tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Урок
© err.ee

Реплика: про русский «феномен» в эстонской «Учительской газете»

Согласно принятой в Эстонии новой учебной концепции, русскоязычные ученики в школах должны чувствовать себя частью Эстонской Республики и не подчеркивать свою русскую идентичность. Об этом в интервью «Õpetajate Leht» сообщила председатель Союза учителей русского языка и литературы Елена Моисеева.

В февральском русскоязычном саммари эстонского издания «Õpetajate Leht» («Учительская газета») опубликовано интервью журналиста и переводчика Аарне Рубена с председателем Союза учителей русского языка и литературы Еленой Моисеевой, преподающей в Таллинском Ыйсмяэском русском лицее. В не очень-то, надо отметить тактичной форме педагог говорит о том, что «русский язык сдает свои позиции». Госэкзамена по русскому языку в Эстонии больше нет, преподавание русской литературы «обрезали» едва ли не до факультатива. Впрочем, почему «едва ли не до» — как по мне, по сути «до факультатива» и «обрезали», получить достойные знания в таких условиях невозможно.

Привет «энтузиастам русскоязычной журналистики Эстонии», которые «кормят» эстоноземельцев байками про то, что стране необходимы масс-медиа на русском языке. С таким преподаванием русского языка и литературы вам придется Караева с Лагашиной клонировать. Заодно можете подумать на тему «как создать электроСкульскую», чтобы хоть кому-то можно было бы вручать поэтические премии. Так как на новое поколение русских поэтов Эстонии, судя по всему, надежды мало. Тем более, когда, как рассказала Елена Юрьевна, новая учебная концепция построена на том, что «ученики должны чувствовать себя частью Эстонской Республики и не подчеркивать свою русскую идентичность».

Впрочем, Елена Моисеева «проехалась» не только ножом по сердцу сторонников интеграции, очень уж мне «резануло слух» предложение «Русские в Эстонии представляют собой отдельный феномен — нечто среднее между русскими и эстонцами». Не хочу я быть ничем средним, а уж тем более феноменом, у меня это слово с неприличным анекдотом ассоциируется.

Зато с «новой стратегией развития эстонского языка» (обзор дискуссии с участием главы языкового отдела Минобра Пирет Кяртнер, советников ведомства Андеро Адамсон и Кадри Сырмус, а также его ведущих экспертов Рийны Коолмейстер и Пилле Пыйклик все в том же саммари) все «на уровне». Правда местные русские все-таки «тормозят процесс»: «…Одной из целей предыдущей программы было то, что выпускник гимназии должен владеть эстонским на уровне С1, а выпускник основной школы – на уровне В2. Цель пока не достигнута. Уровень владения государственным языком среди иноязычных жителей страны не растет так быстро, как мы бы того хотели…»

То есть, русским языком русские ученики стали владеть очевидно хуже, а вот с изучением эстонского все еще наблюдаются проблемы. Это пишут не активисты НКО «Русская школа Эстонии», это пишут на страницах «Учительской газеты». Кто бы мог подумать, да? И что же предлагается с этим делать?

Опять-таки, это прямая цитата Пирет Кяртнер: «…Мы хотим ужесточить контроль над языковыми школами. Этим занимается Языковая инспекция, но мы хотели бы узнать, что делается на уроках…»

Все ради достижения главной цели Министерства образования: «…Есть такая красивая мечта, чтобы через десять лет все овладели государственным языком…»

Рийна Коолмейстер, Мартин вы наш местный Лютер Кинг, вам не кажется, что вы существенно «перебрали с пафосом»? Только «любой ценой» не хватает как финального аккорда.

Такие вот дела. Я не знаю какой «диссидент» составлял русскоязычное саммари «Õpetajate Leht», но оно получилось «злее», чем вся «кремлевская пропаганда» месяца.

Загрузка...