tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

«Дом в порубежье»
© BN

«Дом в порубежье» от Уильяма Хоупа Ходжсона — странный «пик творчества» (рецензия)

Да, получается у издателей «загарпунить» нас, немногочисленное уже племя книголюбов, красивыми обложками и интригующей аннотацией, обещающей захватывающее чтение. Но увы, всё чаще и чаще в изящную обёртку упаковывают содержимое, с которым после ознакомления не знаешь, что делать дальше.

Приобрёл я недавно по случаю свежее издание двух произведений Уильяма Хоупа Ходжсона под одной обложкой — повесть «Дом в порубежье» и роман «Ночная Земля». Автора считают одним из родоначальников таких литературных направлений, как фэнтези и фантастический триллер, работами Ходжсона восхищался сам Г.Ф. Лавкрафт. Трудился Ходжсон на ниве литературы сравнительно недолго: первый рассказ был опубликован в 1904 году, а в 1918-м он, будучи в чине лейтенанта артиллерии, погиб во время битвы на Ипре.

Итак, ознакомившись с безудержно хвалебным (а как же иначе!) вступительным словом Ю. Соколова, я немедля углубился в чтение «Дома в порубежье» — господин Соколов уверяет, что сие сочинение — несомненный пик творчества первопроходца остросюжетной фантастики.

Начало достаточно завлекательное: двое джентльменов отправляются в ирландскую глухомань на рыбалку, во время длительной прогулки натыкаются на нависшие над грохочущим водопадом руины некогда внушительного особняка, в которых находят некий дневник. И далее, коротая вечера, читают его вслух друг дружке.

Безымянный автор дневника, человек уже немолодой, повествует о том, как он, решивши доживать свой век вдали от суеты большого мира, купил за недорого старинный дом, вселившись в него со своей сестрой — «старой девой» и дворнягой по кличке Рыжик. Но идиллия длилась недолго: вскоре пенсионеру начинают досаждать полтергейстного типа явления, странные галлюцинации и враждебно настроенные соседи — нет, не сельское жлобьё, а какие-то воистину дьявольские твари, вылезающие в сумерках из глубокой пещеры под обрывом, на котором высится дом.

К сожалению, дальше с «Домом в порубежье» начинаются проблемы — не с назойливыми монстрами, а с самим произведением. Ходжсон пишет многословно, порою излишне многословно, но при этом язык изложения сух, монотонен, повествование совершенно не разбавлено диалогами. Главные действующие лица — не живые люди, а плоские схематичные персонажи, напрочь лишённые каких-либо индивидуальных черт, да и внешность их не описана никак — пожалуй, лишь за исключением пса Рыжика. 

Повествование страдает бессвязностью — от убористо (но опять-таки сухо) описанного сражения с осаждающими особняк чудовищами-свинорылами, автора кидает в пространные живописания грандиозных путешествий астрального тела хозяина дневника среди неизведанных космических далей, интрига со странным поведением престарелой сестры главного героя и пропажей трупов убитых чудищ (возможно Ходжсон подумывал подвести тему к тому, что главный герой впал в безумие, и всё происшедшее с ним — бред сумасшедшего?) не получает никакого развития, обрываясь в никуда, откуда-то вдруг возникает возвышенно-романтичная любовная линия… 

Ходжсона никак не обвинишь в отсутствии воображения, в повести имеется масса грандиозных идей, интересных задумок, и, да, понятно, откуда Лавкрафт черпал вдохновение, но попытки автора «Дома в порубежье» впихнуть в повесть весь этот ворох разнообразных идей, сделали произведение донельзя сумбурным и противоречивым — автору не удалось опрятно и логично связать воедино сюжетные линии, создаётся впечатление, будто читаешь черновые наброски к нескольким разным рассказам. Ходжсону хотелось «всего, сразу и много», но с задачей он, увы, не справился. А жаль, ведь ряд сцен выписан великолепно.

Чтение «Ночной Земли» через пяток страниц и вовсе стало настоящей пыткой: стиль изложения, старомодно-напыщенный, невообразимо хвастливо-пафосный и убийственно-занудный, очень быстро погасил всякий интерес к этому длиннющему графоманскому опусу. Историю о выживании остатков человечества в мире погасшего Солнца, Ходжсон сверх всякого разумного предела напичкал всяческими ужасами, страстями-мордастями и схематично описанными монстрами, наваяв всё это столь тягостно-неуклюжим слогом, что всё чаще и чаще возникало вполне разумное желание перелистать книжку в самый конец, дабы без излишних мучений, не тратя попусту драгоценные часы жизни, узнать, чем же закончился этот героико-слезливо-сопливо-суперпафосный сироп. Закончилось «жили долго и счастливо». 

Что же, и на том спасибо «классику жанра», издательству АСТ и Ю. Соколову.

Госдума России утвердила текст Присяги для вступающих в гражданство РФ«Чистые руки» в Эстонии предлагают сделать Нарву и Ивангород свободной экономической зоной
vott.ru

Новости

.