tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Владимир Лепехин
© Владимир Астапкович/РИА Новости

Эксперт: образ будущей России — эта тема не для либералов

Ответы на поднимаемые в связи с конструированием образа будущей России вопросы давно известны. Другое дело, что обсуждать эти ответы сегодня практически не с кем и негде. Большинство публичных площадок забиты либеральными «пророками», констатировал директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин.

Предвыборные кампании в России, как правило, начинаются не тогда, когда их объявляют органы власти, но когда в стране начинает суетиться либеральная оппозиция, пишет в своей статье для РИА Новости известный российский политолог, директор Института ЕврАзЭС Владимир Лепехин:  

— Вот и сейчас, несмотря на то, что официально дата президентских выборов будет озвучена Советом Федерации в период с 7 по 17 декабря, либералы уже бросились в атаку на Владимира Путина, видя конкурента на самом деле не в нем, а друг в друге, ибо главным объектом внимания для них в ходе любой кампании всегда были выделяемые на нее бюджеты.

Я в данном случае имею в виду не столько вчерашние маргинальные дебаты одного известного либерала с одним не менее известным национал-большевиком, сколько начало предъявления власти неких «содержательных» требований от прозападной оппозиции в формате старта ее предвыборного шантажа.

На прошлой неделе сразу несколько либеральных изданий опубликовали инсайд по поводу того, что одной из трех главных тем предстоящих в 2018 году выборов президента России будет тема молодежи. На этой неделе случился новый поворот: Московский центр Карнеги опубликовал в сетях на правах рекламы обширный доклад (много букв при отсутствии оригинальных суждений) о том, что главное в президентской кампании Владимира Путина — это ОБРАЗ ПОБЕДЫ, а целый ряд либеральных СМИ выстрелили статьями, где сказано, что кандидаты в президенты обязаны будут предложить избирателям привлекательный ОБРАЗ БУДУЩЕГО РОССИИ.

Но как же все это убого — и публикуемый инсайд, и поднимаемые либералами вопросы, и формулируемые ими ответы.

«У кремлевских политтехнологов появились сложности при подготовке программы для очередного президентского срока Владимира Путина — прежде всего в части продуцирования «образа будущего». Мне интересно, чем завершатся эти усилия, так как сама задача представляется невыполнимой», — пишет один из известных российских либеральных докторов наук по экономике, подвизающийся подработками в John Hopkins University и излагающий в пользу своей версии банальный набор «аргументов» 20-летней давности.

Если коротко, то «аргументы» эти сводятся к следующему.

«Стоит начать с того, — утверждает путинский критик, — что образ будущего, применимый для целей политической деятельности, должен быть конкретным и достижимым (иное просто бессмысленно предлагать не слишком-то пресыщенным жизнью людям, особенно в условиях экономического кризиса) и иметь осязаемый временной горизонт».

В данном случае эксперту явно мешает ученая степень. Ну вот с чего он взял, что избирателя волнует достижимость предложенного образа и осязаемость временно́го горизонта? Выборы — это ведь не научный доклад, который должен соответствовать конкретным требованиям, а стихия, призванная уловить НАСТРОЕНИЯ как народных масс, так и элит. Ну а настроения, как известно из социологии, чаще всего кардинально расходятся с научным знанием. И чем абстрактнее образ будущего, тем лучше для избирательной кампании. Сегодня в России и народное большинство, и правящий класс в действительности интересует только один временно́й горизонт — что будет завтра, буквально здесь и сейчас.

«За последние 15 лет мир изменился намного значительнее, чем Россия. Достаточно сравнить фотографии Москвы и, например, Шэньчжэня (Дубая, Стамбула, Сингапура, даже Лондона) конца 1990-х и середины 2010-х, — продолжает свою лекцию известный путинский оппонент. — Поэтому важнейшим элементом «образа будущего» должна быть скорость перемен, хотя бы «догоняющих», а Россия должна развиваться быстрее, чем она развивалась в 2000-е годы».

И снова налицо штампы, помноженные на непонимание российских реалий. Ну с чего уважаемый специалист по «догоняющему» развитию решил, что Россия должна догонять поезда, мчащиеся в тупик или под откос? Мы что — повернутая на евроинтеграции Украина? Может быть, в нынешней ситуации нарастающего (благодаря неолибералам) всемирного потребительского безумия и надувающихся финансовых пузырей правильнее будет выстроить параллельный путь с опорой не на заимствования, а на макроинновации? Но нет, либералы — они апологеты глобализации и любые альтернативы считают нонсенсом.

Но двинемся дальше в лес, где, как известно, больше дров.

