tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Кино
© ppk-oniks.ru

Попытка не пытка, или Мистика в советском кино

Когда на российский кинорынок выбрасывается очередной «шедевр» под маркой «первый настоящий российский фильм ужасов» или «первый настоящий российский мистический триллер», это конечно же лукавство: фильмы данных направлений в Матушке-России снимали, можно сказать, на заре синематографа.

Ещё в 1909 году режиссёр Василий Гончаров пугал зрителя немой картиной «Вий», год спустя он же снял «В полночь на кладбище», в 1915 Владислав Старевич выпустил «Портрет» по Гоголю, годом позже — свою версию «Вия», в 1915 году Виктор Туржанский снял «Женщину-вампира». К сожалению, все вышеупомянутые картины не сохранились до наших дней.

Принято считать, что первым советским хоррором стал «Вий» 1967 года, но и это неверно: в 1925 году кинокомпания «Межрабпом-Русь» выпустила «Медвежью свадьбу» — экранизированную режиссёром Константином Эггертом новеллу Проспера Мериме «Локис».

И всё-же для подавляющего большинства советского/российского зрителя отсчёт традиционно начинается с «Вия» образца 1967 года. К попыткам возродить жанр на родной почве, советские кинематографисты вернулись лишь на исходе семидесятых, продолжили в восьмидесятых, вовсю расстарались в «лихие девяностые» как до, так и после развала Советского Союза. Давайте же воздадим должное их подчас героическим усилиям, вспомнив хотя бы десяток в той или иной степени достойных, чем-то запомнившихся работ. Итак…

«Вий». 1967 год. Режиссура: Константин Ершов, Георгий Кропачёв, Александр Птушко

Мысль экранизировать самую известную гоголевскую страшилку посетила мастистого режиссёра Ивана Пырьева, на тот момент директора «Мосфильма». Работу эту поручили молодым, малоопытным, но гиперактивным Георгию Кропачёву и Константину Ершову. Парни решили взглянуть на старую историю свежим взглядом, намереваясь насытить картину сохранившимися в крестьянской среде отголосками язычества и эротическими сценами. Отснятый молодёжью материал категорически не устроил руководство «Мосфильма» — в числе всего прочего и отсутствием сказочности. В помощь опростоволосившимся новичкам послали заслуженного советского сказочника Александра Птушко. Впрочем, задавленные авторитетом мэтра, Ершов с Кропачёвым иногда нет-нет, да и взбрыкивали. Например, известен случай, когда в павильоне, изображавшем внутреннее убранство церкви, ночью, без ведома Птушко были переписаны лики святых — им было придано более суровое, даже грозное выражение, что, кстати, соответствовало литературному первоисточнику.

От первоначальной задумки Птушко не оставил камня на камне, превращая «Вия» в классический фильм ужасов. Финальная сцена в церкви также претерпела значительные изменения: по задумке молодых режиссёров, заполонившие храм демоны должны были нести в себе зооморфные черты, частью имея облик домашних и диких животных, Птушко же нагнал в церковь голых бледных упырей, коих изображали цирковые артисты и карлики. Вий в представлении Ершова с Кропачёвым представал в образе старого сотника — отца убитой панночки, что само по себе было бы достаточно интересным ходом, у Птушко же он вышел неуклюжим, шкафоподобным, скорее нелепым, чем страшным. Промашка вышла с Вием.

И всё-же, несмотря на отдельные ляпы, фильм в целом получился весьма достойным, заслуженно став одним из лидеров советского кинопроката.

«Дикая охота короля Стаха». 1979 год. Режиссёр Валерий Рубинчик

Вышедшая в 1964 году историко-приключенческая повесть белорусского писателя Владимира Короткевича «Дикая охота короля Стаха», стала настоящей литературной сенсацией (по крайней мере в Белоруссии), а её лихо закрученный сюжет с элементами мистики, не у одного режиссёра вызывал профессиональный зуд в плане экранизации. Однако такой случай представился лишь к 1979 году — белорусскому же режиссёру Валерию Рубинчику.

