tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Рок по пятницам. Вадим «Борисыч» — он рос вместе с роком и рок рос вместе с ним

О таком музыканте, как настоящий «зубр» таллинского рок-андеграунда Вадим «Борисыч», можно сказать: он рос вместе с роком и рок рос вместе с ним.

Долгий, временами ухабистый творческий путь Вадима «Борисыча» — ветерана бас-гитары, композитора и поэта отмечен и участием в известных, прогремевших в своё время группах Гадский Папа, Accolada, Ла Мафафа, и во множестве других разнообразнейших команд, чьи названия и песни уже наверное никто и не вспомнит. А что помнит сам Вадим? Ниже читайте небольшое интервью с этим закоренелым рок-н-ролльщиком, чья биография стала наглядной демонстрацией принципа: «живи быстро, умри молодым». Но он таки выжил.

— Ты уже довольно долго в музыке, можно сказать, большую часть жизни. Довелось ли тебе на заре своего творческого пути поиграть на танцах?

Вадим: Для меня путь в музыку начался со двора, был это 1983 год. Я тогда в восьмом классе учился. Собирались по семь-восемь человек с гитарами каждый вечер. Тогда я, кстати, познакомился с Сергеем Маспановым, с которым впоследствии создали группу Гадский Папа. А первый ВИА (вокально-инструментальный ансамбль) мы собрали в ПТУ номер 42 — устраивали праздники, на танцах играли.

В 1984 году я тусовался в Летнем парке. И однажды услышал репетицию местных музыкантов. Зашёл, познакомился и сказал, что хочу у них играть на бас-гитаре. И пошло-поехало! Лето отыграл в Летнем парке, потом играли в ДОФ-е…

— Группа Динамит, где ты играл на басу и пел, была твоей первой настоящей рок-группой?

— На каком-то, уже и не вспомню, на каком конкурсе, познакомился я с гитаристом Вадимом Тименцевым, и он пригласил меня в группу Динамит бас-гитаристом и вокалистом — то был 1986 год. На тот момент в Таллине не было хеви-металлических групп, поющих по-русски, мы были первыми (лишь на следующий год начала репетиции группа Ferrum). К сожаленью, Динамит успели дать всего четыре концерта: в 1987 году меня загребли в армию и команда распалась. Жаль, хорошая была группа, начала набирать популярность…

Но и в армии я музыку не бросил: сколотил бэнд, настоящую интернациональную бригаду, куда кроме меня вошли белорус, хохол, чеченец и ещё один парень из Магнитогорска.

— Гадский Папа несомненно был самым популярным проектом, в котором ты играл. Помнишь, с чего началось?

— После армии я попал в группу Новости, и уже играл там полгода, но встретил как-то на улице старого знакомого — Серёгу «Сёму» Маспанова. Его тогда постановлением комсомольского собрания турнули из группы Ревель. И вот он сказал, что начинает собирать группу и даже название уже придумал — Гадский Папа. Название мне понравилось, да и «Сёма» был мне куда ближе по духу, чем «мажорные» Новости. Так всё и началось, а в 1990 году мы уже работали над нашим первым альбомом — «Это конец, а где же пистолет?»

- Помню этот магнитоальбом, достаточно интересным получился: вы там и психоделики и панка и блюза и джаза понаворотили. В Гадском Папе, насколько я помню, на разных этапах и музыка заметно менялась. Какой период на творческом пути этой группы тебе наиболее симпатичен?

— Да, музыка Гадского Папы менялась со временем, но мне всегда было где развернуться, так что мне все периоды нравились. Мы с «Сёмой» садились с гитарами, показывали друг другу, что мы там понапридумывали, над аранжировками сообща работали, да и остальные участники группы вносили свою лепту. Да, угарная была команда, по-хорошему хулиганская — размахнись рука, порвись баян!

— Перейдём к группе Accolada, без сомнения, тоже знаковому проекту в твоей творческой биографии. Вот недавно я встречался с Леонидом Стариковым (гитарист первого состава Accolada), вспоминали те времена. И пришли вместе к такому выводу: было тогда много интересных, свежих идей, были и выдающиеся песни, но всё же участники Accolada сделали героическую попытку прыгнуть выше головы — не хватало на тот момент ни опыта, ни технической базы, да и на местных студиях звукозаписи тогда не умели записывать современный прогрессив-рок. А что ты думаешь по этому поводу?

— Accolada была попыткой приподняться над землёй, показать, что и мы, самоучки, что-то можем. Полёт фантазии, крылья души!

— Учитывая твою богатую творческую биографию, не задумывался ли ты над тем, что надо бы взяться за мемуары?

— Про мемуары периодически возникали мысли, но с годами многое — имена, даты — стёрлось из памяти… Тысячи концертов, тысячи лиц, череда городов, множество коллективов и проектов, в которых я участвовал — и все они создали меня. И везде я оставил частичку себя. И я продолжаю…

Фото Виталия Соловьёва.

Загрузка...

Сюжеты