«Следующим важным моментом является прямое отрицание созданием «образа будущего» всей «идеологической работы» последних лет, которая была ориентирована на популяризацию концептов стабильности и консерватизма, — рассуждает либеральный гуру, написавший несколько никому не интересных книг по вестернизации. — Тем более этот вопрос не может не встать, если речь заходит о консерватизме, который все чаще воплощается в России в самом откровенном мракобесии, предполагающем максимальное подавление рациональности».

Ну этот тезис российских либералов вообще на грани идиотизма. Специалисту по модернизации, похоже, невдомек, что вышеприведенные слова — приговор не консерватизму как таковому (основанному на бережном отношении к реальным достижениям), а к его неолиберальной версии, насаждающей сегодня в России олигархический статус-кво, цель которого — во что бы то ни стало сохранить награбленное. И я бы сейчас камня на камне не оставил от предлагаемой кудриными, иноземцевыми, грефами и другими российскими либералами-западниками квазиконцепции модернизации, почерпнутые из банальных книжек по economics для периферийно-колониальных стран, если бы в этом состояла задача данной статьи.

«Нельзя руководить движением страны в направлении цифровой экономики или внедрения прорывных технологий в биоинженерии, неделями пропадая на Валааме», — бьет под дых президента наш либерал, предпочитающий пропадать в John Hopkins University (Вашингтон) и иных достойных местах. А по мне, так Валаам — то самое место, с которого и должен стартовать в 2017 году Владимир Путин как кандидат в президенты 2018 года. Уж поскольку именно в таких точках роста русского духа, как Валаам или же Крым, лидеру нашего государства может открыться понимание того, что движение российской цивилизации в будущее должно быть неразрывно связано со всем ее историческим прошлым — логически вытекать из всего того, что достигнуто нашим народом за тысячу лет.

Образ будущей России сокрыт, на самом деле, в непрерывности великой истории Русского мира, а не в отказе от прошлого и уж тем более не в жалких (если не преступных) книжках по economics, пытающихся побудить российских и иных политиков присягнуть глобальным «центрам силы», после чего продолжить движение в никуда — вопреки интересам своих собственных стран и народов.

Понятно, что разного рода недоучкам, почему-то сосредоточенным в основном в экономической квазинауке, все видится в прямо противоположном свете. Так, наш визави, к примеру, пишет: «Хорошо известно, что любая модернизация предполагала образы будущего — но это будущее всегда ярко и отчетливо противопоставлялось прошлому; чем сильнее было противопоставление, тем удачнее оказывались реформы и преобразования».

Ну как вам идеологема? Тут, пожалуй, напрашивается только один широко известный комментарий — «И эти люди учат нас жить».

Да, вопросы о будущем России, а также об алгоритме движения страны к конкретным ориентирам мегаинтересны и сверхактуальны. Однако ответы на поднимаемые в связи с конструированием образа будущей России вопросы давно известны. Другое дело, что обсуждать эти ответы сегодня практически не с кем и негде. Большинство публичных площадок забиты либеральными «пророками», считающими важным во что бы то ни стало сохранить монополию на те дискурсы, которые будут определяющими в ходе грядущей избирательной кампании, что, в свою очередь, дезориентирует ключевые административно-политические структуры, вынужденные в процессе организации выборов довольствоваться теми концептуально-агитационными подсказками, которые формулируют им прозападные «мозговые тресты».

Словом, главная проблема предстоящей кампании по выборам президента России состоит не в том, что действующий глава государства якобы не способен предложить избирателям привлекательный образ будущей России. Такой проблемы вообще не существует, доказательством чего является, в частности, нынешняя внешняя политика России, утверждающая соответствующее место страны в мире как сильного и привлекательного государства. Проблема состоит в другом — в невозможности адекватного донесения тех или иных месседжей до широких масс через головы представителей правящей элиты, делающей сегодня все, чтобы исказить их содержание и вернуть главе государства в качестве либеральной критики и обывательского нытья.

Главная проблема предстоящей избирательной кампании и последующей реализации предвыборных обещаний состоит в засилье либеральных штампов по отношению буквально ко всему — к экономике, политической системе, культуре, гендерному вопросу, прочной паутиной связавших в России по рукам, ногам и головам все структуры, так или иначе имеющие отношение к выборам и выработке стратегии развития страны.

Полагаю, что преодоление этой беды возможно только при одном условии — при смене парадигмы мышления и решительном выходе власти за рамки либерального дискурса в пространство суверенной цивилизационной мысли.

Периодический уход первого лица на Валаам (в особенности перед выборами) нужен первому лицу именно для того, чтобы услышать — помимо аппаратной лести и олигархической лжи — еще и голос вечности, частью чего является наше будущее.

Загрузка...