tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Дмитрий Кондрашов
© Profile Russia

Главред «Балтийского мира»: фатальное ЧП в Прибалтике может произойти в любой момент

По мнению главного редактора журнала «Балтийский мир» Дмитрия Кондрашова, Прибалтика превратилась во взрывоопасный регион, где может начаться новая полномасштабная война, в том числе и с применением оружия массового поражения.

Интернет-портал EADaily разместил на своих страницах интервью с главным редактором журнала «Балтийский мир» Дмитрием Кондрашовым. Будучи экспертом по ситуации в государствах Прибалтики, Кондрашов поделился с изданием своим мнением о взрывоопасном потенциале региона и о том, можно ли предотвратить начало вооружённого конфликта на этой территории.

EADaily: Для начала не могли бы вы прокомментировать свежую новость? Россия отказала во въезде латвийскому продюсеру Юрису Миллерсу, три года назад сделавшему мюзикл про нацистского палача Герберта Цукурса…

Д.Кондрашов: В последнее время мы видим изменение отношения к формированию российских «чёрных списков» — они становятся более адекватными и отражающими реальное положение дел. Подобные списки строятся на принципе симметричности и осознании опасности, исходящей от того или иного человека. Любое государство вправе отказать любому иностранцу в пребывании на своей территории — в связи с соображениями безопасности. Мы видим, что список граждан России, которым, по той или иной причине запрещают въезд на территорию республик Прибалтики, растёт. В этой ситуации прибалты могут ожидать ответных аналогичных мер по отношению к себе.

Я вспоминаю, что некогда мы с коллегами поднимали вопрос относительно одного эстонского режиссера Эльмо Нюганена, идейного единомышленника Миллерса. Он намеревался снять фильм о членах эстонского легиона «Ваффен СС», об их героизме, проявленном в боях с русскими, написал несколько статей о том, какой это будет прекрасный фильм, но нужную на съемку сумму тогда не наскреб. И тогда он — что? Правильно — перебрался зарабатывать деньги на российской театральной сцене, и его взгляды не мешали нашему Минкульту «плодотворно» сотрудничать с этим персонажем. Был поднят вопрос: почему подобные «гости» могут не только находиться на территории РФ, но и создавать некий творческий продукт за счет нашего налогоплательщика? Нас тогда не услышали, но сейчас, видимо, ситуация стала меняться к лучшему.

— То есть, в России всё же научились делать выводы из того, что происходит в соседних странах?

— Россия сейчас тщательно отслеживает ситуацию в сопредельных государствах. Это не шпионаж, используются открытые источники — а уж скандал с постановкой мюзикла о нацистском палаче уж точно не мог пройти мимо внимания. Поэтому то, что г-ну Миллерсу не дали въехать в Россию — факт абсолютно естественный и вполне закономерный. В России уже существуют весьма серьёзные экспертно-аналитические сообщества, состоящие из людей, в достаточной мере владеющих латышским, литовским, эстонским языками. То время, когда некоторые деятели могли безнаказанно морочить голову окружающим, на русском языке заявляя одно, а на родном декларируя совсем другое — они прошли. Любое высказывание общественно значимого лица, касающееся русской, российской проблематики, опубликованное в открытых источниках на любом языке, отслеживается и транслируется в русской медиа-среде.

— А нет опасения, что в ответ на запретительные меры по отношению к себе элиты Прибалтики станут как-то отыгрываться на местных русских?

— В общем-то, попытки использования русскоязычного населения в качестве живого щита от России мы периодически наблюдаем. В том случае если этот «щит» будет использован как прикрытие многонациональных батальонов НАТО, которые начали дислокацию в государствах Прибалтики, то мы должны будем рассматривать это как захват заложников, а к НАТО относиться как к террористической организации.

— Недавно альянс НАТО опубликовал хвалебный видеоролик о послевоенных «лесных братьях», отметившихся массовыми убийствами мирного населения в Прибалтике. Зачем они это делают?

— На случай войны с Россией НАТО необходимо иметь какие-то оправдания морального и исторического плана перед собственными налогоплательщиками. Отсюда стремление показать послевоенных бандитов благородными «воинами свободы». Выход подобных фильмов не получается рассматривать иначе, чем идеологическую подготовку к новой войне с Россией. В Прибалтике сейчас очень любят воспевать людей, которые «сдерживали продвижение советской армии» на Европу. Сдерживали — в движении куда, в войне с кем? Эти «герои» оттягивали час освобождения Освенцима и Саласпилса, отдаляли минуту уничтожения фашизма. И сегодня НАТО поддерживая, принимая эту точку зрения, солидаризируется с создателями Освенцима и Саласпилса.

— Сейчас многие высказывают опасения, что Прибалтика может стать ареной боевых действий. Вы их разделяете?

