tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Начальник Главного оперативного управления Генерального штаба Вооруженных Сил России генерал-полковник Андрей Картаполов
© mil.ru

Самолёты ВКС России в Сирии уничтожили за месяц 1623 объекта террористов

30 октября 2015 года исполнился ровно месяц со дня начала операции Воздушно-космических сил России в Сирии. Итоги действий российской авиагруппы за истекший месяц озвучил на брифинге для журналистов начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Андрей Картаполов.

Всего за месяц российские самолеты выполнили 1391 боевой вылет, уничтожив при этом 1623 объекта террористов.

В их число входит:

* 249 различных пунктов управления и узлов связи;
* 51 лагерь для подготовки террористов;
* 35 заводов и мастерских, где террористы начиняли взрывчатыми веществами автомобили;
* 131 склад боеприпасов и топлива;
* 371 опорный пункт и укрепленный узел;
* 786 полевых лагерей и различных баз.

В результате ударов российской авиации обстановка в Сирии претерпела значительные изменения. Террористы понесли существенные потери. Нарушена создававшаяся в течение последних нескольких лет система управления и снабжения бандформирований. Выведены из строя основные пункты управления и узлы связи. Уничтожены наиболее крупные базы снабжения боевиков оружием, топливом, боеприпасами. Разрушена инфраструктура, которая использовалась для подготовки новых террористов. ИГИЛ и «Джибгат ан-Нусра» утратили инициативу и были вынуждены по всему фронту перейти к оборонительной тактике. При этом нарушена устойчивость управления бандформированиями. Этому способствовало уничтожение 28 наиболее одиозных бандглаварей.

Несмотря на значительные потери, бандформирования на ряде направлений продолжают удерживать позиции, которые за несколько лет были ими превращены в настоящие укрепленные районы обороны с разветвленной сетью подземных ходов и различных сооружений.

Учитывая, что боевые действия ведутся в основном вокруг населенных пунктов, сирийские войска свели к минимуму применение авиации и артиллерии, пытаясь таким образом сохранить инфраструктуру своих городов для возвращения жителей и не допустить жертв среди мирного населения.

Однако говорить о полной победе над террористами в Сирии пока преждевременно. Несмотря на значительные потери и массовое дезертирство, на ряде направлений боевики продолжают оказывать правительственным войскам сопротивление. При этом все попытки их контратак сирийскими вооруженными силами пресекаются с нанесением больших потерь бандформированиям.

По прошествии месяца, крайне сложно разобраться в сущности притязаний и действиях так называемой «умеренной оппозиции» в Сирии.

Российское военное ведомство неоднократно заявляло о готовности взаимодействовать со всеми сирийскими формированиями, воюющими против террористов ИГИЛ и «Джибгат ан-Нусра». Это относится и к Сирийской свободной армии.

Минобороны России готово к взаимодействию с патриотической оппозицией в любом формате, в том числе в рамках Совместного информационного центра в Багдаде. Гарантируется, что вся полученная от Сирийской свободной армии и других умеренных формирований информация об объектах ИГИЛ и «Джибгат ан-Нусра» будет изучена, а сами объекты станут приоритетными для поражений российской авиацией.

В целях предотвращения возможных инцидентов с самолетами коалиции в воздушном пространстве над Сирией налажено взаимодействие с американской стороной в строгом соответствии с подписанным меморандумом. Два раза в день, а при экстренной необходимости и чаще, по установленной данным документом схеме осуществляется прямой контакт по вопросам обсуждения проблем безопасности.

Несмотря на то, что Генеральный штаб максимально оперативно и полно информирует общественность о действиях российской авиации в Сирийской Арабской Республике, в западных СМИ практически ежедневно появляются новые фальшивки с обвинениями о неизбирательности нанесения ударов — вплоть до того, что якобы количество разрушенных российскими авиаударами больниц, мечетей, жилых домов и памятников культуры превышает количество ударов, нанесенных российской авиацией по террористам в целом.

При этом, какие-либо достоверные свидетельства или факты, подтверждающие эти так называемые «вбросы», традиционно отсутствуют. В качестве «доказательств» предъявляются очередные фотоколлажи или видеокадры неких развалин без привязки к месту и времени этого события. Все так называемые разоблачения, опубликованные рядом довольно авторитетных западных изданий — не что иное как обыкновенная фальшивка, не имеющая под собой никакой фактической основы.

«Если военные ведомства стран НАТО и других государств желают предъявить какие-либо обвинения, они имеют все возможности представить конкретные факты и документы, как это делает Министерство обороны Российской Федерации», — подчеркнул Андрей Картаполов.

Загрузка...