tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Вячеслав Недошивин в Таллине
© Игорь Тетерин

Вячеслав Недошивин отправил таллинцев в путешествие по Серебряному веку русской поэзии

Тема встречи Вячеслава Недошивина с таллинцами: «Серебряный век русской поэзии: люди, судьбы, тайны».

В минувший вторник, 16 февраля, в конференц-зале гостиницы Euroopa в Таллине состоялась публичная встреча с журналистом, литературоведом и кинодокументалистом Вячеславом Недошивиным, которого можно считать одним из ведущих российских специалистов по поэзии Серебряного века, занимающегося этой темой последние четверть века.

BaltNews.ee напоминает, что в эстонскую столицу Вячеслав Недошивин приехал по приглашению популярного в Эстонии Международного медиа-клуба «Импрессум».

Ценителей и, вероятно, знатоков поэзии Серебряного века среди таллинцев оказалось на диво много – почти триста человек. Большой конференц-зал в отеле Euroopa был полон. Женская часть русского Таллина среди любителей и знатоков русской поэзии была в явном большинстве. Точно в назначенный срок под аплодисменты присутствующих в зал вошел Вячеслав Недошивин и застенчиво улыбаясь, прошел к микрофону.

Открыла встречу одна из руководителей клуба «Импрессум» Галина Сапожникова, рассказав, что и она работает в «Комсомольской правде» и ее коллега Игорь Тетерин работал и работает в «Комсомольской правде» и Вячеслав Недошивин как журналист начинал работать в «Комсомольской правде». Виват, «Комсомольская правда»! – провозгласила здравицу Галина. Зал радостно зааплодировал.

— Гость у нас особенный, — продолжила Сапожникова, — он осуществил мечту журналиста уйти от повседневной информационной суеты в высокую журналистику — в документалистику!

Игорь Тетерин, представил публике российского гостя, напомнив, что Вячеслав Недошивин снял более 100 документальных фильмов и написал две замечательные  книги, которые и достанутся в подарок тем, кто задаст гостю самые интересные вопросы. Выдержав небольшую паузу, он добавил, что встреча на сей раз будет необычна, для начала всем будет показан один из фильмов Вячеслава Недошивина. А именно — фильм, посвященный судьбе Николая Гумилева. А потом, после окончания встречи, все желающие смогут посмотреть еще и фильм об Игоре Северянине. После этого в зале погас свет и началась демонстрация получасового фильма.

— Я рад такому большому числу поклонников Серебряного века, — начал свое выступление Вячеслав Недошивин. — Вы — мои единомышленники. Серебряный век в русской культуре — это было всемирное явление. Это и литература, и живопись, и музыка, и архитектура. Период этот не имеет себе равных, да и назван он был по аналогии с золотым веком русской поэзии, периодом Пушкина.

Кратко гость рассказал о себе: «В девичестве я — журналист, — пошутил Вячеслав Недошивин. — Затем серьезно занялся литературоведением. Учился в аспирантуре и диссертацию защищал в Академии общественных наук по истории литературы. Преподавал. Был доцентом. Поворот к науке и литературе случился у меня в 1982 году».

— Меня интересовала живая ткань той эпохи. Связи поэтов между собой, необычные острые ситуации их жизни. Я как-то договорился, чтобы меня заперли на всю ночь до восьми часов утра в камеру декабриста Панова в Петропавловской крепости. Незабываемое оказалось впечатление.

— Все мои фильмы и книги были построены на основе установленных адресов, —  продолжил свое выступление гость. — Это 60 фильмов о Серебряном века Санкт-Петербурга и 40 фильмов о Серебряном веке Москвы.

— Каждый из поэтов несет свою тайну. За что арестовали Мандельштама? За стихи о Сталине или за пощечину Алексею Толстому, ставшему к тому времени советским литературным генералом? А была ли третья жена Михаила Булгакова агентом НКВД? Почему Цветаеву, вернувшуюся в СССР, даже на допрос не разу не вызвали, хотя муж ее был арестован? Почему Ахматову пожалел Сталин, и было ли это на самом деле? У каждого поэта и писателя существует тайна. Начиная с 90-х гг. открылись потаенные пласты литературы. Это море книг. Люди были очень необычными. Занимаясь ими, ты понимаешь меру человека и человечности.

— Серебряный век, — рассказывал, все больше и больше увлекаясь, Вячеслав Недошивин, — отличается от предыдущей поэзии тем, что поэты сначала жили, а потом писали стихи. Гумилев путешествовал, поэты, бывало, дрались (как Пастернак до крови дрался с Мандельштамом) и только потом писали стихи. Откуда пошло название Серебряный век? Если в двух словах, то Серебряный век начался с символизма. А кто придумал это название — Серебряный век?