— Вполне разделяю. В регионе создается критическая концентрация вооруженных сил. С одной стороны, альянс НАТО подвозит в Прибалтику свои подразделения, с другой — Россия вынуждена реагировать, размещая свои войска вдоль рубежей. Обострились споры из-за воздушного патрулирования границы, когда самолеты потенциальных противников отслеживают перемещения друг друга, военные корабли постоянно курсируют близ чужих территориальных вод… В этой ситуации резко возросла возможность случайного возгорания конфликта: допустим, оружие непроизвольно выстрелило, или у кого-то вдруг сдали нервы от постоянного напряжения… Фатальное ЧП может произойти в любой момент. Надо честно признать: Прибалтика превратилась во взрывоопасный регион, где может начаться новая полномасштабная война, в том числе и с применением оружия массового поражения. Всем понятно, на кого ложится ответственность за подобный поворот событий — поскольку был нарушен основополагающий пакт Россия-НАТО, подразумевавший неразмещение постоянных контингентов альянса на территории Прибалтики, то есть в непосредственной близости от российских границ.

— Но ведь ещё остаётся надежда на «рассасывание» потенциального столкновения в зародыше?

— Мирная деэскалация ситуации в регионе возможна лишь в случае его демилитаризации. Если альянс НАТО официально признает, что странам Прибалтики со стороны России ничего не угрожает и выведет свои войска, обстановка нормализуется. Когда данная земля станет территорией не потенциальной войны, но сотрудничества, мирного контакта Евросоюза, НАТО и России, ЕАЭС, можно будет вздохнуть спокойно. Другое дело, что при нынешнем накале антироссийской истерии вывод частей НАТО из Прибалтики представить практически невозможно. Конечно же, очень хочется надеяться на лучшее — что до вооруженного конфликта не дойдет. Но учитывать нужно любую потенциальную возможность развития событий, даже самую неприятную и катастрофическую.

— Такое впечатление, что власти стран Прибалтики не упускают ни единого шанса подбросить дровишек в «войну слов» между Россией и НАТО. Где же элементарный инстинкт самосохранения?

— В последнее десять лет в Прибалтике произошла негромкая смена элит — к рычагам пришли представители молодого поколения, уже всецело «заточенные» под западные стандарты. Они, как правило, обладают очень нешироким кругозором и низким уровнем компетенции, горизонт планирования, соответственно, оставляет желать много лучшего. Реалии политической борьбы заставляют их жить одним лишь сегодняшним днём, «после нас хоть потоп». Говорить о том, что они исходят из долговременных интересов своих государств, не приходится. Наоборот, поскольку каких-то особых достижений и успехов предъявить избирателю не получается, остаётся раз за разом использовать сколь же старый, столь и надёжный способ набирать голоса на выборах. Это запугивание «российской угрозой», рассказы о страшных «русских оккупантах», которые спят и видят, как им завоевать Прибалтику. Ну, а раз враг у порога, то не до жиру… О каком улучшении уровня жизни можно говорить, когда нужно срочно закупать оружие! За себя правящие не боятся — они рассчитывают, что в случае чего успеют смотать удочки и образовать, как уже бывало в прошлом, какие-нибудь «правительства в изгнании». Ну вот как-то так…

— Неужели в регионе нет людей, способных изменить ситуацию к лучшему?

— Нет, я же не отрицаю в государствах Прибалтики наличие и здоровых сил. Не назову их «пророссийскими» — скорее, речь идёт просто о сторонниках здравого смысла, стремящихся сохранить мирное небо над головой. Такие люди могут сыграть важную роль в достижении желаемой разрядки. Но, к сожалению, говорить о серьезном влиянии таких сил пока не приходится. Более того, быть борцом за мир — занятие в современной Прибалтике не вполне безопасное. Если ты громогласно заявляешь, что не веришь в возможность «российской агрессии», если выступаешь за вывод иностранных солдат НАТО, тебя могут объявить «нелояльным» — и на тебя могут посыпаться серьезные неприятности. Я считаю, что тем людям, которые не готовы бороться, а просто хотят гарантированной мирной жизни для себя и детей, лучше перебираться в какие-либо более безопасные страны. Впрочем, отток населения из Прибалтики и так продолжается полным ходом — хотя уезжают люди, в основном, по экономическим причинам. Но, ещё раз повторю, всегда сохраняется надежда на благополучный исход. Я сам родился в прекрасном городе Таллине и меньше всего хотел бы, чтобы он стал ареной боевых действий.

— Как долго, на ваш взгляд, будет сохраняться максимальный риск для региона?

— Ещё раз вынужден подчеркнуть, что перспектив для мирного «рассасывания» ситуации я, увы, прямо вот сейчас не вижу. Период обострения уже начался, а дальше нам предстоит пройти «бутылочное горлышко», протяженностью в три-пять лет, когда возможность начала вооружённого конфликта будет сохраняться на высоком уровне. За этот срок большинство предпосылок, способствующих началу войны, либо приведут к фатальным последствиям, либо должны найти позитивное разрешения — но, разумеется, как именно это произойдет, пока предсказать нельзя. Все, конечно, будет зависеть от развития международной ситуации в целом, от развития отношений между США и Россией. Важным фактором будет внутренняя ситуация в Евросоюзе — насколько сильны в нём окажутся конструктивные тенденции, стремление предотвратить себя от распада, сохраниться в качестве пространства демократии, нежелание принести войну в свои рубежи. Поживем — увидим…

Загрузка...