tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Мнение: несколько слов о режиссере Темире Бирназарове и его «Кумаре»

Удивительно, но даже организаторы таллинских «Темных ночей» (фестиваль PÖFF 2017) не смогли избежать несколько «снисходительных» интонаций, рассказывая о режиссере, получившем гран-при. Хотя, казалось бы, люди в фестивальном кино должны разбираться.

Темир Бирназаров — очень крепкий «фестивальный» режиссер, известный как в Европе, так и в Азии. Что само по себе большая редкость, мало кто умеет снимать кино понятное и в Италии, и в Японии; и во Франции, и в Иране. Теперь вот в Эстонии тоже. В общем, победа «Ночной аварии» на фестивале «Темные ночи» не только символична, но и вполне закономерна. Картину, получившую гран-при PÖFF–2017 я пока, к сожалению, не видел, но обязательно посмотрю, несмотря на то, что директор фестиваля Тийна Локк уверяет, что сделать это будет довольно проблематично.

А вот нашумевший в свое время фильм «Кумар», он же «Страсть», он же «Affection» я видел. А так как многие ценители игрового кино про постсоветский кинематограф азиатской части бывшего СССР даже не слышали, про него и расскажу. Несмотря на то, что режиссер киргизский, а одно из названий картины «Кумар» — это кино не про то, что хотят легализовать Копылков и эстонская партия зеленых. 

Мои юные любители инцеста в кинематографе, если вы думаете, что до Джейме с Серсеей и Джона с Дейнерис инцеста в кинематографе не было, то вы очень глубоко заблуждаетесь. Сюжет «Страсти», в общем, можно даже назвать классическим – высокопоставленный любовник главной героини является ее отцом. Но, в отличие от порочных связей в башне чужого замка, данный факт является послесловием, а не «завязкой» сюжета.

В целом, фильм очень близок к японскому кинематографу, достаточно посмотреть на исполнителя главной роли высокопоставленного чиновника Сагына — Артыкпая Суюндукова. Есть в его движениях что-то азиатское, выверенное, доведенное до автоматизма. Тем не менее, «углы не сглажены», Сагын отнюдь не «слуга народа», наглядно показано, что коррупция в этих местах тоже «доведена до автоматизма» и является такой же неизменной частью жизни как смена дня и ночи. Сагым богат, но не скуп, деньги лишь являются приятным признаком статуса. Как, впрочем, и любовница поначалу. Нет, он ее балует, даже пытается воспитывать, но отношения с Айжан первое время напоминают, скорее, отношения старшего родственника и младшего.

Айжан воспитываться не хочет, а после и вовсе уходит к какому-то сверстнику. Опять-таки, мы привыкли к тому, что высокопоставленный чиновник должен был бы рвать и метать, всячески строить козни, не гнушаясь никакими методами, но нет. Сагын искренне переживает и вообще ведет себя не характерно для нечистого на руку чиновника.

Как ни странно, но его даже жалко. Циничное «дитя нового времени» Айжан, скорее, его наказание. «Уничтожить» ее Сагын может парой телефонных звонков, но женщина стала его слабостью. Встреча матери Айжан и Сагына в финале является глубоко символичной – именно такие как Сагын породили таких как Айжан. 

Очень спокойное и тем не менее очень нервное кино, очень много хороших запоминающихся кадров, да и вообще работа оператора выше всяких похвал. Несмотря на «За смелость гражданской и эстетической позиции в кино» МКФ в Анапе, фильм сложно назвать «разоблачающим». Возможно, в этом его главная прелесть, в нем не заявляется как с трибуны что-то вроде «эту страну погубит коррупция», нет. Зато наглядно показывается каким беспомощным может стать человек, если товарно-денежные отношения во всех сферах жизни станут чем-то самим собой разумеющимся. 

Загрузка...

Сюжеты