На исходе 1899 года в белорусское Полесье из Санкт-Петербурга приезжает молодой учёный-этнограф Андрей Белорецкий с целью изучения местных народных преданий. В жуткую непогоду появляется он на пороге старинного ветшающего замка, в котором проживает последняя представительница шляхетского рода Яновских — Надежда Яновская. Здесь Белорецкий узнаёт о призраках старого замка — Маленьком Человеке и Голубой Женщине и о страшном родовом проклятии Яновских — Дикой охоте короля Стаха. Пролистывая хрупкие страницы старого фолианта, дворецкий читает гостю легенду о народном вожде — короле Стахе, вероломно убитом Романом Яновским. Смертельно раненного ударами меча, Стаха и его также изнемогающих от тяжких ран сподвижников, Яновский распорядился привязать к сёдлам их же лошадей и гнать в болота. С тех пор мёртвые всадники стали мстить роду предателя, намереваясь извести его без остатка. Наступает черёд и красавицы Надежды, ибо всё чаще за стенами замка слышен топот копыт Дикой охоты короля Стаха…

Первоначально сценарий для картины взялся писать сам Короткевич, однако Рубинчика результат не устроил. Он отсёк множество сюжетных линий, существенно поубавил экшна и перенёс действие на начало 20 века. В результате вышло нечто близкое по духу к «Собаке Баскервиллей» и «Легенде о Сонной Лощине» — неспешно развивающийся детектив с уклоном в мистику — но с последующим разоблачением оной.

Рубинчик: Сталкивая реальных героев с персонажами призрачными, смешивая фантастику с реальностью, сочетая поверья, пришедшие из глубины веков, с точной социальной характеристикой того времени, мы хотим создать фильм-притчу о борьбе гуманизма, благородства, честности с варварством, дикостью, предрассудками.

Реакция Владимира Короткевича после просмотра картины была вежливо-сдержанной: чувствовалось, что писатель ожидал увидеть несколько иное. Действительно, по сравнению с литературным первоисточником, картина сильно потеряла в живости, фактически ушла на задний план столь важная для Короткевича тема тяжкой доли простого белорусского народа. Впрочем, это вовсе не значит, что фильм плох: прекрасно отсняты пейзажи поздней осени, великолепны интерьеры мрачного обиталища зачахшего рода Яновских, удачно подобрано меланхолическое музыкальное сопровождение да и актёрский ансамбль не подкачал.

Съёмки картины проходили на Украине во Львовской области и на военных полигонах под Минском и под Москвой. И ещё получилось так, что в белорусской этой картине не задействовано ни одного белорусского актёра — по стечению обстоятельств, как говорил Рубинчик.

«Господин оформитель». 1988 год. Режиссёр Олег Тепцов

Действие фильма разворачивается в Санкт-Петербурге во временном отрезке с 1908 по 1914 год. Талантливый и весьма востребованный художник-оформитель Платон Андреевич, человек по характеру надменный и очень недёшево ценящий свои услуги, получает заказ на изготовление манекена для витрины ювелирного магазина. В натурщицы он берёт юную Аню, угасающую от туберкулёза. Стремясь к прямо-таки божественному совершенству, Платон Андреевич вкладывает в работу над этим манекеном всю своё мастерство, всю свою душу — кукла получается пугающе прекрасной, почти живой. Девушка же вскоре умирает, художник даже не успевает расплатиться с ней.

Годы спустя, потерявший популярность, спивающийся и пристрастившийся к морфию, Платон Андреевич получает предложение от богача по фамилии Грильо спроектировать отделку недавно купленного особняка. Грильо знакомит оформителя со своей женой Марией — в ней ошеломлённый Платон Андреевич узнаёт умершую Аню, ибо жена богача — точная копия натурщицы. Несказанно обрадованный неожиданной встречей, Платон Андреевич вскоре становится одержим «воскресшей» красавицей — и эта роковая страсть в итоге приводит к трагическому финалу.

Эта вольная экранизация рассказа Александра Грина «Серый автомобиль» изначально была дипломной работой молодого режиссёра Олега Тепцова, явно не предназначавшейся для большого экрана. Потому, когда комиссия Госкино предложила превратить короткометражку в полноценный художественный фильм, недостающий «метр» пришлось набивать впопыхах. Очевидно отсюда и бесстыдно лезущие в глаза детали современного быта (те же осветительные плафоны) и костюмы из разных исторических периодов и долгие показы рисунков с мистической символикой. Фильм снят талантливыми людьми, но при этом он откровенно на любителя: стройное повествование временами прерывается сюрреалистическими сценами (возможно иллюстрирующими наркотический бред главного героя) под будоражащую музыку Сергея Курёхина, действие то дрейфует в безмятежно-созерцательном темпе, то вдруг делает резкие скачки.

«Господину оформителю» умничающие кинокритики посвящают громоздкие, сложно сконструированные рецензии — очевидно потому, что испытывают сложности в описании этого фильма простым русским языком. Картина действительно очень неоднозначная и неравноценная даже по качеству съёмок тех или иных сцен. Но даже зритель, не любящий такого рода фильмы, безусловно отметит превосходнейшую игру Виктора Авилова (это его кинодебют), Михаила Козакова, Вадима Лобанова, необычную «кукольную» внешность Анны Демьяненко и композиторский талант Сергея Курёхина.