По словам Вячеслава Михайловича, весь 20 век шли споры о том, кто автор этих слов. Речь идет не только о Серебряном веке поэзии, но и о Серебряном веке в архитектуре, живописи, литературе. Одно время считалось, что название принадлежит Николаю Бердяеву, но это не так. В работах Бердяева нет таких слов. Есть версия, будто это словосочетание придумал сын Анны Ахматовой Лев Николаевич, и будто Ахматова переняла это название у него, написав в 1941 году стихотворение с такими строками: «И серебряный месяц ярко // Над серебряным веком стыл…»

Но 1941 год — это все же слишком поздно, название использовалось и ранее. Так кто же автор? Автором этого выражения является публицист Иванов-Разумник. Им была опубликована статья с названием «Серебряный век».

На этом Вячеслав Недошивин решил прервать свой монолог, чтобы ответить на многочисленные вопросы публики, хотя слушали его выступление, затаив дыхание. Часть вопросов еще до встречи поступило в клуб «Импрессум» по каналам интернет.

Галина Сапожникова вынула из кучи записок одну и прочла: «А какой век русской поэзии сегодня?»

— Никогда нельзя сказать, что останется во времени, — ответил Вячеслав Михайлович. — На наших глазах много раз менялись поэтические приоритеты. Ранжир поэтов находится в постоянном движении. Единственный неподкупный критерий здесь — это востребованность читателем.

Галина выудила еще одну записку, в которой автор вопроса интересовался отношением Вячеслава Недошивина к утверждению, будто настоящий художник вне нравственности и морали, а в России интеллигенция всегда была против государства?

Гость клуба немного задумался и сослался на статью Джорджа Оруэлла о Сальвадоре Дали. «Бывает, — говорил он, — что художник готов идти на скандал ради славы. Но в истории остаются только искренние художники. Искренности же у людей морально ущербных на самом деле нет».

— Что же касается извечного противостояния интеллигенции (интеллектуалов) государству, то я тоже так считал, пока не убедился, что интеллектуальные люди, как правило, бессильны в смысле действия. Они могут только говорить. Интеллектуал по-прежнему таков, что он всегда будет не согласен. Но, с другой стороны, общественное мнение беспощадно, и если ты знаешь правду, и ты один, то все равно должен отстаивать эту правду.

Журналист Вячеслав Иванов поинтересовался отношением Вячеслава Недошивина к книге Викентия Вересаева «Пушкин в жизни».

— Он задался целью собрать все сведения о Пушкине, — отвечал российский гость, —  из всех воспоминаний его знакомых. Потом разложил собранную информацию по годам. И опубликовать все это. Воспоминания были разные. Не всегда «благостные». Как к этому относиться? Я бы не хотел о великом человеке писать, стоя перед ним на коленях.

Экономист Владимир Вайнгорт спросил, что известно о «закрытом» переводе в Советском Союзе книг Джорджа Оруэлла на русский язык в 50-х годах?

— Мало кто знает, — последовал ответ, — что еще с конца 20-х годов в СССР издавались малыми тиражами (иногда несколько десятков экземпляров) книги под грифом «Для служебного пользования». Я лично не держал в руках такого перевода «1984», но видел и листал книгу друга Оруэлла — Ричарда Риса — «Беглец из лагеря победителей». Книги «Для служебного пользования» издавались, чтобы члены «внутренней партии», т.е. руководство СССР были в курсе того, что пишут «там». Мои же переводы Оруэлла переиздавались несколько раз. И мне не стыдно за статьи о нем, написанные тогда.

Игорь Тетерин зачитал несколько вопросов, поступивших по интернету, в том числе такой: «Кого из поэтов Серебряного века, вы считаете самым романтичным, кого самым любимым, кого самым непонятым современниками?»

— Самым любимым поэтом того времени безусловно был Александр Блок, — сразу ответил Вячеслав Недошивин. — Самым романтичным для меня является Николай Гумилев. Он был бесконечно честолюбив. Что касается поэтов, непонятых современниками, то когда Льва Толстого спросили, кого он может назвать своим наследником, он ответил — Тищенко. Кто такой Тищенко? А Тищенко реально существовал. Много было писателей, когда-то более известных, чем сегодня. Прошло время, и мы некоторых из них забыли, а иных открываем заново. И Блока, и Маяковского, и Пастернака. Поэты сами постоянно занимались ранжированием друг друга.

Общение с гостем длилось 2 часа. Оно завершилось вручением книг гостя авторам наиболее интересных вопросов и автограф-сессией. После недолгого перерыва, объявленного организаторами, желающие снова собрались в конференц-зале гостиницы Euroopa, чтобы посмотреть фильм Вячеслава Недошивина об Игоре Северянине, значительная часть жизни которого прошла в Эстонии.

Загрузка...