tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Россиянка оспаривает у иностранцев право на усыновление ребёнка из детдома

Более полугода гражданка России Елена и её муж пытаются усыновить родного брата их приёмного сына. Один из братьев, вопреки действующему в РФ закону, должен был отправиться в иностранную семью. И хотя это усыновление было приостановлено решением Верховного суда, а новые родители готовы принять ребёнка, мальчик по-прежнему остаётся в детдоме.

Более полугода семья Елены пытается усыновить родного брата её приёмного сына, сообщает телеканал RT. Мальчики оказались разлучены в 2016 году, когда Елена и её муж забрали из детдома в Санкт-Петербурге годовалого Романа. Сотрудники органов опеки заверили приёмных родителей, что его старший брат уже воспитывается в другой семье.

Спустя полтора года маму приёмного ребёнка попросили написать отказ от старшего брата её приемного сына в пользу потенциальных усыновителей из-за границы. Выяснилось, что органы опеки отказали родителям в 2016 году, уже планируя пристроить ребёнка в итальянскую семью. В результате сейчас сирота так и живёт без дома: в Европу он не может уехать по закону, а в семью брата его тоже не передают.

«Он меня сразу зацепил»

История приёмных детей в семье Елены началась в 2013 году, когда женщина решила усыновить первого ребёнка. Муж Елены, священнослужитель, поддержал супругу — своих детей у пары не было. Елена и до этого активно помогала детям-сиротам в качестве волонтёра. В 2013 году она прошла обучение в школе приёмных родителей (ШПР). Тогда ей казалось, что предстоит сделать очень серьёзный шаг, поэтому с первого занятия она чуть не сбежала. Первого сына — Александра — семья забрала из детского дома в том же году. А в 2016 году супруги усыновили второго сына — Романа. Елена искала информацию о ребёнке в социальных сетях, просматривала базы данных.

«Когда я увидела фотографию ребёнка, он меня сразу зацепил. Был написан очень трогательный текст о нём. Хотя всё потом оказалось неправдой. Но в результате он мне очень понравился, тронул мою душу», — вспоминает Елена.

Старший брат Романа, также оказавшийся без попечения биологических родителей, должен был быть усыновлён вместе с братом — об этом однозначно говорится в законе. Но в органах опеки сказали, что мальчик уже находится на «семейной форме устройства».

«Я подумала, что, если семья неблагополучная, например, одного ребёнка изъяли, а за то время, пока второй ребёнок был изъят или мать отказалась, первого органы опеки уже устроили в семью, — объяснила ход своей мысли RT Елена. — Он же старший — это логично. Мне очень категорично было заявлено, что речь шла именно об усыновлении, что у него новые родители, новая фамилия».

«Зачем разделять?»

Через год после усыновления Романа в волонтёрскую организацию, где работает Елена, позвонили с просьбой подписать письменный отказ от брата её приемного сына — кого именно, не уточнили.

«Я уже уходила, когда мне руководитель опеки говорит: «Подождите, вам звонили из Питера», — вспоминает Елена. — Я по стенке села, потому что у меня сразу первая мысль: зачем звонили? Страх всех приёмных родителей, что, может, биологическая мама как-то проявилась».

Елена решила, что у кого-то из её двух приёмных сыновей родился новый биологический брат. По словам женщины, она была уверена, что старший уже счастливо воспитывается в другой семье.

Связавшись с комитетом по социальной политике правительства Санкт-Петербурга, она выяснила, что отказ хотят получить на старшего брата её второго сына Романа. Речь шла об иностранном усыновлении.

Елена сразу решила бороться за ребёнка. «Нашли даты ближайших судебных заседаний по усыновлениям. Я отбила телеграмму туда. Вместе с мужем мы написали согласие на усыновление и отправили в опеку. Мне показалось, что они просто не хотят приобщать наше согласие на приём ребёнка в семью к делу», — делится она.

Но в суд активистку всё же пригласили, полтора часа заслушивали как свидетеля. Елена заявила, что не видит смысла в передаче ребёнка другим кандидатам, ведь у мальчика уже фактически есть семья.

«Зачем разделять, если мы готовы принять, воспитывать и учитывать интересы обоих детей?» — говорила она во время заседания. В результате судья назначила повторное слушание, на которое Елену уже не пригласили.

Одновременно она собрала необходимые документы и подала параллельный иск, чтобы участвовать в процессе усыновления. На этом основании городской суд в итоге отказал иностранным усыновителям.

