городского совета Клайпеды Вячеслав Титов и ещё ряд представителей общественных организаций поставили свои подписи под обращением к председателю сейма Литвы Викторасу Пранцкетису, членам сейма, председателю комиссии по теле и радиовещанию Литвы Эдмондусу Вайтекунасу, в котором требуют отменить запрет на вещание в стране телеканала «RTR Рlaneta». 

Из обращения: «Жители Литвы не маленькие дети, поэтому вправе сами решать какой канал им смотреть. Граждане Литвы имеют право ознакомиться с различными точками зрения и самостоятельно определять, где правда, а где ложь. К тому же сегодняшние технологии позволяют обойти эти ничтожные решения комиссии и смотреть трансляцию через спутник и интернет. Но под это дискриминационное решение попадает самая уязвимая часть общества — наши пенсионеры, которые по финансовым или другим причинам пока не имеют этих возможностей».

Главный редактор таллинской «Столицы» Александр Чаплыгин: «Смотрю "Международную пилораму". Кеосаян легко стебётся над посланием Путина Федеральному Собранию. Это происходит на федеральном канале, и все смеются. Тоталитаризм. У нас Яна Тоом позволила себе сказать, что ей не понравилась речь президента, так её три дня полоскали во всех СМИ и объявили чуть ли не врагом государства. Демократия». 

Страсти в Прибалтике очевидно накаляются. Потому что повсеместно фиксируется отказ властей от диалога. Вот, например, латышский «чёрный Карлис» Шадурскис заявил следующее: «Ни на какие компромиссы по реформе мы не намерены идти. Зачем? Предложенная нами модель, которая в четверг рассматривалась во втором чтении в Сейме, одобрена экспертами, согласовано ее содержание. И депутаты будут решать». 

Депутат Европарламента Андрей Мамыкин: «Кто-то ещё верит в дискуссию с министром и его искреннюю заинтересованность в диалоге? Кто-то думает, что обойдётся и уляжется? Плевать он хотел на наших детей и на национальные меньшинства Латвии. Плевать и вытирать ноги». 

По поводу «веры в дискуссию» и «компромиссы». Тут моя позиция сформирована давно, и на уровне образа выглядит так: если к тебе пристают в подворотне с вопросом «Кошелёк или жизнь?», то можно ли считать компромиссом, если тебе оставят денег на трамвай? Потому что отличительная особенность прибалтийских «дискуссий» о «компромиссах» в том, что власть только отнимает, ничего не давая взамен. 

У американцев по этому поводу есть хорошая присказка: «You trick me once — shame on you. You trick me twice — shame on me». Что можно перевести как «Ты обманул меня — тебе должно быть стыдно. Ты обманул меня дважды — стыдно должно быть мне». В этой присказке очень хорошо отражена формула (не)доверия — доверие выращивается только в результате успешной совместной деятельности (знаменитая «дилемма заключённого»), и никак иначе. Именно выращивается. Из этой формулы я знаю два исключения, и оба — преступные. Если через полчаса знакомства человек с искренней обидой спрашивает: «Ты что, мне не доверяешь?», — знайте, что имеете дело с мошенником. Второй вариант мгновенного установления доверия известен по кинофильмам — новый член банды должен совершить на глазах у банды преступление. Убить полицейского, например. 

Если же продолжить это маленькое лекционное отступление, то в науке вместо «доверия» часто употребляется «социальный капитал», и с этой точки зрения никаких «социумов» в Прибалтике нет — у титульных свой капитал, у нас — свой. А высшей формой взаимного доверия в обществе, по всей видимости, является «братство» из знаменитой французской триады «свобода, равенство, братство». С учётом приведённой выше уголовной поправки понятно, откуда взялась «братва». 

Власти же Прибалтики повсеместно требуют не просто доверия, а «лояльности», сиречь верности. Быть верным серийным разбойникам, грабителям, ворам и мошенникам (надеюсь, ничего не забыл)? Зачем мне это чувство стыда? 

