tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

«Портрет Игоря Северянина»
© Владимир Вяткин/РИА Новости

Сто лет назад начался эстонский период жизни Игоря Северянина

Сто лет назад начался эстонский период жизни и творчества замечательного русского поэта Игоря Северянина (Игорь Васильевич Лотарев, 16.05.1887–20.12.1941). Жизнь поэта словно расколота надвое: жизнь в России и вне ее — «в Эстляндии светлой».

Благословен Эстонии уют,
Который, от России отрывая,
Благочестивою душою края,
Как мать, как сон, как родина вторая,
Соткал гамак качелящих минут.
Минуты те! Их творчеством зовут…
(«Секстина VI». 1919.)

Россия — это Петербург, где Игорь Северянин родился, любящие мать и отец, посещение театров, первые книги, дом на Гороховой и Гатчина — поэт Фофанов и большая любовь к Женечке Гуцан — Злате. Это Череповец и Владимировка, где он учился, где были земли и усадьбы его дяди М. Лотарева и тетушки Е. Журовой. Это Москва, где он был избран «Королем поэтов» (февраль 1918). К тому времени его сборники «Громокипящий кубок», «Златалира, «Ананасы в шампанском», «Поэзоантракт» расходились огромными тиражами. Слава Северянина росла.

Эстонский период сам поэт исчислял с 28 января 1918 года, когда он свою семью (больная мать, гражданская жена Мария Домбровская, дочь Валерия) вывез из голодного, холодного Петрограда в рыбацкий поселок Тойла, чтобы переждать разруху и голод. Да так и «задержался» здесь более чем на 20 лет. А после отделения Эстонии от России Северянин стал эмигрантом. Хотя таковым себя не считал. В 1930 г. поэт уточнял: «Прежде всего, я не эмигрант и не беженец. Я просто дачник — дачник с 1918 года».

Начало 1920-х для Северянина были насыщены творческими и личными событиями. Он женится на эстонке Фелиссе Круут, умирает его мать, рождается сын Вакх (1922-1991). Поэт принимает эстонское гражданство (1921г.) Жизнь Северянина стабилизируется.

Поселились они с Фелиссой в доме ее родителей. «В уютной, еловой Тойле. С 76 озерами, красивыми лесами, тишиной и покоем. Это ни с чем не сравнимое наслаждение! Природа, благость, стихи, форель!»…

«Я живу в прелестной местности на берегу залива и впадающей в него форелевой речки, в сосновом лесу» — сообщал Северянин Софье Карузо, харьковской знакомой в Брюссель (январь 1931 г.)

Зеленый полдень. В вешней неге,
Среди отвесных берегов,
Река святая — Пюхаеги —
Стремится, слыша моря зов.
На круче гор белеет вилла
В кольце из кедров и елей…
(«В парке», Тойла, 1918)

Годы, прожитые в Эстонии, были наполнены для Северянина напряженным творческим трудом. Из его восемнадцати книг двенадцать написаны в Эстонии. Вершиной лирики поэта стал сборник стихов «Классические розы» (1931 г.)

Велик вклад Северянина в сближение русской и эстонской национальных культур. Он устанавливает контакты с поэтами литературной группировки «Сиуру», Х. Виснапуу, М. Ундер, А. Алле, И. Семпером и др. С литераторами в Тарту, кружок «Четыре Бориса», возглавляемый Борисом Правдиным, лектором Тартуского университета. Он один из первых переводчиков эстонской поэзии на русский язык. Ему принадлежит антология эстонской поэзии «Поэты Эстонии» (1929г. Тарту). Книга включает 143 стихотворения тридцати трех поэтов, начиная от Ф. Крейцвальда и кончая поэзией В. Адамса. Северянин создает цикл стихов, произведений в прозе о городах и природе «Милой Эстонии», гимны эстонской женщине.

Любимым занятием поэта, кроме творчества, были рыбалка, прогулки на природе, в Пюхтицкий женский монастырь. «Когда уходят мои боли, иду в парк, в наш громадный дивный сосновый парк, к реке, и ловлю лососок… Фелисса Михайловна собирает фиалки… А вскоре пойдут анемоны и ландыши, потом черемуха и сирень…»

Основной ареной литературной деятельности Короля поэтов становится не маленькая Эстония, а вся Европа. С октября 1921 года начались его выезды с поэзоконцертами. Путешествуя с женой по городам Прибалтики, Европы, Скандинавии, давал концерты, знакомя слушателей с лирикой эстонских поэтов, читал стихи свои и эстонских авторов на русском, а Фелисса, надев национальный костюм, — на эстонском. Из письма к Софье Карузо от 11 мая 1931 г. «Я не сказал бы, что это особенно привлекало нас… но что же делать! Отношение к поэзии в наши дни презрительное, свысока, враждебное. Слава Богу, что кое–как удается концы с концами сводить … Для удовольствия и призрачной славы по Европе не поедешь… Вечное утомление, сверхсильная ноша. Экономишь в пути каждый грош, чтобы лишний месяц сметь прожить в боготворимой глуши независимо».

