tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Митинг в поддержку Владимира Путина
© Кирилл Каллиников/РИА Новости

Большинство россиян видят Путина президентом и после 2018 года

Две трети россиян хотели бы видеть Владимира Путина президентом после выборов 2018 года, свидетельствуют данные исследования «Левада-центра».

Будущий президент, кто бы им ни стал, должен проводить более жесткую линию во внутренней политике, считает треть россиян, более 40% устраивает нынешний курс и только 12% говорят о необходимости либерализации, пишет в понедельник газета «Ведомости» со ссылкой на данные опроса «Левада-центра». Во внешней политике за усиление конфронтации с Западом выступает пятая часть респондентов, за сохранение текущей линии – более половины. При этом две трети опрошенных хотели бы и после 2018 г. видеть во главе государства Владимира Путина.

Ужесточения курса всегда хотят от четверти до трети россиян, но невозможно сказать, что они под этим подразумевают, поясняет социолог «Левада-центра» Денис Волков: «Рядовые россияне не в курсе законодательных ужесточений, притеснения оппозиции – это проходит мимо них. К тем, кто так отвечает, относятся люди постарше и победнее: они живут не очень хорошо и хотели бы, чтобы «жесткая рука навела порядок», у них нет никакой надежды, кроме как на власть»

Либералам такие ответы кажутся странными, ведь «куда уж жестче», но выступающие за ужесточение не хотят «прижимать кого-то конкретно», а просто хотят лучше жить, говорит социолог: «Однако власть под это может подверстать общее ужесточение курса».

У популярности Путина было два пика – 2007–2008 гг., когда была стабильность и надежды на будущее, и 2014–2015 гг., после присоединения Крыма, напоминает Волков: «Между этими годами – большой провал, накопление проблем, общее недовольство властью и Путиным в целом. Перед Крымом половина респондентов хотела видеть президентом нового человека, но Крым поменял ситуацию на противоположную».

С либерализацией россияне связывают несправедливости в экономике, а «либералами считают людей, наворовавших денег», полагает руководитель региональных программ близкого к Кремлю ЭИСИ Андрей Колядин: «Внутренний порыв – душить этих негодяев. При этом люди не думают, что либерализм – это еще и защита частной собственности, равные права, преимущество личного над государственным»

Представления о необходимости закручивать гайки есть и они теоретически могут повлиять на курс следующего президента, считает эксперт: «Однако у Путина есть либерально-демократический стержень, кто бы что ни думал, а кровавый режим – все-таки мем. Человек, голосующий против либеральных ценностей, не понимает, что «жесткая рука» может быть направлена и против него. Прежде всего беспокоит ситуация, что при дальнейшем закручивании гаек может появиться человек, который сделает очень неприятной жизнь целого народа – по многочисленным его просьбам».

Говорить о том, что россияне хотят ужесточения курса, некорректно – «из формулировки вопросов и вариантов ответов невозможно однозначно интерпретировать ни одну из цифр», уверен председатель совета директоров фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский: «Начиная с того, что «проведение линии» – крайне неопределенная формулировка, не конкретизированы различные сферы и направления внутренней политики. Точно так же, отвечая на вопрос в категориях «более либеральный», «как сейчас», «более жесткий», любой респондент в конечном счете исходит из своего представления о том, что такое внутренняя политика и что именно должно быть либеральнее, а что – жестче». 

Одни хотят более жесткой борьбы с коррупцией, другие – жесткой руки в реализации радикальных экономических реформ, третьи – восстановления смертной казни, перечисляет эксперт: «С либерализацией то же самое: кому-то видится либерализация интернета, другим – либеральные доктрины «сброса» государством соцобязательств, а кому-то возврат права покурить в ресторанах».

Если бы у элит было ожидание либерализации, то они бы ее затеяли, «используя в качестве стенобитного орудия (Алексея) Кудрина и (Сергея) Кириенко», но они этого не делают, потому что «боятся пойти против ветра», говорит эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников: «Общее настроение не меняется уже долгие годы, все время есть спрос на жесткость и самоутверждение, и он усугубился после марта 2014 г.»

Под необходимостью изменений многие имеют в виду еще больший охранительный дискурс, и такие ожидания могут повлиять на следующий президентский срок, полагает эксперт: «Спрос на охранительную политику был дремлющий, потом пришло предложение сверху – и спрос проснулся. Но все же государство в лице Путина взвешивает риски ухода в еще более консервативную позицию, и получается, что нынешняя степень изоляции от мира и самоутверждения почти идеальна. Поэтому те, кто формирует идеологию Путина, не будут сильно обострять эту позицию – это инерционный курс, все удовлетворены существующим градусом враждебности».

Загрузка...