Впрочем, есть две категории нетитульных лиц в Прибалтике, которым власти время от времени за лояльность приплачивают. А то и просто платят. Это — журналисты режимных СМИ и учителя русских школ. Поэтому я не очень удивился, прочитав статью Алексея Стетюхи «Давайте бить учителей!». Точнее, удивился тому, что она появилась так поздно – сам я эти ходы предлагал в Русской Школе Эстонии давным-давно. И понят, как можно догадаться, не был. Статью, разумеется, настоятельно прошу изучить полностью, а пока небольшие выдержки оттуда:

«Сегодня в ленте я увидел пост одного из самых ярких активистов защиты русских школ — Дэги Караева. В небольшой публикации в глаза бросился призыв, который мне неожиданно понравился, — "Давайте бить учителей". Я подумал и согласился. А давайте. (…) 

Учителя боятся за свои места, боятся лишний раз открыть рот, боятся защищать свои школы. Сейчас они боятся бороться за образование на русском. Все, на что они способны, — это подглядывать в замочную скважину, как за них воюют другие.

А давайте, положа руку на сердце: мы же боремся не только за наших детей и за свои права. Мы боремся и за учителей. Ломаются копья и срываются голосовые связки и за то, чтобы они остались на своих рабочих местах, чтобы они могли продолжать преподавать на удобном им языке. И борцы почему-то не боятся потерять работу, не опасаются осуждения и непонимания. (…) 

Я понял, почему у нас с образованием все плохо. Потому что у педагогического состава все очень хорошо. Каждая русская школа Латвии сегодня — это образец потемкинской деревни.

Я ни в коей мере не идеализирую наших бояр, но давайте смотреть правде в глаза: министр образования не слышит слов протеста именно от тех, от кого они должны звучать. От тех, чье слово имеет реальный вес, от тех, кто в абсолютном большинстве прячет глаза и говорит, что все у них в порядке, только не трогайте нас, пожалуйста. 

В 2004 году за свои права вышли бороться школьники, спустя 14 лет остались только морально устаревшие политики и горстка активистов.

Поэтому я согласен с тем, что если целью ставится спасение русского образования в Латвии, то давайте бить учителей. Разумеется, образно, и не чтобы забить, а чтобы привести в чувство и заставить побороться. По большому счету это последний шанс, причем шанс весомый». 

Продолжим с темой образования на русском, на сей раз – высшем. Фразу «я же говорил!», по которой всегда можно узнать телеполитолога, я практически не употребляю, и не потому, что такой скромный, а потому, что прогнозы мои по большей части реалистичные. То есть – хреновые. А гордиться тем, что твой хреновый прогноз оказался точным — странно… 

Вот буквально пару недель назад в статье «7 российских ошибок в отношениях с Прибалтикой» я указал на «синусоиду» российской политики в отношениях с Прибалтикой, и в качестве примера привёл как раз высшее образование. Мол, в середине-конце 90-х была идея предлагать российское высшее образование «на местах», после чего российские вузы из Прибалтики благополучно правдами, а в основном неправдами, вышибли. После чего вектор развернулся, и высшее образование абитуриентам из Прибалтики стали предлагать уже в России. И вот на этой неделе читаю, что предлагается очередной разворот вектора. 

Так, министр образования и науки Ольга Васильева сообщила, что Министерство образования и науки России прорабатывает вопрос о создании филиалов вузов РФ за границей, в том числе странах Прибалтики. И «первой ласточкой» может стать филиал Московского государственного университета экономики, статистики и информатики (МЭСИ) в Риге. 

Немедленно нашлись энтузиасты. Владимир Копылков‎ опубликовал в группе Русское образование в Латвии следующее воззвание: 

«Предлагаю русскоязычным согласовать свои действия и поручить русскоязычным политикам обратиться с запросом к Путину и российскому министерству образования: создать в Латвии филиалы учебных заведений от школ до ВУЗов с русским языком обучения и выдачей дипломов российского образца и по российским учебным программам, с тем, чтобы выпускникам можно было бы работать в России! Такое уже было в 2008 году, когда работал российский МИСИ в Латвии. И пусть национально озабоченные латыши сами промеж собой дерутся за откаты печенюшек от англосаксов.
Это станет реальным после 18 марта, после выборов Путина на пост руководителя страны!
Этим решением вы сможете обеспечить надежное будущее для свои детей!!». 