По воспоминаниям близких, Северянин в повседневной жизни был неприхотлив. На самое необходимое хватало. Необходимое шло в такой очередности: табак — керосин — хлеб. «Положение мигранта, оторванность от своих корней, от русского читателя сыграли в судьбе Северянина удивительную роль, из салонно-будуарного пиита, каким его знали в предреволюционные годы, он постепенно превращается в певца простых и скромных человеческих радостей, становится поэтом «больших линий, больших вещей» (М. Цветаева).

Живя в «стране моей второй», Северянин познал сполна творческие взлеты и шумные восторги, полупустые залы и безденежье, «равнодушие и неотзывчивость русской колонии. С середины 30-х годов творческий и материальный кризис усугубили обстоятельства личной жизни Северянина. Он расстался с Фелиссой и покинул Тойла. Брак их официально не был расторгнут. Спутницей его последних лет жизни стала учительница Вера Коренди. Не имея постоянной работы, они кочуют по стране, живя то в Таллинне, то в Пайде, деревне Сааркюла, в Нарва-Йыэсуу… Новых стихов Северянин в последние годы жизни почти не писал. Из беседы Игоря Северянина с Игорем Лотаревым о своем 35-летнем юбилее. «Вы теперь что-нибудь пишете?» — «Почти ничего: я слишком ценю Поэзию и свое имя, чтобы позволять новым стихам залеживаться в письменном столе…. Издателей на настоящие стихи теперь нет. Нет на них и читателя. Я теперь пишу стихи, не записывая их, и потом навсегда забываю». — «Итак, на какие же средства вы существуете?» — «На средства Святого Духа», — бесстрастно произнес поэт.

Последний взлет популярности и душевной радости Северянин пережил в марте 1940 года, когда в Таллине состоялся 35-летний юбилей его творческой деятельности. Северянин, полагая, что давно всеми забыт, а его поэзия никого уже не интересует, 15 февраля 1940 г. писал Г. Рустейкес: «14 марта меня чествуют в Таллине в большом зале Черноголовых (550 чел. вместительностью). Человек 25 будет… Не верю ни во что больше».

Одолевала ностальгия, «душа петь перестала». Тем радостнее ему было сообщить, что «концерт прошел с большой помпой. В зале было 570 человек — полно! Преимущественно, в громадном большинстве — эсты. Ах, уж эти соотечественники! Слава Эстонии. Инициаторами вечера были: эстонский художник-миллионер Борис Линде и Алексис Раннит. С начала и до конца в зале было вдохновенно, и это самое ценное. Я прочитал много пацифистского, встреченного непередаваемыми овациями. Горжусь». «Президент, мин. нар.просв. и внутр. дел прислали подарки, и это были самые крупные суммы. И это нас поддержало», — писал Северянин С. Карузо из Нарва-Йыэсуу. Президент государства К. Пятс подарил Игорю Северянину по случаю юбилея 400 крон (материальная помощь Северянину с 1926 г. с учетом его заслуг по переводу и пропаганде эстонской поэзии нерегулярно выплачивалась из госфонда т.н. культурного капитала).

На родине долго замалчивали творчество и имя Северянина. А. Блок в своем дневнике записал: «Издательство в Смольном… запретило печатать И.Северянина. Меня пока не тронули». В 1940 году Северянин приветствовал присоединение Эстонии к Союзу ССР. Он стремится включиться в литературную жизнь страны Советов. Верил в возрождение России.

Я мечтаю, что Небо от бед!
Избавленье даст русскому краю.
Оттого, что я — русский поэт,
Оттого я по-русски мечтаю!
(«Я мечтаю», 1922г.)

Однако условия жизни, духовное одиночество и болезни вконец подточили здоровье поэта. Свой земной путь Северянин закончил 20 декабря 1941г. в оккупированном гитлеровскими войсками Таллине. Он умер от сердечной недостаточности. Его прах покоится на Таллинском Александро-Невском кладбище.

Подготовила Валентина Банникова.

На фото: Игорь Северянин; Возле дома, где жил Игорь Васильевич, установлен памятный камень с надписью на эстонском и русском языках: «Здесь жил и работал в 1918-1936 гг. русский поэт Игорь Северянин». И дата: «1887-1941»; Вид на жительство; Игорь Северянин и Фелисса Лотарева–Круут — фото Игоря Северянина.

Загрузка...

Сюжеты