«Семья вурдалаков». 1990 год. Режиссёры Геннадий Климов и Игорь Шавлак

Вольная экранизация рассказа Алексея Толстого с перенесением действия в девяностые годы 20 века. Молодого и шустрого московского журналиста, специализирующегося на «жареном», посылают в трёхдневную командировку в захолустную глубинку, где якобы творится какая-то паранормальщина. Парня поселяют в странный старый дом к странной во всех отношениях семейке.

В любой антологии, посвящённой мистике в советском и российском кино, обязательно фигурирует данная картина. Ей достаётся немало лестных комментариев, в основном за «особенную гипнотическую атмосферность». Атмосфера в глубинке действительно особенная: приехав туда, наш проныра-журналист сразу как-то «сдувается». По идее-то он должен бы активно наседать на приютившую его семью с назойливыми расспросами, ан нет — парень становится молчалив, вял, рассеянно-созерцателен: то он задумчиво бродит по местному кладбищу, то торчит в заброшенной церкви, то просто сидит, уставясь в одну точку. Да и приютившей его семье вроде бы совсем неинтересно, зачем этот приезжий здесь. Даже появление дедушки-вурдалака не в состоянии полностью растормошить это «сонное царство»: уже зная, что воскресший дедуля сел «на подсос» к горячо любимому внучку, анемичные обитатели старого дома всё никак не соберутся решительно расправиться с дьявольским бородачом — так и проспали мальчишку…

Для коротенького хронометража — всего-то какой-то час с восемнадцатью минутами — фильм непозволительно медлителен. Всплеск активности в финале тоже впрочем оставил смазанное впечатление: мечется наш журналист туда-сюда по старому амбару, толкаясь и пинаясь впотьмах с несколькими членами овампирившейся таки семьи. Снят сей экшн довольно-таки бестолково, не всегда понятно, кто-то мутузит, что вообще происходит в кадре. Венчает сей «шедевр» вампирского кино невнятная концовка в стиле «ну… пусть будет как-то так».

«Пьющие кровь». 1991 год. Режиссёр Евгений Татарский

Молодой князь Руневский на балу знакомится с юной красавицей Дашей и между ними, что называется, «проскакивает искра». На балу же с Руневским заговаривает нервического вида юноша — некто Рыбаренко, утверждающий, что в зале присутствуют упыри, указывая при этом на моложавую бабушку Даши, генеральшу Марию Сергеевну Сугробину и её друга Семёна Семёныча Теляева. Рыбаренко раньше уже сталкивался с Сугробиной при весьма странных обстоятельствах, и он точно знает, что Сугробина — оживший мертвец-кровосос и что Дашеньку ждёт печальная участь. Вскоре Руневский навещает Дашу в имении её бабушки, где с ним ночью приключается нечто жуткое. Постепенно к нему приходит понимание, что его возлюбленной действительно грозит смертельная опасность. А времени в обрез…

Ещё одна экранизация мистического произведения Алексея Толстого, на сей раз повести «Упырь». И, надо сказать, экранизация куда более достойная, по сравнению с «Семьёй вурдалаков». Заметная на экране скудость финансовых средств (всё-таки готический ужастик требует большего постановочного размаха) отчасти компенсируется внятным сценарием, наличием хороших актёров — Марины Влади, Донатаса Баниониса, Андрея Соколова — и удачным музыкальным сопровождением от Сергея Курёхина (единственный его промах, на мой взгляд — откровенно раздражающая «деревянная» плясовая тема на балу). В фильме имеют место и по-настоящему жутковатые сцены, хотя вампиризм мог бы быть показан более откровенно.

Марина Влади, исполнившая роль генеральши Сугробиной, согласилась сыграть в картине безвозмездно в обмен на роль Екатерины Великой в будущей картине Татарского «Последний роман императрицы» (который в итоге так и не был снят). Эта её мечта сбылась даже раньше, чем предполагалось: во время съёмки ряда сцен «Пьющих кровь» в Италии, Марине позвонили из Ленинграда, попросив заменить заболевшую Элизабет Тейлор в советско-японской картине «Сны о России», повествующей о долгой дороге на родину японских моряков, попавших в кораблекрушение у берегов России. Играть предложили… Екатерину Великую. Несколько дней съёмок принесли хороший гонорар, которым Влади щедро поделилась с коллективом, задействованным в съёмках «Пьющих кровь», что позволило оплатить работу актёрского состава. Ай да Марина-добрая душа!

Продолжение следует…