Помнится, я тоже, желая обеспечить надёжное будущее себе и своим детям, поступил в 1996 году в Московский государственный индустриальный университет. В Таллине. И после окончания, отработав два года в своём юридическом бюро, подал заявление в Эстонскую Адвокатуру. Та послала меня в шарашкину контору под названием ENIC/NARIC за «признанием» моего диплома с отличием. Я отказался, сославшись на эстоно-российский договор 1998 года, согласно которому стороны обязались признавать государственные дипломы друг друга без всяких условий. Тогда Эстонская Адвокатура сама направила мой диплом в ENIC/NARIC на «оценку», результат которой можно коротко сформулировать так: «диплом имярека мы признавать обязаны, но делать этого не стоит». В результате меня не допустили к квалификационному экзамену, к которому я год готовился. Последовал судебный процесс «я против всех адвокатов Эстонии», дело дважды побывало в Государственном суде, после чего Центр информации по правам человека составил мою жалобу в ЕСПЧ. Откуда через пять лет пришёл ответ от британского судьи, что жалоба к производству не принята. 

По большому счёту, я в одиночку отстаивал права Российской Федерации, вытекающие из заключенного ею же международного договора. Сама же Российская Федерация в лице проректора моего вуза, узнав о том, что я обратился в суд, пришла в ужас: «Что вы наделали?!»…И, ограничившись, насколько мне известно, всего парой нот от минобра, из Эстонии ретировалась.

Сейчас обстановка существенно хуже той, что была на рубеже веков и тысячелетий. Поэтому спрошу только — как?!

Очевидно же, что вопрос надо не просто «прорабатывать», а тщательнейшим образом изучать, и прежде всего с юридической стороны. Чтобы не оказаться превратно понятым: я целиком «за» российские вузы в Прибалтике, потому что с их появлением могут решиться две важнейшие задачи – рабочие места для остатков русской научной интеллигенции и уменьшение оттока молодёжи (о прекращении говорить не приходится). Но — как?! 

И напоследок — несколько иллюстраций того, что обстановка стала существенно хуже. Тут важны даже не сами факты, а риторика. 

Jevgeni Levik опубликовал следующий снимок:

Сергей Лавров — «министр иностранных дел иностранного государства». Россия уже не Мордор. Она уже страна, «которую нельзя называть».

Главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапаротти «на слушаниях в комитете Сената Конгресса США по делам вооруженных сил» (Delfi, объясните мне потом, что такое «Сенат Конгресса США», я правда не знаю) заявил, что Россия при желании может в течение двух-трех лет заполучить контроль над Северным морским путём, и что сейчас она наращивает присутствие в Арктике, а США не успевают за ней.

На это насквозь политическое заявление отреагировала даже обычно безразличная к политике Тамара Николаевна Зибунова: «Похоже, что-то я не понимаю. Разве не Россия контролирует Северный морской путь?». 

Еще. Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс заявил, что нужны более быстрые решения по воздушной обороне стран Прибалтики: «Воздушная оборона — один из важнейших аспектов при планировании системы обороны Балтийских стран. По сути это вызов всему НАТО, который может быть преодолен лишь совместными усилиями США и Европейских государств. Чтобы создать эффективную противовоздушную оборону, нужно безотлагательно принимать решения, как можно быстрее планировать как национальные, так и натовские инвестиции». Дальше идёт список ракет, которые предлагается закупить.

Николай Межевич: «Речь идет о подготовке к уничтожению гражданских российских самолетов, идущих из Калининграда и в него».

Действительно, почему Украине можно, а прибалтам нельзя? Малазийский Boeing-то кто сбил? Кто Boeing сбил, спрашиваю!

P.S. «Последняя зима» — щемящая статья Владимира Веретенникова о нашей ушедшей коллеге и подруге Оксане Бекериене.

#FREEPISKORSKIКонстантин Никулин

Загрузка...