Торжество правосудия

В начале мая 2018 года дело дошло до Верховного суда РФ. Коллегия из трёх судей рассмотрела апелляционную жалобу граждан ЕС, желающих усыновить ребёнка. Высшая инстанция согласилась с решением городского суда Санкт-Петербурга. По ощущениям мамы ребёнка, на заседании на них смотрели «как на врагов», так как иностранцы тоже уже успели привязаться к мальчику.

Верховный суд постановил, что Елена может навестить почти пятилетнего ребёнка в приюте.

«Он отчаянно ищет внимание, ласку, ему необходима любовь. Знакомство началось у нас с того, что он сразу пошёл ко мне на ручки», — вспоминает Елена. По её мнению, ребёнок травмирован и пострадал, потому что люди слишком часто меняются в его жизни, а ему необходима семья, человек, к которому он был бы привязан.

Старший брат Ромы показался ей очень худым для своего возраста и даже ниже его ростом.

10 мая 2018 года Елена вновь обратилась в отдел опеки и попечительства за направлением на ребёнка, однако получила отказ. «Просто вижу, что во мне, как в российском кандидате, органы опеки не заинтересованы», — продолжает она.

Ошиблись или недосмотрели?

Член комиссии Общественной палаты России по поддержке семьи, детей и материнства Юлия Зимова рассказала RT, что в ОП РФ оказывали Елене активное содействие. Ей помогали юридическими консультациями, отправляли запросы в различные ведомства, нашли адвоката, который бесплатно помог россиянке.

По её словам, органы опеки в первую очередь должны убедиться, что нет российских претендентов на усыновление, а уже потом давать права жителям других стран. Но в этой истории у сторон разные версии произошедшего.

«Здесь же получается, что слово органов опеки против слова кандидата, — пояснила RT Зимова. — Она утверждает, что, когда несколько лет назад забирала первого ребёнка, ей сказали, что его брат воспитывается в семье. В опеке же говорят, что она отказалась его забирать и только сейчас вдруг вспомнила».

Член ОП РФ считает, что такая ситуация сложилась из-за недосмотра. Могли смениться сотрудники органов опеки, а новые просто не сумели разобраться. На самом же деле процедура стандартная: сначала пытаются вернуть ребёнка в биологическую семью, потом ищут кандидатов среди российских усыновителей, и только если никто из них не выразил желания, то ребёнок может быть передан на устройство в семью граждан другой страны.

Вопрос для прокуратуры

Юрист Московской коллегии адвокатов Тимур Маршани подтвердил RT, что разлучать братьев запрещено, также как и просить написать отказ на усыновление — это нарушает право ребёнка проживать со своей семьёй. «Если два брата, то их должны усыновлять обязательно обоих. (Органы опеки. — RT) не имели права распределять преференции между иностранными усыновителями и российскими опекунами, которые должны были усыновлять двоих детей, — пояснил Маршани. — Поэтому позиция органов опеки непонятна и, наверное, это является основанием для проверки прокуратурой законности и обоснованности их действий».

Адвокат напомнил, что на сегодняшний день существуют ограничения для усыновления и удочерения иностранными гражданами российских детей — например, закон Димы Яковлева. Эти ограничения продиктованы в первую очередь необходимостью защиты интересов ребёнка.

По мнению юриста, органы опеки, отдавая в данном случае предпочтение иностранным кандидатам, «поступают крайне неэтично и непрофессионально». При этом в российской семье есть все условия для обучения и воспитания ребёнка, к тому же он не будет разлучён с родным братом.

Согласно пункту 3 статьи 124 Семейного кодекса РФ, усыновление детей иностранными гражданами допускается только в случаях, если невозможно передать детей на воспитание в семьи российских граждан либо на усыновление родственникам детей.

В законе есть и основания для иностранных усыновителей — предусмотрены случаи, когда усыновление разными лицами отвечает интересам детей. Впрочем, адвокат уверен, что в качестве кандидатов семья Елены полностью подходит под эту категорию.

Пресс-служба Верховного суда РФ не смогла предоставить комментарии RT по данному делу — все дела, касающиеся несовершеннолетних, носят закрытый характер.

В отделе опеки и попечительства муниципального округа Чёрная речка Приморского района Санкт-Петербурга также отказались комментировать ситуацию по тем же причинам.

Загрузка...

Сюжеты